<<
>>

Глава 14 СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ в начале XX в.

Особенности экономического развития. Американский корпоративный капитализм. Бурное экономическое развитие, характерное для Соединенных Штатов Америки в последние десятилетия XIX в., продолжалось с неменьшей силой в начале XX в. И в тот период продолжали действовать важные факторы, обусловившие ускоренное экономическое развитие США после Гражданской войны. Необычайно быстро шел процесс индустриализации страны, продолжалось развитие высокотоварного фермерского хозяйства, сохранялся чрезвычайно емкий внутренний рынок, 15 млн иммигрантов прибыли в США только за первые полтора десятилетия XX в.

Ho одновременно с этим на рубеже XIX и XX вв. в социально-экономической структуре Соединенных Штатов произошли кардинальные изменения: капитализм свободной конкуренции превратился в монополистический, корпоративный капитализм. Начавшееся в 70-х годах XIX в. образование первых монополистических объединений приобрело особенно широкий размах в период 1898—1903 гг. Об этом свидетельствовала вышедшая в 1904 г. книга американского экономиста Джона Муди «Правда о трестах». По его данным, если в 1898 г. в США насчитывалось 82 промышленных трсста с общим капиталом в 1 млрд долл., то в 1903 г. число промышленных трестов возросло до 319, а их общий капитал увеличился до 7 млрд дол. Кроме того, в стране действовали 127 железнодорожных трестов и корпораций в других отраслях коммунальных услуг. Всего, оледовательно, в начале XX в. в США насчитывалось 446 трестов с общим капиталом в 20 млрд дол. Удельный вес продукции, выпускаемой корпоративными промышленными объединениями, неуклонно возрастал. B 1914 г. они производили около 3/4 промышленной продукции США.

Только в начале XX в. и отэли создаваться по-настоящему гигантские корпоративные объединения. Наиболее ярким примером такого рода стало создание в 1901 г. «ЮС Сгил корпорейшн», или Стального треста. Это мощное объединение возникло на базе слияния сталелитейной компании Э. Карнеги и ряда других корпораций под контролем крупнейшего американского банкира

23 - 4659

Джона П. Моргана. Уже при создании его капитал составил 1,4 млрд дол., в первое десятилетие трест давал почти половину выплавки чугуна в США и 2/3 производства стали, а его ежегод- ныедоходы достигали 100—150 млндол.

Продолжался быотрый рост рокфеллеровской «Стацдард ойл». B начале XX в. она контролировала 95% нефтяной промышленности США и осуществляла контроль над многими другими промышленными и железнодорожными фирмами. K началу Первой мировой войны ежегодные доходы компании достигли 200 млн долларов.

Очень быстрыми темпами проходило трестирование автомобильной промышленности. Ee развитие было связано прежде всего с именем Генри Форда, талантливого конструктора и организатора производства, приступившего в начале XX в. к массовому изготовлению автомобилей. Перед Первой мировой войной более 80% производства автомобилей в США приходилось надолю трех крупнейших автомобильных трестов-компаний — Г. Форда, «Дженерал моторс» и фирмы «Крайслер». Примерами крупных монополистических объединений в других отраслях промышленности были такие фирмы, как «Интернешнл харвестер», на долю которой приходилось 85% производства сельскохозяйственных машин, «Дженсрал электрик», «Америкэнтелеграф эндтелефон» и др.

Характерной чертой начала XX в. было образование новой формы корпоративных объединений — так называемых держатель- ских (холдинговых) компаний, которые аккумулировали средства сотен тысяч, а затем и миллионов акционеров и использовали эти средства для активных действий на фондовой бирже с целыо захвата контрольного пакета акций конкурирующих компаний.

По общему объему промышленной продукции Соединенные Штаты в начале XX в. намного обогнали все другие страны. B 1913 г. они производили 570 млн тонн каменного угля, 31 млн тонн стали, 33 млн тонн нефти. Очень быстро набирали силу новые, наиболее технически оснащенные отрасли промышленности — автомобильная, электротехническая, химическая.

Громадная концентрация производства сопровождалась в начале XX в. быстрой централизацией капитала и сращиванием банковского капитала с промышленным. Именно в этот период в Соединенных Штатах сложились две наиболее мощные финансово-промышленные группы — группы Моргана и Рокфеллера. Они возглавляли тогда 112 банков, железнодорожных компаний, промышленных и финансовых корпораций. Суммарные капиталы этих двух мощнейших финансово-промышленных групп США составили в начале XX в. около 22 млрд дол., т. e. одну треть

всего богаіства страны. Таким путем создавалась финансовая олигархия - немногочисленная группа финансовых магнатов — та «тысяча американцев», которая безраздельно господствовала в •экономической и социально-политической жизни Соединенных Штатов.

Господствующее положение крупных корпораций в экономической жизни страны существенно изменило характер функционирования капиталистической экономики. Неограниченная монополистическая практика, контроль над производством, сговор крупнейших корпораций о ценах и условиях производства — все это осложняло нормальный ход процесса воспроизводства, вело к углублению и затягиванию экономических кризисов. B условиях кризиса громадные монополистические объединения в отличие от сравнительно мелких предпринимателей эпохи капитализма свободной конкуренции могли поддерживать монопольно высокий уровень цен путем сокращения объемов производства ради поддержания высокого уровня прибылей. Это затягивало кризис, создавало преграды для обновления основного капитала, придавало кризисам особенно разрушительный характер.

Затягивание экономических кризисов, их возросшая разрушительная сила вели к значительному ухудшению положения трудящихся. Росло число безработных, сокращалась заработная плата рабочих, падали доходы мелкобуржуазных групп городского и сельского населения, увеличивались масштабы их разорения. Конечно, кризисы по-прежнему сменялись периодами довольно быстрого экономического подъема. Ho в целом социально-психологический менталитет низов существенно изменился. Рабочему противостоял теперь не хозяин относительно небольшого промышленного предприятия, который был связан с ним личностными отношениями, а непонятная для него безжалостная безличная сила в лице крупной корпорации. Под натиском крупного капитала рушились мсстиые территорипльно-производотвенные связи, теряли самостоятельность и разорялись массы мелких товаропроизводителей в городах и на фермах.

Неблагоприятные последствия господства магнатов крупного капитала остро ощущали, однако, не только социальные низы общества, но и многочисленные представители средних слоев населения и даже круги немонополистической буржуазии. Ha рубеже XIX-XX вв., по выражению американского историка Ричарда Хофстедтера, произошла своеобразная «революция статуса» — значительное понижение социального статуса этих общественных групп по сравнению с главами крупнейших корпораций. Наступило время, писал P. Хофстедтер, когда «любое состояние, любая карьера, любое общественное положение казались 23'

незначительными в сравнении с могуществом Вандсрбилдтов, Гарриманов, Гулдов, Карнеги, Рокфеллеров и Морганов».

Таким образом, в начале XX в. с вступлением Соединенных Штатов в эпоху корпоративного капитализма со всей остротой проявились неблагоприятные последствия экономического и социально-политического господства монополий для основной массы населения страны. Результатом этих процессов было возникновение нового социального противоре'шя — между монополиями и основными слоями народа. Характерное для традиционного капитализма противоречие между его экономической эффск тивностью и отсутствием социальной защищенности членов общества выступило на первый план.

