<<
>>

Введение

Рубеж ХІХ—ХХ DD. воспринимался современниками как определенный исторический перевал. События, которыми в важнейших странах Запада заканчивалось уходящее или открывалось новое столетие, усиливали и закрепляли это ощущение. Для Англии вступление в XX в. почти символически совпало со смертыо королевы Виктории и концом «викторианской эпохи» — периода неоспоримого экономического первенства, внешнеполитических успехов и наивысшего имперского могущества. Германия в канун нового века развернула свой внешнеполитический курс в сторону глобальных проблем и приступила к строительству мощного военно-морского флота с целью положить конец британскому господству на морях. Испано-американская война 1898 г. вывела на арену мировой политики США, а для Испании означала конец ее колониальной империи, что имело далеко идущие общественно-политические последствия. Bo Франции и Италии на пороге XX в. появились первые признаки преодоления острых внутриполитических кризисов, пережитых этими странами в 90-е годы.

Ho главное, чем было отмечено в странах Европы и в США наступление в начале XX в. новой исторической полосы, — это не какие-либо либо конкретные события, а глубокие изменения, происшедшие в различных областях жизни общества. Они имели значение не только для этого региона, оказав прямое или косвенное воздействие также и на судьбы остальной части мира.

Новые явления в социально-экономическом развитии. K началу XX в. вступил в новую фазу ранее начавшийся процесс образования мощных предпринимательских объединений, которые претендовали на монопольное положение в соответствующих отраслях. Эта тенденция теперь упрочилась и возобладала. Тем самым существенно менялся характер экономических отношений капитализма — прежде всего в том смысле, что монополизированное производство становилось в значительной степени организованным, стихийно действующие законы рынка переставали бытъ единственным его регулятором (подробнее CM. гл. 10).

Крупнейшие компании широко финансировали научные изыскания в области техники и организации производства. По их

заказам разрабатывалась новая, болес функциональная и эстетически привлекательная архитектура производственных комплексов, исследовалась физиологическая сопротивляемость организма работника возрастающим нагрузкам на нервную систему в процессе труда и т.д. Корпорации, обладавшие приоритетной возможностью использовать новейшие научно-технические разработки, получали важные дополнительные преимущества в борьбе за монопольные позиции.

Большинство крупных корпораций в США и Германии, где процесс монополизации шел быстрее всею, были организованы в форме акционерных обществ, а непосредственное руководство их предприятиями все чаще осуществлялось специалистами в области управления — менеджерами. Обучение профессии менеджера в начале XX в. было уже широко поставлено в университетах и колледжах США. Высокооплачиваемые менеджеры могли стать пайщиками компании, а иногда сами превращались в настоящих промышленных магнатов.

Монополизированный сектор промышленности развивался при широком использовании средств крупнейших банков, становившихся, в свою очередь, монополистами в кредитно-денежной сфере. Между промышленными и банковскими монополиями складывались все более тесные взаимоотношения, закрепляемые системой обоюдного участия в их правлениях. Капитал тех и других, в сущности, сливался восдино, образуя амальгаму, которую стали называть финансовым капиталом.

При всех различиях между отдельными странами повсюду, где в начале XX в. утверждался монополистический (корпоративный) капитализм, происходили сдвиги в социальной структуре общества, затрагивавшие как основные классы, так и другие категории населения.

Внутри класса буржуазии выделялся узкий верхушечный слой, крепко спаянный деловыми, личными, «династическими» связями и тогда же получивший наименование финансовой олигархии. B США принадлежавшие к этой среде («60 семейств») 174лидсра большого бизнеса располагали 2720 директорскими местами в наиболее мощных корпорациях, более 1900 подобных же постов занимали 150 лиц из «200 семейств» во Франции. Всевластие этих «сильных мира сего» было объектом острой публицистической критики, находившей широкий общественный отклик. B CLL A привлекли к себе внимание выступления так называемых «разгре- бателей грязи» — группы демократически настроенных литерато ров, разоблачавших махинации трестов, насаждаемую ими коррупцию в государственном аппарате и другие пагубные проявления их всепроникающего влияния. Книга французского автора

Лизиса (Э. Летайера) «Против финансовой олигархии» в 1908 г. вышла уже пятым изданием.

