<<
>>

2.1. Коммунальная справедливость (А. Макинтайр)

Макинтайр интересен тем, что отстаивает достаточно радикальную позицию даже на фоне других коммунитарист- ских теорий; он известен как непримиримый критик «проекта Просвещения» и сторонник классической этики добродетелей. Среди мыслителей, оказавших непосредственное влияние на его политическую философию (по его собственному признанию), — Аристотель, Св. Фома Аквинский, К. Маркс, а также Р. Дж. Коллингвуд86. Основные взгляды философа на происхождение, современное состояние и природу морали изложены в его книгах «После добродетели» (1981) и «Чья справедливость? Какая рациональность?» (1988). В них (а в особенности в последней) Макинтайр предпринял попытку реконструкции классической аристотелевской модели полиса как сообщества, основанного на разделяемой всеми его участниками концепции благ и добродетелей.

Однако, прежде чем перейти к анализу собственно этико-по- литической концепции Макинтайра, сделаем некоторые вводные замечания. Первое. Обращает на себя внимание, что концепция американского философа не является теорией справедливости в привычном смысле (как у Роулза, Нозика, Дворкина). В ней нет той сложной архитектуры, порой громоздких интеллектуальных построений, как у либеральных авторов. Эта концепция содержит лишь общие принципы формирования и функционирования справедливого сообщества (коммуны), реконструируемые на основе текстов Аристотеля.

Второе. Этико-политическая концепция Макинтайра является частью более широкой системы его этических взгля- дов, в основе которых лежит представление о глубокой деградации современной морали (морали либерального общества). Причина этого, по мнению философа, в либеральном индивидуализме, который разрушил традиционные представления о благе и добродетелях (отказавшись от них в пользу индиви-дуальных прав). В результате моральная жизнь современного общества представляет собой бессвязный набор этических максим, заимствованных из разных традиций и исторических эпох, лишенных в итоге общего рационального основания87.

Современная либеральная теория справедливости (1970-х годов) согласно Макинтайру является характерным примером подобной «моральной мешанины». В главе XVII своей книги «После добродетели» философ показывает это на примере концепций Нозика и Роулза. Эти теории, представляя две различные социальные позиции в отношении принципов справедливого распределения (условно обозначаемых Макин- тайром как позиции индивидов А и Б, где концепция Нозика соответствует позиции А, а концепция Роулза позиции Б), обращаются к принципиально разным ценностным основаниям (права у Нозика и потребности у Роулза), что делает спор между ними неразрешимым. При этом характерно, что аргументы Роулза в пользу необходимости перераспределения ресурсов в пользу «наименее преуспевших» можно отвергнуть на том же основании, что и аргументы Нозика в пользу неотчуждаемых прав на самособственность88.

Моральным изъяном обеих концепций, делающих их ра-ционально несоизмеримыми друг с другом, Макинтайр считает отсутствие в них апелляции к понятию заслуг, которое само является частью досовременной моральной традиции. Как показывает философ, заслуга не только не присутствует у Роулза и Нозика, но и в принципе не может быть критерием справедливости в этих теориях, поскольку они лишены важнейшего представления о политической коммуне как общем проекте по преследованию блага. Поскольку только в рамках коммуны, общих для всех ее членов практик, становится возможным определить, каков вклад каждого в общее благо, и соответственно установить справедливое распределение на основании заслуг. Либеральные же теории исходят из представления об обществе как «собрании чужаков», лишенном общей моральной субстанции (общего блага), поэтому критерий заслуг оказывается здесь неприменимым89.

Между тем, как пытается показать исследователь, либеральные требования справедливости, определяемые как в терминах прав (Нозик), так и в терминах потребностей (Роулз), могут быть успешно переформулированы именно на языке добродетелей — через обращение к понятию заслуги. И в отличие от либеральных теоретиков их референты в реальном мире (упомянутые индивиды А и Б) «делают такую ссылку — и здесь настоятельно надо заметить, что А и Б не являются именами просто моих собственных произвольных конструкций; их аргументы точно воспроизводят, например, весьма многое из того, что недавно прозвучало в фискальных дебатах в Калифорнии, Нью-Джерси, и в других местах. А говорил от лица себя самого не только то, что он имеет права на то, что он заработал, но что он заслуживает этого своей трудной жизнью; Б говорил от лица бедных и лишенных, что их бедность и лишения незаслуженны и, следовательно, морально неоправданны. И становится ясно, что в случае реальных аналогов А и Б именно ссылка на заслуги делает их позицию сильной в том смысле, что они говорят скорее о несправедливости, нежели о других видах неправильного действия или вреда» (курсив А. Макинтайра. — Г. ІЄ.)90.