Активизация внешнеполитического курса США. Особенности положения США в сфере мировой политики. Ha рубеже XIX-XX вв. произошли крупные изменения и во внешнеполитическом курсе американского правительства. Бурный рост экономического потенциала страны, превращение Соединенных Штатов в динамичное индустриально-аграрное государство, в одну из наиболее экономически развитых стран мира — все это усилило стремление быстро формирующихся групп монополистической буржуазии K активизации внешнеполитической экспансии, к завоеванию внешних рынков сбыта товаров и сфер приложения капиталов. Эти устремления четко выразил в 1895 г. в свосм выступлении на учредительном съезде Национальной ассоциации промышленников видный деятель республиканской партии Уильям Маккинли, вскоре после этого избранный на пост президента США. Он заявил о крайней необходимости получения «иностранных рынков для избыточной продукции, которая переполняет наши внутренние рынки».

He случайно как раз в конце XIX в. в Соединенных Штатах завершилось формирование идеологии империалистического экспансионизма, в разработке которой приняли участие многие видные ученые, публицисты, политические деятели, представители протестантской церкви. Важнейшим идейным источником экспансионистской идеологии стала теория «предопределения судьбы», в основе которой лежали идеи избранности, особой миссии американцев, которым самой судьбой якобы предопределено установить свое господство над всеми «отсталыми» народами Западного полушария, а затем и всего земного шара. Теория «предопределения судьбы», активно пропагандировавшаяся еще в первой половине XIX в., когда Соединенные Штаты быстро расширяли свои границы на запад, вплоть до Тихого океана, в конце века была тесно увязана с традиционными расистскими догматами о превосходстве англосаксов и с очень популярными в

то время социал-дарвинистскими теориями, гласившими, что и в природе, и в обществе, и в отношениях между различными народами непрерывно идст борьба за существование и что в этой борьбе «выживают наиболее приспособленные». Особенно активную роль в пропаганде идеологии империалистического экспансионизма в конце XIX в. играли крупные ученые, представители англосаксонской школы историографии Джон Фиске и Джон Бэрджссс, видный деятель американского протестантизма Джошуа Стронг, один из инициаторов программы создания мощного военно-морского флота Альфред Мэхен, а также группа так называемых «империалистов-практиков» во главе с Теодором Рузвельтом и сенатором Генри Кэботом Лоджем.

Первым решительным актом империалистической экспансии Соединенных Штатов на рубеже XIX-XX вв. стала испано-американская война 1898 г. Внешним поводом, использованным американским правительством для развязывания этой войны, послужили суровые репрессии испанских колониальных властей против участников национально-освободительного движения, боровшихся за независимость Кубы. Заявляя о своем сочувствии борьбе повстанцев, правительство США несколько раз посылало ноты протеста против творимых испанскими властями насилий. Затем эта пропагандистская кампания была подкреплена демонстрацией силы: в Гавану был послан американский крейсер «Мэн». 15февраля 1898 г. этот крейсер, стоявший на гаванском рейде, внезапно взорвался, унеся с собой жизни 260 американских моряков. Хотя тщательное расследование так и не выяснило истинных причин случившегося, правительство США возложило вину на Испанию и использовало этот предлогдля начала военных действий.

Испано-американская война продолжалась около трех месяцев. Испания потерпела поражение и вынуждена была просить мира. По мирному договору, заключенному в декабре 1898 r., Соединенные Штаты получили Филиппинские острова, заплатив 20 млн дол. в качсствс компенсации Испании, а также острова Пуэрто-Рико и Гуам. Испания признала независимость Кубы. Однако на острове оставались американские войска, а в 1903 г. Кубе была навязана так называемая поправка Платта, которая предоставила Соединенным Штатам право на интервенцию «в целях защиты независимости Кубы», установила американский контроль над ее внешней политикой и разрешила строить на ее территории военно-морские базы США. Bce это фактически превратило Кубу в полуколонию Соединенных Штатов. Наконец, еще одним важным побочным результатом войны США против Испании явилась окончательная аннексия Гавайских островов.

Еще в ходе войны американский конгресс принял постановление о присоединении Гавайских островов в качестве «части территории США».

Установление американского колониального господства над Филиппинами вызвало отчаянное сопротивление населения архи пелага. Более трех лет филиппинская армия героически сражалась за независимость страны. Однако американские войска беспощадными расправами над филиппинцами в 1902 г. подавили это сопротивление.

Приобретение таких важных владений в бассейне Тихого океана, как Гавайи, Филиппины и Гуам, рассматривалось Соединенными Штатами как завоевание плацдарма для проникновения в страны Восточной Азии, и прежде всего в Китай. Ho поскольку Китай к концу XIX в. был уже поделен на сферы влияния крупнейшими европейскими колониальными державами, американское правительство, опираясь на возросшее экономическое могущество Соединенных Штатов, выдвинуло в качестве руководящего принципа своей политики в этом районе курс на экономическое проникновение. Этим целям и служила доктрина «открьггых дверей» и «равных возможностей» в торговле с Китаем, которая в качестве односторонней американской декларации была изложена в сентябре 1899 г. в нотах государственного секретаря США Джона Хэя правительствам Англии, Германии, Франции, России и Японии. Тем самым Соединенные Штаты делали первую серьезную заявку на завоевание преобладающих экономических, а на этой базе и политических позиций Америки в Китае.

Однако главные усилия в своей экспансионистской политике в начале XX в. Соединенные Штаты направляли на страны Центральной и Южной Америки. Американское правительство опиралось при этом на новое истолкование доктрины Монро. Еще в 1895 г. государственный секретарь США P. Олни в ноте Англии провозгласил исключительную ответственность США за положение в странах Латинской Америки. Еще более расширительную интерпрстациюдоктрины Монродал в 1904 г. президент T. Рузвельт. Он заявил, что Соединенные Штаты не только намерены взять на себя ответственность за урегулирование любых споров между странами Латинской Америки и европейскими странами, но в случае «хронических беспорядков» в какой-либо латиноамериканской стране должны «взять на себя роль международной полицейской силы».

K этому времени у Соединенных Штатов уже был первый опыт применения подобной политики «большой дубинки» по отношению к странам Латинской Америки. Превратив Кубу в полуколонию и получив там опорные базы, США стали добиваться строительства межокеанского канала через Панамский перешеек и установления единоличного контроля над ним. Американское правительство заключило договор с правительством Колумбии о строительстве и эксплуатации канала на территории Панамы, являвшейся тогда северной провинцией Колумбии. Однако колумбийский сенат отказался ратифицировать проект этого договора. Тогда в ноябре 1903 г. Соединенные Штаты организовали в Панаме мятеж против Колумбии и послали к берегам Панамы морскую пехоту. Панама была объявлена независимой республикой и сразу же подписала договор, предоставивший Соединенным Штатам исключительное право на сооружение канала, постройку железных дорог и возведение укреплений вдоль линии канала.

Объектами американской политики «большой дубинки» стали в начале XX в. и некоторые другие государства бассейна Кариб- ского моря. Помимо Кубы и Панамы в их число входили тогда Доминиканская республика, Гаити, Гондурас, Никарагуа. B этих странах Соединенные Штаты неоднократно высаживали свои войска, устраивали перевороты, поддерживали марионеточные режимы. B Южной Америке, где американской экспансии противостояли сильные европейские соперники, позиции Соединенных Штатов были тогда значительно слабее, и на первый план в действиях американского правительства выступали здесь методы экономической экспансии.

Таким образом, уже в начале XX в. Соединенные Штаты Америки стали играть значительную роль в мировой политике. B их лице возникла новая сильная империалистическая держава, заявившая свои претензии на эксплуатацию колоний и сфер влияния. B этом отношении положение США напоминало в тот период положение Германии — другой относительно молодой империалистической державы.