Натиск крупных корпораций чувствительно затрагивал интересы немонополистической буржуазии, которая пыталась противодействовать ему, в частности, пугем создания собственных организаций (например, таких как Ганзейский союз промышленности, ремосла w торговли в Германии). B США подобные предпринимательские организации активно выступали за антитрестовское законодательство, запрещавшее «слияния», т.е. поглощение ранее самостоятельных фирм. Впрочем, принятие в 1890 г. закона Шермана не приостановило этого процесса: в 1895—1904 гг. исчезало в среднем более 300 фирм ежегодно.

B особенности на крупных предприятиях все большую роль в организации производства приобретал управленческий персонал и инженерно-технические кадры, т.е. различные группы служащих. Их доля среди работающих по найму в промышленности возрастала ( в США — в 1901 — 1910 гг. 12% против 7,7% в 1891—1900 rr., в Германии — соответственно 7,6% против 4,8%).

При общем росте удельного веса интеллигенции в составе самодеятельного населения внутри нее часть ранее самостоятельных «лиц свободных профессий» постепенно также переходила на положение наемных служащих частных компаний или государства. Опять-таки в США доля состоящих на службе представителей интеллигенции увеличилась за 40 лет (1870—1910) с 62,1 до 75,6%, тогда как доля самостоятельных сократилась с 37,9 до 24,4%.

B составе рабочего класса развитых стран происходила дифференциация. Формировался слой рабочих, по своему жизненному уровню и ценностным установкам интегрированный в капиталистическое общество, т.е. принимавший его как естественное и соответствующее собственным интересам. Ho основная масса рабочих испытывала возрастающий нажим со стороны предпринимателей — особенно там, где внедрялись новые формы организации производства. Любое продвижение вперед в удовлетворении насущных для большинства рабочих социально-экономических требований по-прежнему достигалось лишь ценой упорной повседневной борьбы на разных уровнях (подробнее см. гл. 20).

Демографические процессы в начале нового столетия шли в русле, наметившемся уже раньше, но также характеризовались определенными сдвигами. Интенсивное индустриальное развитие, охватившее к началу XX в. и такие страны, как Австро-Вен- грия и Италия, способствовало дальнейшему росту городского населения при сокращении сельского. Продолжали развиваться международные миграции населения, хотя в составе и направленности миграционных потоков происходили изменения. Традиционной и более или менее стабильной была имевшая временный характер трудовая миграция в пределах Европы (например, из Италии и Бельгии во Францию), но основной и неуклонно растущий контингент мигрантов теперь направлялся на постоянное жительство за океан — в США и Латинскую Америку. Если за 1896—1905 гг. в США прибыли 5400 тыс. иммигрантов, то за 1906—1914 гг. — 9095тыс., в том числе из Европы — соответственно 5130 тыс. и 8085 тыс. При этом особенно значительные «квоты» приходились на страны европейской периферии, испытывавшие специфические трудности запоздалого развития капиталистических отношений.

C еще большими задержками продвигались по этому пути страны Латинской Америки. Уже в предыдущий период они включились в систему мировых рыночных связей в качестве экспортеров определенных видов сельскохозяйственной продукции и сырья, на производство которых была всецело ориентирована их экономика. Поэтому в начале XX в., когда в странах Западной Европы и в США сложились стремившиеся к монопольному господству крупнейшие корпорации, латиноамериканский регион переживал совсем иную фазу развития капитализма: здесь лишь начала утверждаться фабрично-заводская промышленность. B то же время страны Латинской Америки испытывали натиск иностранных (особенно американских) монополий, попадали в фи нансовую зависимость от США и других великих держав, не раз становились объектом их экспансионистской политики.

Политические институты и партии. Эволюция консерватизма и либерализма. Организация политической жизни в большинстве стран Запада вплоть до Первой мировой войны не претерпела видимых существенных изменений сравнительно с предшествующим периодом. Там продолжали действовать принятые ранее конституции, оставались на сцене в основном прежние политм ческие партии, сохранялись атрибуты парламентаризма. B некоторых странах прошли парламентские реформы, демократизировавшие избирательную систему (введение всеобщего избирательного права в Австрии и Швеции, приближение к нему в Италии) или ограничившие права верхних палат законодательных органов (сената во Франции, палаты лордов в Англии).