Учитывая эти особенности современного морального дискурса (его фрагментацию и отсутствие общей концепции рациональности), наиболее конструктивной этической системой (как и концепцией справедливости) Макинтайр считает этико-политическое учение Аристотеля. Ее преимущество (с теоретической точки зрения) состоит в том, что в отличие от большинства современных либеральных теорий Аристотелева концепция исходит не из абстрактных принципов и норм, а из определенных конкретных представлений о жизни сообщества, пытаясь вывести из них рациональные основания справедливой политики. Будучи, говоря языком характерологии, реалистоподобной (т. е. идеалистической, но похожей на реалистическую, материалистическую, подобной ей), концепция Стагирита опирается на ряд антропологических допущений (его «метафизическая биология»), радикально расходящихся с трактовкой личности (и ее целей) в современной либеральной теории.

Что это за допущения? Во-первых, идея о (метафизической) цели человеческой жизни (концепция telos'a).

Во-вторых, концепция добродетелей.

В-третьих, представление о человеке как «животном политическом» (zoon politikon).

Сутью этого понимания является то, что каждому человеку по природе его свойственно движение к определенной це-ли, которая есть благо (эвдемония, понятие, которое также можно перевести как «счастье, процветание, хорошее состояние дел»), а добродетели есть для него необходимые средства достижения блага. Полнота же обретения благой (счастливой, процветающей) жизни возможна только в рамках специально установленного учреждения — политической коммуны (полиса)91.

Почему это так? Дело в том, что, как уже отмечалось выше, коммунитаристский взгляд является перфекционист- ским, т. е. он требует не просто наличия условий для совместной жизни людей в обществе (в качестве такового для либералов выступает формальная справедливость), но развития в людях определенных нравственных качеств, которые сделают их не просто гражданами, но гражданами добродетельными. (Поскольку только усилиями добродетельных граждан способно поддерживать себя государство.) Для этого, в свою очередь, требуется специальное образование и воспитание, которое становится заботой уже не частных лиц (как в либеральном обществе), но государства. Именно такого рода полученное моральное воспитание (с перфекционистской точки зрения) позволит гражданину в дальнейшем отличить истинное благо и истинную добродетель от того, что кажется таковым, но в действительности им не является.

«Следовательно, в аристотелевской теории добродетелей предполагается важное различие между тем, что считает благом конкретный индивид в конкретное время, и тем, что на самом деле является для него благом как для человека. Мы проявляем свои добродетели именно ради второго блага, и делаем мы это через выбор средств для достижения этой цели, средств в обоих ранее очерченных смыслах (инструментальном, когда отношение средства к цели чисто техническое; и неинструментальном, когда средство, т. е. добродетель, само составляет существенную часть человеческого блага. — Г. К). Такой выбор требует размышления, а проявление добродетелей требует, стало быть, способности к суждению и к тому, чтобы делать правильные вещи в правильном месте в правильное время и правильным образом» (курсив мой. — Г. К.)92.

Именно ради осуществления этой последней задачи (научение добродетелям, нравственное совершенствование индиви-дов) и создается, как можно понять, политическая коммуна, с ее этически регламентированным образом жизни, и которая, в сущности, есть не только проект по достижению блага, но и своего рода воспитательное учреждение (одно с другим непосредственно связано).

Этими же, социально-перфекционистскими, задачами в конечном счете определяется и понимание социальной справедливости в сообществе (которая сама по себе есть важнейшая добродетель). Именно благо коммуны (и соответственно то, что способствует ему) является, с точки зрения Аристотелевой системы, конечным критерием справедливого и несправедливого, устанавливая общие принципы для политики вознаграждения и наказаний в рамках сообщества. Проще говоря, то, что вносит вклад в общее благо, оценивается как достойное поощрения (т. е. рассматривается как заслуга, добродетель), напротив, то, что препятствует благу (или хуже — делает его невозможным), соответствующим образом пресекается и наказывается.