Ho всс же важнейшим противником Англии — крупнейшей тогда колониальной державы мира — стали в начале XX в. не Соединенные Штаты, а Германия, уже тогда практически поставившая вопрос о переделе мира. Именно с Германией Англия сталкивалась во всех частях земного шара. B лице Соединенных Штатов у Англии появился в начале XX в. новый конкурент, дававший о себе знать главным образом в странах Западного полушария. Однако перед лицом острейших англо-германских противоречий возникшие в тот период англо-амсриканские проти- воречия отходили на второй, а то и на третий и т. д. план. Ни в большинстве стран Азии, ни в Африке, ни в Южной Америке, не говоря уже о Европе, Соединенные Штаты не играли тогда сколько-нибудь крупной роли. Зарубежные инвестиции США в начале XX в. были во много раз меньше громадных иностранных капиталовложений европейских держав. Да и сами Соединенные Штаты вплоть до Первой мировой войны находились на положении должника европейских стран. По сути дела они еще не стали тогда по-настоящсму великой державой.

Налицо был своеобразный парадокс: Соединенные Штаты обладали несомненным экономическим первенством, но в то же время их роль в сфере мировой политики оставалась относительно второстепенной. B основе этого парадоксального положения лежали особенности экономического развития США в течение предшествующих десятилетий: массовое заселение свободных земель Запада и быстрое развитие в этих районах высокотоварного фермерского хозяйства, быстрая индустриализация страны, более высокий жизненный уровень населения, более высокая, чем в основных странах Западной Европы, заработная плата рабочих. Bce это создавало в Соединенных Штатах чрезвычайно обширный внугренний рынок, какого не было тогда ни в одной другой стране. Промышленность США почти на 90% работала на внутренний рынок.

Следствием этих особенностей исторического развития США было то, что американская буржуазия в начале XX в. меньше, чем буржуазия других стран, была заинтересована во внешних рынках сбыта и сферах приложения капитала, так как она сохраняла широкие возможности прибыльно вкладывать капиталы внутри страны. Вот почему даже в начале XX в. экономическая экспансия США за их рубежами была еще сравнительно невелика, а позиции Соединенных Штатов на международной арене далеко не соответствовали их экономическому могуществу. He случайно в широких массах населения США очень сильными оставались традиции изоляционизма, невмешательства в европейские дела, и даже в кругах американской буржуазии были широко распространены традиционные изоляционистские идеи о неприемлемости для Соединенных Штатов «обязывающих» союзов с европейскими странами.

И только Первая мировая война кардинально изменила ситуацию. Она внссла решительные изменения в международные позиции Америки.

Новый этап в развитии движений социального протеста. Вступление Соединенных Штатов в эпоху корпоративного капитализма вызвало новый взлет массовых движений социального протеста. B борьбу против экономического и политического господства монополистических объединений вступили широкие слои городского и ссльского населения.

Активную роль в этой антимонополистической борьбе в начале XX в. продолжали играть промышленные рабочие. C переходом к индустриальному обществу и с формированием постоянных кадров промышленного пролетариата сопротивление организованных рабочих натиску крупного капитала стало более эффективным. Однако даже эти группы организованных квалифицированных рабочих по-прежнему сталкивались с огромными трудностями. B начале XX в. в Соединенных Штатах существовали лишь самые первые зачатки трудового законодательства и полностью отсутствовала система социального страхования. Профсоюзное движение нередко было объектом самых жестоких репрессий со стороны крупных корпораций. Ho в особенно тяжелом положении находились массы неквалифицированных рабочих из числа недавних иммигрантов из стран Восточной и Юго-Восточной Европы и тем более из стран Азии, а также негров, начавших тогда массами переселяться в крупные северные города из штатов Юга. Их заработки были крайне низкими, рабочий день нередко продолжался по 12 и более часов, вместе с семьями они ютились в мрачных перенаселенных городских трущобах. Несколько миллионов детей из низкодоходных семей вынуждены были работать наравне со взрослыми на заводах и в шахтах, получая нищенскую заработную плату. Bcc это толкало американских рабочих на активную борьбу за ограничение позиций монополий, за проведение социальных реформ, создание системы социальной защиты членов общества, т.е. за глубокое демократическое реформирование капитализма. Более того, в левых кругах рабочего движения США в начале XX в. находили немалое распространение идеи социалистического переустройства общества.

B антимонополистической борьбе начала XX в. активно участвовали и массы американского фермерства. Правда, после поражения популизма самостоятельное политическое фермерское движение в Соединенных Штатах заметно ослабло. Этому способствовали также выход сельского хозяйства США из длителыюго аграрного кризиса и существенное улучшение экономической конъюнктуры. B этих условиях борьба американского фермерства направилась в экономическое русло. Важнейшие фермерские организации того периода — Орден грейнджеров, Фермерский союз, Американское общество справедливости — сосредоточили основные усилия фермеров на создании широкой сети кооперативов по сбыту сельскохозяйственной продукции с целью ограничения монополистической практики крупных торгово-посреднических объединений.

Тем не менес и в начале XX в. фермерство оставалось в числе участников крупных политических кампаний, направленных па ограничение позиций монополий, хотя на сей раз в отличие от последних десятилетий XlX в. ведущую роль в этих дсмократичес- ких социально-политических движениях играли не фермеры, а представители средних слоев городского населения. Уровень жизни различных профессиональных групп, входивших в эту категорию (владельцев небольших промышленных и торговых за ведений, издателей популярных органов прессы, религиозных деятелей, представителей интеллигенции), был достаточно высок, тем более что в начале XX в. экономическая конъюнктура в стране была довольно благоприятной. Однако они остро ощущали явное понижение своего социального статуса, что порождало у них сильные антимонополистические настроения и толкало их на активное участие в массовых движениях социального протеста.

Основные направления рабочего движения. Идеология и политика американских социалистов. Важнейшим направлением американского рабочегодвижения в начале XX в. продолжала оставаться забастовочная борьба. Ежегодное число участников стачек в США в первое десятилетие нового века составляло в среднем от 500 до 600 тыс. человек, а в начале второго десятилетия возросло до 1 млн. B целом же за период 1900—1914 гг. в Соединенных Штатах бастовали около 9 млн рабочих.

Самым крупным стачечным выступлением американских рабочих в начале XX в., получившим широкую известность в стране, стала стачка углекопов в Пенсильвании, проведенная в 1902 г. под руководством Объединенного союза горняков, входившего в состав Американской федерации труда. B течение полугода шахтеры всли борьбу за официальное признание профсоюза, за повышение заработной платы и улучшение условий труда. Забастовка приобрела настолько серьезный характер, что потребовалось прямое вмешательство президента T. Рузвельта, выступившего в качестве арбитра на переговорах между профсоюзом горняков и углепромышленными компаниями. Это позволило добиться компромисса и частичного удовлетворения требо ваний стачечников.

Новый значительный подъем рабочего движения обозначился в 1905—1907 гт., когда рабочие ряда важных индустриальных районов страны вели упорные стачечные бои. Это позволило Американской федерации труда значительно активизировать свою деятельность. B 1906 г. президент АФТ С. Гомперс представил конгрессу и правительству США так называемый «профсоюзный билль о жалобах», в котором содержались требования узаконения 8-часового рабочего дня на всех видах работ по государственным заказам, отмены судебных запретов стачек, запрета использования антитрестовского законодательства против профсоюзов. Эти требования лидеров АФТ были отвергнуты, но активизация деятельности федерации способствовала увеличению ее популярности среди рабочих. K началу второго десятилетия XX в. число членов АФТ превысило 2 млн.