Однако современники-государствоведы отмечали, что реальная роль парламентов в принятии политических решений снизилась, ответственность перед ними правительств стала в значительной мере номинальной. Парламентская система подвергалась ожесточенным нападкам справа: утверждалось, что она медлительна в действии, неэффективна, дает слишком большую власть невеже-

ственному народу. Идеалом подобных критиков парламентаризма было свободное от парламентского контроля и не связанное с существующими партиями правительство из представителей делового мира и «компетентных специалистов».

Усиление реальной власти правительств в ущерб парламентам отвечало стремлению финансовой олигархии подчинить своему диктату не только экономику, но и политическую жизнь. Большой бизнес был связан многими нитями с миром политики, B том числе и в форме прямого участия его представителей или доверенных лиц в правительственных структурах. Среди существовавших тогда политических сил тенденцию изменить в указанном направлении механизм функционирования государственной власти поддерживали преимущественно консерваторы.

Консерватизм как идейно-политическое течение к началу XX в. претерпел в странах Запада известную эволюцию. B предшествующий период он нес сильный отпечаток настроений землевладельческой аристократии, еще не вполне принявшей нормы и ценности буржуазного порядка и не слившейся воедино с новым господствующим классом. Теперь процесс такого слияния в основном завершился, особенно на уровне верхних слоев. Титулованные аристократы входили в правления монополистических компаний, а промышленные и финансовые магнаты роднились с этой средой, перенимали ее образ жизни и сами обзаводились соответствующими титулами. Как и прежде, главной целью консерваторов было сохранение социального господства правящей элиты. Их внутриполитический курс обычно отличался жесткостью, хотя при определенных условиях они шли и на проведение тех или иных реформ, которые использовались в качестве предохранительного клапана или средства межпартийной борьбы. Ближе к мировой войне внутри консервативного лагеря стало зарождаться экстремистское, праворадикальное течение, исповедовавшее крайний национализм и шовинизм и стремившееся к насильственному изменению парламентско-конституционного строя.

Ho хотя консервативные и авторитарные тенденции в политике подпитывались интересами мощных монополистических кланов, не они были в начале XX в. преобладающими. B самих правящих кругах ряда стран Запада (Англия, США, Франция, Италия) на передний план выдвинулись в это время поборники социально-политических реформ как более гибкого и надежного способа обеспечить незыблемость основ существующего общества.

Такой курс проводили политические деятели либеральной ориентации. B либерализме изначально существовала не только классическая, элитарная тенденция, ставившая во главу угла интересы и і іди в ида - собственн и ка, но и тенденция демократичес-

кая, или социальная, которая к началу XX в. получила (особенно в Англии и США) значительное развитие. Социальный либерализм отличался от классического иным взглядом на роль государства в обществе. C точки зрения классического либерализма государство не должно было вмешиваться в экономические процессы, ему надлежало лишь обеспечивать внешние условия нормального функционирования экономики Доктрина «государства — ночного сторожа»). Социальный либерализм отошел от этого постулата, признав не только правомерность вмешательства государства в хозяйственную жизнь, но и необходимость государственного регулирования социальных, трудовых отношений. Его идеологи считали, что государство несет «социальную ответственность» перед теми, кто поставлен жизнью в менее благоприятные условия, и обязано обеспечить своим гражданам «равенство возможностей» посредством социальных реформ в пользу низших классов общества и расширения политической демократии. Практическая деятельность политиков-рсформаторов начала XX в. развертывалась именно в этом направлении, хотя и не была последовательной реализацией принципов социального либерализма.

Консерваторы, как правило, соглашались на реформы лишь вынужденно, они в тактических целях могли пойти на какой-то социальный маневр, но не шли на уступки «низам» в собственно политической сфере. Либеральные политики начала XX в. предлагали основанную на реформах стратегию дальнего прицела, предвосхищая многое из того, что в широких масштабах будет осуществлено в странах Запада значительно позднее.