Тем самым благодаря осуществлению справедливости в гражданах воспитываются нужные сообществу качества (добродетели), которые способствуют достижению общего процветания, но также являются ценными и сами по себе. Общей же предпосылкой такого морального единства является разделяемая всеми членами коммуны концепция благ и добродетелей.

«Участники подобного проекта должны были бы развить два совершенно различных типа оценочной практики. С другой стороны, они должны были бы оценивать — превозносить в качестве превосходств — те свойства ума и характера, которые должны внести вклад в реализацию их общего блага или благ. То есть они должны были бы признавать определенное множество качеств добродетелями, а другое множество дефектов — пороками. Они должны были бы также идентифицировать определенные типы действий в качестве действий, наносящих столь большой вред разрушением уз коммуны, что достижение блага становится в некотором отношении невозможным, по крайней мере, некоторое время. Примерами таких действий, наносящих вред, можно считать убийство невинных людей, воровство, вероломство и преда-тельство. Перечень добродетелей, провозглашаемых в коммуне, учил бы своих граждан таким действиям, которые приносили бы им заслуги и честь; перечень нарушений за-кона учил бы их тому, какого рода действия могли бы счи-таться не просто плохими, но и нетерпимыми» (курсив мой. — Г. К.)93.

Идеальным типом такого рода сообщества является, по Ма- кинтайру, аристотелевский полис, описанный древнегреческим философом на страницах «Политики». В работе «Чья справедливость? Какая рациональность?» (главы III и VII) представлен подробный анализ справедливого полиса у Аристотеля — как сообщества, устроенного иерархически. Вкратце принципы его организации таковы. Каждый гражданин исполняет свою роль или должность внутри определенных практик (военная служба, атлетические и гимнастические соревнования, поэзия, риторика, архитектура, скульптура, сельское хозяйство, технические искусства, политика и законодательство94). При этом практики строго иерархизированы между собой, в зависимости от их ценности для полиса95; заслуга же гражданина определяется в связи с тем, насколько а) ценен вид его деятельности и б) насколько хорошо он исполняет свою социальную роль. Наиболее важными являются политика и законодательство, куда оказываются допущенными только самые лучшие (аристократия).

(Назначение политики в сообществе состоит в иерархиза- ции практик (благ), но также и в том, чтобы встроить различные блага в календарные циклы и определить, какие блага каким категориям граждан принадлежат96.)

Таким образом, жизнь полиса (согласно логике Аристотеля) должна быть организована на основе определенной (идеалистической) концепции, которая требует строгого упорядочивания отдельных благ (и их видов) внутри сообщества ради достижения общего блага. Граждане, которые действуют на основе этой концепции, по Аристотелю, поступают рационально (т. е. разумно — в теоретическом смысле) и, следова-тельно, как разумные существа имеют шанс достичь благой и процветающей жизни97.

Возникает вопрос: насколько Аристотелева политика справедливости как добродетели реализуема в современных условиях (в условиях господства либерального индивидуализма)? Несмотря на общий пессимизм Макинтайра в отношении морального состояния современного общества и перспектив его преодоления98, она согласно философу не только возможна, но и необходима, если мы хотим восстановить в правах классическую этику добродетелей. При этом сам Макинтайр, опираясь на концепцию Аристотеля, вносит в нее ряд существенных исправлений: во-первых, он отказывается от метафизического толкования человеческой природы, заменяя его социологическим (где цели человека обусловлены его участием в социальных практиках, а сами практики выстраиваются в некое единство благодаря единству человеческой жизни и традициям); во-вторых, он полагает, что аристотелевский морально-воспитательный проект возможен сегодня только в локальных, маргинализованных формах, путем добровольного присоединения индивида к той или иной существующей моральной традиции99.