Однако и в те годы Американская федерация труда оставалась организацией меньшинства высококвалифицированных рабочих. B ее рядах состояло нс более 8—10% общего числа промышленных рабочих США. He могло не вызывать недовольства левых групп рабочего движения и то, что идейные позиции лидеров АФТ ориентировали рабочих не на создаиис самостоятельной массовой рабочей партии, а на действия в рамках двухпартийной системы. Успеху рабочего движения мешал и цеховой принцип построения профсоюзов, что дробило силы рабочих, препятствовало успешному проведению стачек.

Поэтому в начале XX в. радикальные группы американского рабочего движения предприняли энергичные попытки создания боевых левых профсоюзов, построенных по производственному принципу. Ихусилиямив 1905г. былооснованообщенациональ- нос объединение радикальных производственных союзов, получившее название «Индустриальные рабочие мира». Ha своем учредительном съезде союзы ИРМ приняли решение о необходимости объединения всех групп неквалифицированных и малоквалифицированных рабочих независимо от их национальной или расовой принадлежности. За годы своей деятельности «Индустриальные рабочие мира» провели немало крупных стачек, наиболее успешной из которых была забастовка текстильщиков в г. Лоуренсе (штат Массачусетс) в 1912 г.

Однако постепенно влияние ИРМ стало пацать. Это во многом было связано с тсм, что в их рядах усилились анархо-син- дикалистские тенденции. Руководство ИРМ выступало против политических методов борьбы, пропагандировало тактику «прямого действия» и вслед за европейскими анархо-синдикалистами ориентировалось на подготовку и проведение «всеобщей экономической стачки», что, по мнению лидеров ИРМ, должно было привести к капитуляции буржуазии. Немалую роль сыграли и организационные слабости ИРМ, невозможность поддержания прочных профсоюзных отделений среди неквалифицированных и особенно сезонных рабочих, многие из которых не имели постоянного места жительства. Bce это вызывало сильную текучесть членского состава. Постоянных членов ИРМ было мало: даже в период наиболее активной деятельности в рядах ИРМ насчитывалось не более 60 тыс. человек, а к 1914 г. их число уменьшилось до 15тыс.

Идейная и организационная раздробленность профсоюзного движения существенно ограничивала возможности эффективной забастовочной борьбы американских рабочих. K тому жс в начале XX в. крупный бизнес продолжал занимать по отношению к профсоюзам непримиримо враждебную позицию, а против crra- чечников нередко применялись самые жестокие методы борьбы. Одним из наиболее трагических эпизодов такого рода стала орга низованная весной 1914 г. расправа над участниками забастовки шахтеров в штате Колорадо. Палаточный лагерь близ г. Ладлоу, где разместились рабочие семьи, выселенные шахтовладельцами из своих жилищ, был подожжен, а национальные гвардейцы и вооруженные отряды, сформированные углепромышленниками, безжалостно расстреливали безоружных рабочих вместе с их женами и детьми. Эта беспощадная расправа, получившая название «бойни в Ладлоу», вызвала волну справедливого возмущения демократической общественности США.

Значительную роль в рабочем движении и в идейно-политической жизни страны в начале XX в. играли организации американских социалистов. Новый этап в развитии социалистического движения в США наступил как раз на рубеже X1X—XX вв., когда на арену политической борьбы активно выступила Социалистическая партия Америки (СПА), а руководимая Даниэлем Де Леоном Социалистическая рабочая партия пришла в упадок. Новая социалистическая организация была основана в 1901 г. путем объединения части организаций, отколовшихся от Социалистической рабочей партии, и Социал-демократической партии, образованной в 1897 r. Юджином Дебсом. Дебс и стал наиболее популярным лидером СПА. Он был тесно связан с профсоюзным движением и активно выступал с программой революционного преобразования капиталистического общества. Энергичная деятельность Юджина Дебса, Уильяма Хейвуда и других лидеров левого крыла социалистической партии привлекала в ее ряды значительные группы рабочих.

Однако деятели левого крыла не заняли руководящего положения в социалистической партии. Ни Дебс, ни Хейвуд не были крупными теоретиками. Идейно-политический облик Социалистической партии Америки определялся тем, что решающую роль в ее руководстве, в выработке ее программных установок играли представители правого, реформистского крыла партии Виктор Бсргср и Моррис Хилквит, которые пропагандировали программу постепенного мирного переустройства капиталистического общества, выступали принципиальными противниками насильственных методов борьбы и стремились свести практическую деятельность партии к регулярному участию в выборах и в парламентской борьбе. При всей псеомиенной ограниченности этой программы мирного парламентского пути к социализму немалой заслугой социалистической партии было то, что в своей практической деятельности оиа напровляла основные усилия своих сторонников на борьбу за решительную демократизацию социально-политического строя страны, выдвигала программу национализации ряда отраслей экономики и выступала за проведение прогрессивных социальных реформ и демократизацию политической системы Соединенных Штатов.

Представители левого крыла социалистической партии, так или иначе поддерживая эту демократическую программу частичных реформ, в то же время считали се совершенію недостаточной и подвергали резкой критике реформистские стратегические установки деятелей правого крыла СПА. Более того, во многих организациях левого крыла партии по-прежнему ощущалось сильное ялияние сектантско-догматических доктрин Де Леона о непосредственной социалистической альтернативе, якобы стоявшей тогда перед Соединенными Штатами, и о нецелесообразности поддержки социалистами любых мелкобуржуазных реформистских движений, не имевших антикапиталистического характера. Вокруг этих проблем в социалистической партии развернулась острейшая идейная борьба.

Тем ие менее, несмотря на серьезные внутренние разногласия, Социалистическая партия Америки к началу второго десятилетия XX в. добилась заметного влияния в идейно-политической жизни страны. B 1912 г. в ее рядах насчитывалось около 125тыс. членов, а Юджин Дсбс, традиционно выдвигавшийся кандидатом социалистической партии на пост президента США, от выборов к выборам получал все большее число голосов: в 1900 г. за него голосовали 95тыс. человек, a n 1912 г. его поддерживали уже 900 тыс. избирателей. Многие представители социалистической партии к тому времени были избраны членами законодательных собраний штатов, а более 30 человек стали мэрами городов. Пропаганда социалистических идей регулярно осуществлялась тогда через широкую сеть партийных газет и журналов, общий тираж которых достигал 2 млн экземпляров. B ряде штатов с активной помощью социалистов были проведены важные демократические реформы. Bce DiO создавало благоприятные возможности для вовлечения рабочих в активную политическую борьбу и для развития массовых движений социального протеста, развернувшихся в Соединенных Штатах в начале XX в.

Массовые демократические движения. Первым значительным демократическим движением, возникшим в США на рубеже XIX-XX во., стало массовое антивоенное и антиколониальное движение. Оно было тесно связано с деятельностью Антиимпериалистической лиги, основанной в Бостоне в 1898 г. для борьбы против испано-американской войны и последовавших за ней актов колониальной экспансии США. Наиболее активную роль в этом движении «антиимпериалистов», как его стали тогда называть, играли представители либеральных кругов Новой Англии Джордж Баутвелл, занявший пост президента Антиимпериалистической лиги, Карл Шурц, Джордж Хор, издательлиберальногожурнала «Нэйшн» Эдвин Годкин, представитель фермерской оппозиции ЗападаРичардПетгигру. B 1899— 1900 гг. отделенияАнтиимпе- риалистической лиги распространились по всей территории страны. B политических кампаниях, организованных лигой, приняли участие сотни тысяч американцев, которые так или иначе выразили протест либеральных и радикально-демократических групп общества против экспансионистской политики правительст ва Маккинли. Ho наряду с ними к движению «антиимпериалистов» временно примкнули и те общественные круги, которые пытались использовать его в своих эгоистических интересах. Это были влиятельные группы бизнесменов во главе с миллионером Э. Карнеги, которые считали более предпочтительными методы экономической, а не территориальной экспансии, а также крупные аграрии Юга, опасавшиеся, что колониальные захваты могут создать для них опасность конкуренции дешевого сырья и рабочей силы.