Разграничительная линия между консерватизмом и либерализмом оставалась, таким образом, достаточно определенной, хотя оба течения пришли к началу XX в. с теми или иными изменениями в своем традиционном облике. Существование консервативного и либерального направлений в политике не обязательно выражалось в наличии партий с соответствующими наименованиями. B ряде стран Европы (Англия, Германия, Испания, скандинавские страны) имелись партии консерваторов и либералов. Ho в США ни консервативной, ни либеральной партий не было. Либерально-реформистский курс приняла на вооружение сперва правившая в начале XX в. республиканская, а затем и демократическая партия, в то жс время в обеих партиях существовало консервативное крыло.

Bo Франции при свойственной ей множественности политических течений буржуазные партии как таковые стали организовываться лишь в начале 900-х годов, ио ни одна из них не называлась консервативной или либеральной. Носителем консервативных тенденций здесь стала возникшая в 1903 г. Республиканская федерация, консерватизм экстремист-

ского толка был представлен националистическими движениями («Аксьон франсэз» и др.), а реформы либерального характера проводились правительствами, где главную роль играла партия радикалов и радикал-социалистов. B Италии либералы вплоть до 1922 г. не были организованы в партию и делились на различные группировки, сложившиеся вокруг того или иного лидера. При этом правые либералы стояли на вполне консервативных позициях, а левые в начале XX в. осуществили поворот к реформаторской политике.

Между тем стали отмечаться определенные признаки недостаточности традиционного для той или иной страны спектра политических партий. B США в предвоенные годы произошел раскол республиканской партии и набрало небывалую раньше силу движение за создание третьей партии. Новая партия (прогрессивная) уловила широко распространенные антимонополистические настроения и на президентских выборах 1912 г. попыталась обойти как республиканцев, так и демократов слева под самыми радикальными реформаторскими лозунгами. Ho чаще возникали политические новообразования типа «Аксьон франсэз», движения «мауристов» в Испании или Националистической ассоциации в Италии, являвшиеся выражением правого радикализма. Они не носили собственно партийного характера, искали поддержки в массах, а кое-где организовывали своих сторонников на военный лад (отряды «Королевских молодчиков» во Франции, вооруженные формирования противников «гомруля» в Северной Ирландии).

Bo внутриполитическом развитии стран Запада в начале XX в. существовали, таким образом, противоречивые тенденции. B целом ситуация выглядела устойчивой и благополучной для правящего класса, но горизонт не был безоблачным. «Прекрасная эпоха», как стали называть это время позднее, когда оно безвозвратно ушло, оказалась преддверием мировой войны и глубочайших общественных потрясений.

Международная обстановка: происшедшие изменения н перспективы развития. Относительно спокойное течение внутриполитической жизни в ведущих странах Запада резко контрастировало с нарастанием в начале XX в. напряженности в сфере международ- ных отношений (подробнее см. гл. 19). Завершилосьформирова- ние противостоявших друг другу военных блоков в Европе. Среди великих держав появились новые претенденты на обладание колониями и сферами влияния (Германия, США), включившиеся в борьбу за «место под солнцем» в условиях, когда практически весь земной шар уже поделили между собой другие. XX век начался под аккомпанемент войны, которую вела Англия в Южной Африке с целью захватить в свое полное владение золотые и алмазные

прииски на территории двух бурских республик, Ha Дальнем Востоке борьба за господство над Северо-Восточньш Китаем привела к войне между Россией и Японией. США интенсивно проникали в Латинскую Америку, сочетая долларовую экспансию с присвоением функции «международной полицейской силы» в этом регионе. Неизменно взрывоопасной зоной оставались Балканы, где перекрещивались интересы нескольких европейских держав и существовали не решенные до конца национальные проблемы.

Важнейшим источником растущей военной угрозы была переливавшаяся через национальные границы экспансия монополий, заинтересованных в безраздельном контроле над рынками сбыта, источниками сырья, сферами приложения капиталов в разных частях мира. K надвигающейся большой войне усиленно готовились и готовили общественное мнение. B странах обоих блоков наращивалась численность сухопутных армий мирного времени (за 1899—1914 гг. она увеличилась во Франции и России более чем на 52%, в Австро-Венгрии и Германии — более чем на 30%). Милитаристская агитация активизировалась и в небольших, традиционно нейтральных странах (Бельгия, Швеция). Апология войны, идеи крайнего национализма и шовинизма были присущи в особенности нарождавшимся праворадикальнымдвижениям. Ho экспансионистскую внешнюю политику активно проводили и деятели, внутри своих стран выступавшие как либеральные реформаторы (наиболее характерный пример — президент T. Рузвельт в США).