Подводя итог этому рассмотрению, зададимся вопросом: в чем состоит специфика коммунитаристкого (перфекцио- нистского) взляда на социальную справедливость, если попытаться осмыслить его не только в философских категориях, но и в терминах естественно-научного подхода? В чем, в ча- стности, его характерологическое отличие от господствующего в современной западной мысли деонтологического либера-лизма (либерализма Роулза — Дворкина, а также Нозика)?

Попытаемся коротко сформулировать это. Во-первых, очевидна специфическая обращенность многих перфекционист- ских авторов (не только коммунитаристов) к прошлому, к Античности и Средневековью, в поисках там морального и политического идеала.

Во-вторых, реалистоподобность коммунитаристских теорий100. Будучи, как и либеральные теории, идеалистическими, с чувством первичности Духа (идеалы Блага и человеческого Совершенства), перфекционистские концепции тем не менее отличаются от них своей меньшей абстрактностью, большей реалистичностью, характерным акцентом на изучение социального и культурного контекста (традиционные ценности и институты, история, язык, культура и т. д.) Естественно поэтому, что принципы справедливости в коммунитаристских теориях — это не предельно абстрактные формулы, выведенные дедуктивным путем из гипотетической модели соглашения (как у теоретиков-контрактуалистов), но этические положения, имеющие свой исток и свое основание в определенном (хотя и тоже идеалистическом) понимании общих принципов жизни сообщества.

В-третьих, анализ современных коммунитаристских авторов обнаруживает в их текстах идеалистическую философию, противоположную своим содержанием западноевропейскому прагматизму и утилитаризму (другая идеалистическая концепция). Характерному буржуазному этосу либеральных теорий здесь противостоит аристократический этос (во всяком случае, так у Макинтайра), главное для которого — не потребление благ, а благородство, воспитание благородных черт души. Соответственно в отличие от современного либерализма, который требует предоставления всем равных возможностей для самовыражения (в аристотелевской системе мысли этот взгляд однозначно порочен), коммунитаризм, сообразно своей идеалистической логике, настаивает на принципиально неодинаковой ценности разных стилей индивидуальной человеческой жизни, предпочитая лишь те из них, которые способствуют преобразованию из «необлагоро- женной» в «облагороженную», в соответствии с этической схемой Аристотеля101.

В целом, повторим, коммунитаристский взгляд на социальную справедливость представляется нам частью общего идеалистического мировоззрения этой группы авторов (Тейлор, Сэндел, Уолцер, Макинтайр, Этциони), который, при всех различиях между ними, заключает в себе нечто общее, а именно — свойственное им всем особое чувство принадлежности к сообществу, группе, традиции (Макинтайр), история которых оказывается частью индивидуальной жизни, истории (и наоборот, жизнь отдельного человека понимается только в контексте истории более широкой социальной целостности).

Что касается либеральной критики этих взглядов, то, безусловно, в современном мире, где либеральный взгляд, либеральные ценности (свободы, демократии, равного уважения прав личности) являются доминирующими, такой взгляд не может не вызывать настороженности. Авторы, симпатизирующие либерализму, критикуют коммунитариев за их «мани- хейское» (в «черном» и «белом») понимание «морального космоса» (Т. А. Алексеева), неоправданную романтизацию конкретных, существовавших в истории, форм коммунального сообщества (У. Кимлика); многие справедливо подчеркивают опасность, которую несет перфекционистский взгляд идеалам моральной автономии, равенства и свободы и т. д.102 Соглашаясь до некоторой степени с этой критикой, признаем, однако, справедливость того, что коммунитаристский взгляд (в разных его вариантах) возвращает нас к подлинно высоким (неутилитарным, непрагматическим) идеалистическим ценностям, таким как классический гуманизм, представление об общем благе, добродетелях, патриотизме и т. д., по большей части утраченным в результате развития буржуазной цивилизации.

Для русского, российского исследователя будет немаловажным и то, что коммунитарное понимание морали и политики оказывается весьма созвучным (гораздо больше, чем либеральное) традиционному русскому мировоззрению, с его цен- тральным идеалом соборности (которая, напомним, согласно своим классическим определениям есть «множество, объе-диненное силой любви в свободное и органическое единство», в котором (и только в нем) «личность обретает свою подлинную духовную самостоятельность»103). И хотя сегодня этот идеал может показаться архаичным, его актуализация в политическом дискурсе (Православной Церковью, а также некоторыми светскими идеологиями — консерватизмом, социал-демократией104) может способствовать консолидации российского общества, возрождению в нем хотя бы некоторых черт классической коммунальной жизни (в форме общин ве-рующих, разного рода филантропических организаций, землячеств, профессиональных сообществ и др.).