Главным направлением деятельности Антиимпериалистической лиги стала борьба против Парижского мирного договора 1898 r., передавшего Соединенным Штатам Филиппины и Пуэрто-Рико. После того как конгресс США утвердил этот договор, «антиимпериалисты» развернули широкую кампанию протеста против американской интервенции на Филиппинах. Они устраивали массовые митинги, собирали подписи под петициями протеста, распространяли брошюры и памфлета, разоблачавшие жсстокие расправы американских войск над филиппинскими патриотами. Особой популярностью в стране пользовался изданный тиражом в 125 тыс. экземпляров памфлет великого писателя-сатирика Марка Твена «Человеку, ходящему во тьме», в котором с необычайной силой разоблачалась агрессивная внешняя политика США, прикрывавшаяся высокими фразами о «распространении свободы и демократии».

Ha рубеже XIX-XX вв. в Соединенных Штатах возникла и другая мощная волна демократического движения. Исходный импульс дали ему выступления группы прогрессивных писателей и журналистов, получивших вскоре прозвище «разгребателей грязи». Наибольшую популярность срсди них получили Линкольн Стеффснс, Аида Тарбелл, Густав Майерс, Томас Лоусон, Эптон Синклер, которые повсли в печати систематическую разоблачительную кампанию против злоупотреблений трестов, против засилья монополий в самых различных сферах жизни американского общества, против коррупции и разложения, проникших во все органы федеральной и местной властей и в аппарат традиционных политических партий. B их произведениях с большой художественной силой разоблачались связанные с этим пороки американской жизни — трущобы городов, нещадная эксплуатация иммигрантов и их детей, фальсификация продуктов питания и лекарств, преступность и проституция. Конечно, в выступлениях «разгребателей грязи» проявились и слабые стороны идеологии демократической интеллигенции — политическая наивность, надежды на устранение всех зол посредством чистки государственного аппарата от взяточников и казнокрадов. Тем не менее движение «разгребателей грязи» способствовало формированию общественного мнения в стране против трестов, закладывая основу для дальнейшего расширения рядов участников антимонополистических выступлений.

Еще большее конкретно-практическое влияние на общественно-политическую жизнь Америки оказало развернувшееся в начале XX в. в различных штатах и муниципалитетах реформаторское движение за ограничение монополистической практики корпоративного капитала, за предоставление народу широких прав в социальной области и за демократизацию политической системы. Признанным лидером и идеологом группы радикальных реформаторов начала XX в. выступил видный деятель левого крыла республиканской партии Роберт Лафоллет, занявший в 1900 r. пост губернатора Висконсина, а с 1906 г. ставший сенатором федерального конгресса от этого штата. Среди других реформаторов тех лет выделялись мэры городов Томас Джонсон (Кливленд), Сэмюэл Джонс СГоледо, штат Огайо), Сет Лоу (Нью-Йорк), социалист Эмиль Зейдел (Милуоки), а также губернаторы штатов Альберт Камминз (Айова), Хайрем Джонсон (Калифорния) и некоторые другие.

Демократическое реформаторское движение начала XX в. унаследовало вьщвинутую популистами доктрину роспуска трестов, основанную на теории «преступного заговора монополий». Это придавало взглядам реформаторов черты утопизма, идеализации домонополистического периода свободной конкуренции. Ho в то же время в их выступлениях получила дальнейшее развитие традиция яркой, бескомпромиссной антимонополистической критики, характерной в конце XIX в. для популистов. Передовые представители реформаторского движения в штатах и муниципалитетах выступали не просто с разоблачением злоупотреблений трестов. Они заявляли о необходимости решительной борьбы против всей системы монополистического угнетения.

B соответствии с этими общими принципами деятелями реформаторского движения была разработана и в той или иной мере осуществлена в ряде районов страны, особенно в штатах Запада, программа реформ, направленная на ограничение произвола крупных корпораций и на демократизацию социально-политического строя. Наиболее последовательный характер она приобрела в Висконсине, где P. Лафоллет, став во главе администрации штата, развернул активную реформаторскую деятельность, опираясь на сплочсішую группу своих сторонников среди профессоров Висконсинского университета, ставшую своего рода «мозговым трестом» губернатора. He случайно разработанная в штате «висконсинская идея» стала образцом для программ реформ в других штатах.

Конкретные практические результаты деятельности реформаторских групп начала XX в. были довольно значительными. B ряде западньк штатов им при подцержке масс удалось добиться проведения мероприятий, в какой-то степени ограничивавших произвол крупных корпораций в экономической сфере и их диктат в сфере политики (снижение железнодорожных тарифов, усиленное налоговое обложение крупного капитала, расширение полномочий местных властей по контролю за работой предприятий общественного пользования). Было положено начало некоторым элементарным мерам в области трудового законодательства (признание за рабочими права на компенсацию в случае увечий на производстве, охрана женского и ограничение детского труда). Ho наиболее существенный прогресс был достигнут в борьбе за демократизацию избирательной системы. K 1914 г. в 11 штатах Запада женщинам были предоставлены избирательные права. Этому немало способствовала деятельность видных лидеров женского движения Джейн Аддамс и Элен Старр, а также активная кампания суфражистских организаций. Тогда же в конституции 17 штатов были внесены положения о праве избирателей на законодательную инициативу и на референдум. Стало общей нормой тайное голосование на выборах. Наконец, уже тогда довольно широкое распространение в стране нашла система так называемых первичных выборов, при которой вопрос о выдвижении кандидатов политических партий на выборные должности решался не партийными боссами, как это было ранее, а специальным голосованием избирателей в начале избирательной кампании.

Движение за проведение демократических реформ получило мощную идейную подцержку со стороны нового религиозного течения — социального христианства, возникшего в кошдс XlX в.

внутри протестантской церкви США. Виднейшие представители этого течения Вашингтон Глэдден и Уолтер Раушенбуш провозгласили, вразрез с учением религиозного фундаментализма, что реальная жизнь ставит пред христианскими церквами важную социальную миссию — борьбу за искоренение зла на земле. Наиболее полно эти идеи были развернуты в «Социальном кредо церквей», документе, который был разработан в 1908 г. Федеральным советом церквей Христа в Америке и ставил перед сторонниками социального христианства задачу активной поддержки демократических реформ с целью достижения «равных прав и полной справедливости для всех людей во всех сферах жизни».

Слабостью прогрессивного реформаторского движения начала XX в. было то, что оно проходило в отрыве от освободительной борьбы американских негров. Между тем именно тогда эта борьба вступила в новый этап. B 1905 г. в канадском городе Форт Эри, вблизи Ниагарского водопада, было основано новое политическое движение негров, получившее название «движение Ниагара». Bo главе движения стал крупный ученый и писатель Уильям Дюбуа. Он отверг принципы смирения и приспособления черного населения к существующим в саране условиям, вьщвинутые в конце XD( в. Букером Вашингтоном. B основу программы нового движения была положена доктрина У. Дюбуа о важной освободительной миссии «талантливых десяти процентов», т.е. негритянской интеллигенции как естественного руководителя черного населения США в борьбе за признание за ним «всех гражданских и социальных прав, принадлежащих свободнорожденному американцу».

Тесно связанной с «движением Ниагара» стала созданная в 1909 г. Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения. B эту организацию вошли не только негры, но и представители либеральных групп белого населения, занявшие в ней руководящее положение. Основным полем деятельности ассоциации стала судебная защита жертв расовых преследований.

Возникновение либерального реформизма. «Новый национализм» T. Рузвельта. Массовые движения социального протеста, охватившие Соединенные Штаты в начале XX в., убедительно показали, насколько острыс социально-политические проблемы стояли перед американским обществом. От решения этих проблем зависело его дальнейшее поступательное развитие. Между тем индивидуалистические доктрины, на которых основывалась в конце XIX в. политика обеих традиционных политических партий США, показали свое полное бессилие. B порядок дня стал вопрос о необходимости позитивных регулирующих действий государства с целью приспособления американского общества к новым условиям, созданным формированием системы корпоративного капитализма.

Именно эти задачи и пытались решить в начале XX в. идеологи и политики, выступившие с широкой программой либе рального реформизма. Теоретическая база либерально-реформистской программы была подготовлена трудами крупных представителей американской философии, политэкономии, политологии и юриспруденции Джона Дьюи, Торстейна Веблена, Герберта Кроули, Луиса Брандейса. B отличие от теоретических построений экономистов и социологов 80--90-x годов XIX в. Л. Уорда и P. Эли теоретики либерального реформизма вьщви- нули и разнообразные практические программы, на которые могли опереться деятели федерального правительства.

Уже в самом начале нового столетия в Соединенных Штатах были предприняты первые попытки практического воплощения либерально-реформистских программ. Их инициатором выступил видный деятель республиканской партии Теодор Рузвельт (1858— 1919), занявший президентский пост в сентябре 1901 г. после убийства президента У. Маккинли анархистом. Впервые после Гражданской войны главой федеральной исполнительной власти стал столь крупный политический деятель, человек незаурядных способностей и неуемной энергии. Правда, в 90-х годах XIX в. Рузвельта знали прежде всего как убежденного сторонника соци- ал-дарвинизма и агрессивного экспансионизма. Мало кто ждал от него тогда шагов в сторону реформ. Ho оказавшись на президентском посту, он проявил себя дальновидным и гибким политиком, осознавшим необходимость решительной смены политического курса правительства.

Теоретической основой либерально-реформистской политики T. Рузвельта, получившей название программы «нового национализма», стали воззрения, которые в наиболее законченной форме были изложены Гербертом Кроули в книге «Перспективы американской жизни» (1909). Реформистская концепция Г. Кроули исходила из того, что в новых условиях господства гигантских трестов, поставивших под угрозу традиционную систему политических институтов и поддержание социального мира в стране, необходимо решительно отказаться от главного догмата классического либерализма — концепции «пассивного государства» — и предоставить государству роль основного регулятора жизни общества.

Программа «нового национализма» нашла свое конкретное практическое воплощение прежде всего в начатой Теодором Рузвельтом шумной кампании против трестов. Администрация президента в первые же годы его деятельности возбудила ряд судеб-

ньк процессов против крупньк монополистических объединений. Первым среди них стал процесс против гигантского железнодорожного треста «Норзерн секьюрити», который был создан путем слияния нескольких крупных железнодорожных фирм. B 1903 г. Рузвельт добился судебного решения о роспуске этого громадного корпоративного объединения по обвинению в нарушении им антитрестовского законодательства. За этим последовали судебные процессы против чикагского треста скотобоен, табачного и сахарного трестов и других крупньк монополистических объединений.

B то же время T. Рузвельт категорически отверг выдвинутую популистами и подхваченную радикальными реформаторами начала XX в. идею роспуска трестов. Он утверждал, что тресты представляют собой закономерный результат свободной конкуренции, неизбежный и в целом прогрессивный итог эволюции американской экономической системы. Поэтому задача государства состоит не в том, чтобы разрушать тресты, а в том, чтобы регулировать ихдеятсльностъ, ограничивать «дурные» и поощрять «хорошие» стороны трестов.

Разумеется, антитрестовская кампания, проводившаяся T. Рузвельтом, имела главным образом пропагандистский эффект и никак не могла остановить рост крупных корпораций. Ho все же эта кампания имела и определенный позитивный результат. Она подтверждала важный тезис антимонополистической критики: деятельность трестов наносит ущерб общественному благосостоянию, а следоватсльно, ее надо ограничить. K тому же за два срока своего президентства Теодор Рузвельт провел и некоторые меры по ограничению наиболее вопиющих проявлений монополистической практики крупных корпораций. Более эффективным стало регулирование железнодорожных фирм. Принятый в 1906 г. закон Хэпберна расширил полномочия Междуштатной торговой комиссии, предоставив сй право устанавливать максимальный уровень железнодорожных тарифов. Тогда же был принят закон о контроле федеральных властей над предприятиями крупных фирм по изготовлению продуктов питания и лекарств. Наконец, правительство Рузвельта сыграло важную роль в борьбе против расхищения естественных богатств страны. Фонд общественных земель, находившихся под охраной государства, был значительно расширен. Были созданы первые национальные парки, проведены меры по ирригации засушливых районов на западе страны.

Политика либерального реформизма, начатая T. Рузвельтом с первых же лет его президентства, была весьма популярной в широких массах населения страны. B глазах многих американцев Рузвельт выглядел как «разрушитель трестов». He удивительно,

что D 1904 r. он был переизбран президентом, одержав крупную победу над кандидатом демократов. Ha следующих президентских выборах 1908 г. Рузвельт не решился нарушить сложившуюся в Соединенных Штатах традицию и не выставил свою кандидатуру на третий срок. Однако новый избранник республиканцев Уильям Говард Тафт рассматривался как твердый сторонник и последователь Теодора Рузвельта. Hc случайно он одержал победу над более опасным, чемв1904г., соперником — УильямомДж. Брайаном, который вновь, как в 1896 и 1900 rr., был выставлендемократами их кандидатом в президенты и который поставил в центр своей предвыборной агитации радикальную программу разрушения трестов.

Однако Тафт оказался далеко не столъ дальновидным и гибким государственным деятелем, каким был Теодор Рузвельт. Если Рузвельт занимал, как правило, достаточно независимую позицию по отношению к корпоративному бизнесу, то Тафт нередко выступал с прямой поддержкой его претензий, прямо афишируя свои связи с магнатами трестовского капитала. Став президентом, он взял курс на свертывание реформ. Это вызвало серьезное недовольство в стране. B обеих партиях усилилось размежевание между либералами и консерваторами, активизировали свои действия радикальные течения. B республиканской партии возникла новая оппозиционная группа, оформившаяся в 1911 г. в Национальную прогрессивную республиканскую лигу. Лидером прогрессистов, как стали называть ее сторонников, выступил сенатор P. Лафоллет. B демократической партии отчетливо сказывалось влияние идей брайанизма. B преддверии избирательной кампании 1912 г. Соединенные Штаты оказались в состоянии глубокого партийно-политического кризиса.

Президентские выборы 1912 r. Особенно острая борьба развернулась в рядах республиканской партии. Деятели радикального крыла партии, опираясь на созданную ими Национальную прогрессивную республиканскую лигу, еще до начала избирательной кампании заявили о своем намерении добиваться утверждения представителя прогрессистов официальным кандидатом республиканской партии на пост президента США. Предполагалось, что таким кандидатом может стать сенатор P. Лафоллет. Ho одновременно в предвыборную борьбу вступил и Теодор Рузвельт, вновь заявивший претензии на выдвижение его республиканским кандидатом на президентский пост. Опытный, умный и хитрый политик, Рузвельт примкнул к прогрессистам, оттеснил сенатора Лафоллета на второй план и перетянул на свою сторону большинство деятелей Национальной прогрессивной республиканской лиги. C их помощью Рузвельт начал в 1912 г. энергичную агитационную кампанию, пропагандируя уже опробованную им либерально-реформистскую программу «нового национализма» и претендуя на роль руководителя всех течений в партии, ставших в оппозицию консервативному курсу президента Тафта.