<< | >>
Источник: Г. Ю. Канарш. СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ: ФИЛОСОФСКИЕ КОНЦЕПЦИИ И РОССИЙСКАЯ СИТУАЦИЯ. 2011

Скачать готовые ответы к экзамену, шпаргалки и другие учебные материалы в формате Word Вы можете в основной библиотеке Sci.House

Воспользуйтесь формой поиска

2.1. Коммунальная справедливость (А. Макинтайр)

релевантные научные источники:
  • Приговор суда как акт правосудия. его свойства
    Бунина Анна Викторовна | Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Оренбург - 2005 | Диссертация | 2005 | Россия | docx/pdf | 6.82 Мб
    Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность. Актуальность темы исследования. Реформирование российского
  • Ответы на экзамен по предмету Всеобщая история
    | Ответы к госэкзамену | 2014 | docx | 0.64 Мб
    1. ИНДИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА 2.Особенности развития азиатского феодализма («азиатский способ производства»). 3.Франция эпохи Наполеона Бонапарта. „Кодексы" Наполеона. Кодекс Наполеона 1804г.
  • Шпаргалка по предмету Линейная Алгебра
    | Шпаргалка | 2016 | docx | 0.34 Мб
    1. Определитель третьего порядка. Схема вычисления «по правилу треугольников» и по «правилу добавления столбцов». 2. Перестановка. Определение. Инверсия. Чётность перестановки. 3. Теорема: Если
  • Ответы на экзамен по административному праву России
    | Ответы к зачету/экзамену | 2016 | Россия | docx | 0.18 Мб
    1. Государственное управление и его соотношение с исполнительной властью. 2. Предмет, метод и система отрасли административного права. 3. Источники административного права. 4. Понятие
  • Ответы на вопросы к экзамену по административному праву России
    | Ответы к зачету/экзамену | 2013 | Россия | docx | 0.26 Мб
    1. Предмет административного права. 2. Государственное регулирование антимонопольной деятельности. 1. Общее понятие управления, его виды. Социальное управление: понятие, особенности и виды.
  • Ответы на вопросы к экзамену по административному праву
    | Ответы к зачету/экзамену | 2016 | Россия | docx | 0.12 Мб
    Управление, государственное управление и исполнительная власть: понятие, соотношение. Исполнительная власть в системе единой государственной власти. Предмет, метод и система административного права,
  • Шпаргалка по жилищному праву России
    | Шпаргалка | 2016 | Россия | docx | 0.09 Мб
    1. Предмет, методы и понятие ЖП Росиии. 2. Источники ЖП и жил-е закон-во. 3. Принципы российского ЖП. 4. Жилищ-ое правоот-е. 5. Ответ-ть за наружение жилищ-го закон-ва. 6. Жилищные фонды.
  • Жилищное право России
    | Ответы к зачету/экзамену | 2016 | Россия | docx | 0.14 Мб
    Вопрос 1. Основные начала жилищного законодательства Вопрос 2. МЕСТО ЖИЛИЩНОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Вопрос 3. Понятие и виды источников жилищного права. Вопрос 4. Понятие ЖФ,
  • Шпаргалка по жилищному праву России
    | Шпаргалка | 2016 | Россия | docx | 0.05 Мб
    2. Принципы жилищного права. 3. Право граждан на жилище. 4. Понятие и виды источников жилищного права. 5. Действие жилищного законодательства в пространстве, во времени и по кругу лиц. 9. Перевод
  • Ответы на вопросы к экзамену по жилищному праву России
    | Ответы к зачету/экзамену | 2016 | Россия | docx | 0.05 Мб
    ВОПРОСЫ 1.Жилищное право как отрасль права, наука 2.Предмет, метод жилищного права 3.Принципы жилищного права 4.Жилищное законодательство 5.Жилищные права и обязанности 6.Объекты жилищного права