Однако руководство республиканской партии категорически отвергло предложенный Теодором Рузвельтом либерально-реформистский курс. Предвыборный съезд республиканцев в июне 1912 г. выдвинул кандидатом партии на пост президента не Рузвельта, а Тафта как ставленника консервативной фракции партии. Тогда Рузвельт и объединившиеся вокруг него прогрессисты решились наразрывсреспубликанскойпартией. B августе1912г. насъезде в Чикаго они объявили о создании новой политической организации — прогрессивной партии и о выдвижении T. Рузвельта ее кандидатом.

B основу предвыборной платформы прогрессивной партии была положена рузвельтовская идея государственного регулирования трестов. Поскольку тресты по-прежнему рассматривались как «неотъемлемая составная часть современной экономической системы», говорилось лишь о необходимости ликвидации злоупотреблений трестов. Наряду с этим платформа прогрессивной партии предусматривала ряд важных мер социального законодательства (введение 8-часового рабочего дня, предоставление рабочим права на компенсацию за увечья на производстве, запрещение детского труда, поощрение фермерских кооперативов, улучшение условий сельскохозяйственного кредита) и выдвигала широкую программу политической демократизации (предоставление избирательных прав женщинам, повсеместное введение системы первичных выборов и признание права избирателей на законодательную инициативу и референдум).

Предвыборная кампаішя прогрессивной партии и ее кандидата нашла широкий отклик в массах избирателей. Ho иа выборах 1912 г. у Теодора Рузвельта оказался серьезный соперник, который выступил со своим собственным вариантом программы либерального реформизма. Им стал кандидат демократической партии Вудро Вильсон (1856—1924), известный ученый-историк, долгое время занимавший пост президента престижного Принстонского университета, а после избрания его в 1910 г. губернатором штага Нью-Джерси завоевавший популярность в демократических кругах страны своей активной борьбой против коррупции.

Предвыборная платформа демократической партии, получившая название «новой свободы», была разработана на основе идей виднейшего представителя юридической науки США Луиса Бран- дейса. Конкретная программа социально-политических реформ, которую обещали осуществить демократы в случае своего прихода к власти, была весьма схожей с предложениями прогрессивной партии. Ho в центр предвыборной агитации В. Вильсона была поставлена актуальная проблема трестов. B противовес рузвель- товской концепции регулирования трестов кандидат демократов выдвинул доктрину «роспуска трестов» и «разумного регулирования свободной конкуренции». Однако вильсоновский вариант этой доктрины был весьма далек от бескомпромиссного осуждения крупных корпораций и от радикальной интерпретации концепции роспуска трестов. Вильсон утверждал, что далеко не всякая организация крупного бизнеса является трестом. Он основывался при этом на выдвинутой Л. Брандейсом теории о разграничении между производственной концентрацией, являющейся результатом внедреівія новейшей техники и других эффективных методов увеличения производства, и финансовой концентрацией, осуществляемой за счет различных финансовых махинаций. Из этих посыпок Вильсон вслед за Брандейсом делал вывод, что крупный бизнес, использующий законные методы увеличения эффективности производства, достоин всяческого поощрения и поддержки общественности, тогда как крупные корпорации, возникшие в результате финансовых махинаций, приобретают характер трестов и должны решительно преследоваться. Отсюда и исходил парадоксальный тезис, который был выдвинут кандидатом демократов: «Я поддерживаю крупный бизнес, но выступаю против трестов».

Разумеется, разницу между «добропорядочными» крупными корпорациями и трестами можно было проводить лишь в агитационных предвыборных выступлениях, а не в практической деятельности по ограничению монополистической практики крупных фирм. Тем не менее активная пропагандистская кампания Вильсона на выборах 1912 r., в которой на первый план был вьщвинут лозунг «роспуска трестов», оказалась очень популярной в массах избирателей. B большинстве своем они явно предпочитали вильсоновские антитрестовские лозунги рузвельтовской пропаганде, говорившей о «хороших» и «дурных» сторонах трестов.

Эффективная кампания кандидата демократов в немалой степени способствовала его успеху на выборах. Вильсон получил в 1912 г. 6,3 млн голосов и обеспечил себс подавляющее большинство выборщиков (435 из 531). Ho решающую роль в его победе сыграл раскол республиканской партии, в результате чего оказались раздробленными и голоса ее традиционных приверженцев: за T. Рузвельта голосовали 4,1 млн избирателей, а за У. Тафта — 3,5 млн.

Ho особенно характерной чертой выборов 1912 г. бы/ю огромное преобладание голосов избирателей, отданных кавдидятям,

выступавшим с программами либеральных и даже радикальных реформ. Три кандидата, выдвигавшие различные варианты этих реформ (В. Вильсон, T. Рузвельт и Ю. Дебс) получили в совокупности 11,3 млн голосов, т. e. в три с лишним раза больше, чем консерватор Тафг. Подобный исход выборов 1912 г. наглядно свидетельствовал о том, насколько настоятельной стала уже в начале XX в. задача глубокого реформирования американского общества, его приспособления к новым условиям, созданным переходом к системе корпоративного капитализма.

Эволюция либерально-реформистской политики в первые годы администрации Вильсона. B 1913 г. с приходом Вудро Вильсона в Белый дом в Соединенных Штатах начался новый тур либерального реформаторства. Основа для первых шагов новой администрации по пуги реформ была создана еще в предшествующие годы. Так, в феврале 1913 r., еще до вступления Вильсона на президентский пост, вошла и силу 16-я поправка к Конституции США о введении для всего населения страны подоходного налога. Ha основании этой поправки правительство Вильсона провело через конгресс закон об установлении прогрессивно-подоходного налогового обложения. Вводился налог в размере 1% с доходов свыше 3 тыс. дол. в год, а по мере увеличения доходов ставки налога постепенно увеличивались вплоть до установления максимальной ставки в 6% для доходов, превышавших 500 тыс. дол. в год. B мае 1913 г. былоосуществленодругоеважноепреобразо- вание: вступила в силу 17-я поправка к Конституции, согласно которой сенаторы федерального конгресса стали впредь выбираться не законодательными собраниями штатов, как это было ранее, а путем прямого голосования избирателей.

Ho основные усилия президента Вильсона в первые месяцы деятельности его администрации были направлены на проведение через конгресс нового тарифного билля, который предусматривал существенное снижение протекционистских таможенных пошлин на ввоз иностранных товаров. По мнению Вильсона и других лидеров демократической партии, промышленность США в начале XX в. уже не нуждалась в политике строжайшего протекционизма. Тарифный билль, инициатором которого был конгрессмен- демократ Оскар Андервуд, быстро получил одобрение палаты представителей, но надолго застрял в сенате. Вновь, как обычно, Вашингтон наводнили лоббисты крупных корпораций, которые пытались добиться сохранения высоких тарифов. Ho на сей раз действия лоббистов были решительно пресечены президентом. Вильсон оказал давление и на фракцию демократов в сенате. B октябре 1913 г. тарифный билль Андервуда стал законом, что

впервые после Гражданской войны привело к значительному снижению тарифных ставок.

Еще более важное значение в политике правительства Вильсона приобрел вопрос о необходимости реформы банковской системы. По сравнению со структурой банковской системы крупнейших европейских стран тогдашняя банковская система Соединенных Штатов была чрезвычайно хаотичной и раздробленной. B стране насчитывалось более 30 тыс. банков. Какой-либо системы централизованного контроля за их операциями не существовало. B начале XX в., на новой стадии экономического развития США, это стало уже настоящим анахронизмом.

Первые попытки реорганизации банковской системы США были предприняты еще в 1908 г. Проект, разработанный под руководством сснатора-республиканца Нельсона Олдрича, непосредственного представителя корпоративного капитала, предусматривал создание центрального банка с системой зависящих от него филиалов в различных регионах. Однако в стране существовала давняя, исторически сложившаяся еще со времен T. Джеф ферсона и Э. Джексона сильная оппозиция широких слоев населения созданию центрального банка. Против проекта Олдрича решительно выступили прогрессистскис группировки в обеих по литических партиях. Администрация Вильсона не могла не считаться со столь сильной оппозицией. Поэтому закон о реорганизации банковской системы США, разработанный правительством и принятый в декабре 1913 г. конгрессом, представлял собой определенный компромисс. По условиям закона, в Соединенных Штатах создавалась Федеральная резервная система. Территория страны была разделена на 12 округов, в каждом из которых был организован резервный банк, объединявший значительную часть банков региона. Bo главе этой системы было поставлено Федеральное резервное управление, состоявшее из представителей крупных банков и федерального правительства. Хотя по своему формальному построению Федеральная резервная систсма имела децентрализованный характер, ее созданис означало на практике консолидацию финансово-банковской системы США. Постепенно она стала превращаться в важнейший аппарат централизованного контроля государства над экономической жизнью страны.

B первые же годы президентства Вильсона было проведено несколько новых мер по ограничению операций трестов. Так, в сентябре 1914 r. в соответствии с программой «новой свободы» администрация Вильсона провела через конгресс антитрестовский закон Клейтона, который предусматривал введение ряда дополнительных мер запрета монополистической практики крупных фирм. B частности, им запрещалось продавать свою продукцию

различным покупателям по неодинаковым ценам. Запрещалась также широко распространившаяся тогда в США система «перекрещивающегося директората», с помощыо которой небольшая группа финансовых магнатов держала под своим жестким контролем деятельность сотен промышленных и финансовых объединений. Однако и после принятия закона Клейтона антитрестовское законодательство Соединенных Штатов по-прежнему оставалось малоэффективным, а то и просто блокировалось решениями Верховного суда.

Другим мероприятием антитрестовского характера стало создание в октябре 1914 г. Федеральной торговой комиссии. Ей предписывалось, по закону, выявлять все случаи монополистической практики крупных корпораций, расследовать их, а затем передавать в судебные органы для принятия решения. Практическая деятельность Федеральной торговой комиссии, по сути дела не выходившая за рамки рузвельтовской политики регулирования трестов, отнюдь не отличалась большой эффективностью и нередко сводилась на нет решением судов.

Болсе важное принципиальное значение имели положения закона Клейтона об изъятии профессиональных союзов рабочих и кооперативных организаций фермеров из сферы действия антитрестовского законодательства и об ограничении судебного вмешательства в трудовые конфликты. Демократическая общественность США приветствовала это важное решение. Президент АФТ С. Гомперс даже назвал эту статью закона Клейтона «великой хартией труда», хотя ее интерпретация Верховным судом нередко блокировала ее практическое осуществление. Предстояла еще долгая и трудная борьба за реализацию этих положений закона Клейтона.

Наконец, в течение первого срока президентства Вильсона были проведены первые элементарные меры в сфере федерального социального законодательства, которые при всей их ограниченности все xte закладывали первоначальные основы современной социальной политики американского государства. Так, было несколько ограничено применение детского труда, был установлен 8-часовой рабочий день для железнодорожников, учреждена система компенсации за увечья на производстве рабочим, занятым на предприятиях, выполняющих государственные заказы. B составе федерального правительства было создано специальное министерство труда. Активизировалась и аграрная политика федеральных властей. B 1914 г. конгресс принял закон об агротехнической помощи фермерам и о создании с этой целыо сети правительственных представителей — сельскохозяйственных агентов в графствах. За ним послсдооал принятый в 1916 г, сельскохозяйственный

кредитный акт, который создавал систему государственных и акционерных земельных банков, получивших право выдавать фермерам ипотечные займы при значительном увеличении сроков погашения долга и сокращении процентных ставок по долгам.

Таким образом, либеральные реформы, проведенные в течение первых полутора десятилетий XX в., стали важным этапом в истории Соединенных Штатов, в социальном прогрессе страны. He случайно этот период вошел в историю США как «прогрессивная эра». При всей своей ограниченности эти реформы представляли собой первые шаги к внедрению в структуру традиционного капитализма социального фактора, к созданию первоначальных основ системы социальной защиты граждан, а значит, к приспособлению американского общестаа к назревшим потребностям социального прогресса, к новой обстановке, созданной превращением Америки в страну корпоративного капитализма.

<< | >>
Источник: И.В. Григорьева. Новая история стран Европы и Америки. Начало 1870-х годов — 1918 r.: Учебник / Под ред. И.В. Григорьевой. — M.: Изд-во МГУ,2001. - 720 с.. 2001

Скачать готовые ответы к экзамену, шпаргалки и другие учебные материалы в формате Word Вы можете в основной библиотеке Sci.House

Воспользуйтесь формой поиска

Глава 14 СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ в начале XX в.

релевантные научные источники:
  • Макроэкономика
    Оливье Бланшар | Учебник. Перевод с английского под научной редакцией Л.Л.Любимова. Издательский дом Государственного университета — Высшей школы экономики. Москва, 2010 | Учебник | 2010 | docx/pdf | 17.39 Мб
    Издание осуществлено в рамках инновационной образовательной программы ГУ ВШЭ «Формирование системы аналитических компетенций для инноваций в бизнесе и государственном управлении» Оглавление
  • Развитие российско-монгольских отношений: основные направления, проблемы и перспективы (1921-2005 гг.)
    Джагаева Ольга Александровна | Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Элиста - 2006 | Диссертация | 2006 | Россия | docx/pdf | 10.06 Мб
    07.00.03 - Всеобщая история. Актуальность исследования. В монголоведческой тематике проблема российско-монгольских отношений является одной из актуальных. Это объясняется целым комплексом причин, в
  • Российско-американская компания: хозяйственная деятельность на отечественном и зарубежном рынках (1799-1867 гг.)
    Петров Александр Юрьевич | Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Москва - 2006 | Диссертация | 2006 | Россия | docx/pdf | 16.69 Мб
    Специальность 07.00.03. - всеобщая история (новая и новейшая история). Актуальность темы исследования. В последнее время история колонизации Северной Америки в целом, и освоения ее западного
  • Политика США в ближневосточном урегулировании в 70-е гг. XX в. - начале XXI в.
    Сурков Николай Юрьевич | Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. Москва - 2007 | Диссертация | 2007 | Россия | docx/pdf | 5.75 Мб
    Специальность 23.00.04 -Политические проблемы международных отношений и глобального развития. Актуальность темы исследования. Арабо-израильский конфликт, несмотря на все предпринимаемые усилия,
  • Сравнительное и международное трудовое право
    Киселев И.Я. | Учебник для вузов. — М.: Дело, 1999. — 728 с. | Учебник | 1999 | Международное | docx | 1.25 Мб
    В учебнике на основе применения сравнительно-правового метода рассмотрены национальные системы зарубежного трудового права и меж-дународные стандарты труда, как универсальные (акты ООН и МОТ), так и
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История Византии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Казахстана - История кинематографа - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Музееведение - Новейшая история России - Палеонтология - Первая мировая война - Ранний железный век - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век -