B мире существовали различные силы, стрсмившиеся предотвратить военную угрозу или хотя бы уменьшить ее. Два общественных движения — пацифистское и социалистическое — к началу XX в. уже имели определенный опыт обсуждения этих проблем и продолжали уточнять свои подходы к их решению. Даже на межправительственном уровне созывались конференции, где предлагалось выработать механизм, который мог бы служить мирному урегулированию возникающих конфликтов. Ho действия в пользу сохранения мира руководствовались слишком несхожими мотивами и были слишком разнонаправленными, чтобы переломить господствовавшую тенденцию: скольжение через ряд международных кризисов и локальных войн навстречу войне мирового масштаба.

Страны, не завершившие переход к буржуазному обществу: реформы, революции, национальные движения начала XX в. B странах «догоняющего развития» к началу XX в. остро встали проблемы, которые на Западе были так или иначе (революционным или реформистским путем) решены раньше: завоевание политических и гражданских свобод, утверждение конституционного строя и системы представительных учреждений, устранение остатков феодальных аграрных отношений, национальный вопрос в его различных проявлениях и т.д.

Крупнейшей из таких стран была Россия, где в 1905—1907 гг. произошла буржуазно-демократическая революция. Россия быстро развивалась в промышленном отношении, в ней, как и в ведущих странах Запада, утверждались новейшие формы организации капиталистического производства, но в то же время сохранялся самодержавный строй и во многом архаичная система землевладения. Политические силы сторонников либеральных реформ были несоизмеримы с остротой накопившихся в России к началу XX в. общественных противоречий, поэтому здесь оказалась невозможной реформистская альтернатива революционному взрыву 1905 г. Лишь в ходе и после революции царское правительство было вынуждено пойти на определенные уступки либеральным требованиям (созыв Государственной думы, введение в 1906 г. так называемых Основных законов, аграрные реформы Столыпина, ускорившие капиталистическое развитие деревни).

Российская революция 1905—1907 гг. нашла значительный отклик в европейском рабочем движении (подробнее см. гл. 20) и способствовала активизации революционного и национально- освободительного движения в странах Востока. Под ее непосредственным воздействием в конце 1905 г. началась революция в Персии (Иране). Несколько позднее произошли революции в Турции (1908 r., восстановление упраздненной конституции 1876 г.) и Китае (1911—1913 гг., свержение императорской власти).

Турция была многонациональной империей, и революция 1908 г. вызвала со стороны входивших в нее народов цепную реакцию в виде выдвижения различного рода национальных требований. Покончила с остатками номинальной зависимости от Турции Болгария, провозгласившая себя царством. Населенный греками о. Крит объявил о своем присоединении к Греции, но эта попытка решения критской проблемы закончилась неудачно. Партия младотурок в своих тактических целях вступила в союз с движением за автономию Македонии, направленным против планов ее раздела между Сербией, Болгарией и Грецией, и с национальной партией «Дашнакцутюн» в Турецкой Армении. Однако этот союз был временным, т.к. в принципе младотурки были сторонниками «единой османской нации». Идею османизма они использовали и против албанского национального движения, вначале активно поддержавшего младотурецкую революцию в надежде на получение Албанией автономии.

B Греции в 1910 г. пришла к власти основанная уроженцем Крита Э. Вснизелосом либеральная партия и начал проводиться реформаторский курс, сходный с тем, какой осуществлялся B западноевропейских странах. Путь к власти либералам проложило движение, возникшее в армейской среде и руководимое так называемой Военной Лигой. Поворот к либерализму означал усиление политического влияния буржуазии. Оно было закреплено пересмотром конституции 1864 г. и принятием в 1911 г. новой конституции.

Греческий либерализм шел по пути довольно смелого социального маневрирования (легализация отчуждения за выкуп помещи чьих земель, позволившая расширить крестьянское землевладение, введение трудового законодательства). C другой стороны, он поднял на щит идею собирания воедино всех территорий с греческим населением, реализация которой предполагала окончательное вытеснение Турции с Балкан и из бассейна Эгейского моря. Войдя в состав Балканского союза, выигравшего в 1912— 1913 гг. войну против Турции (первая Балканская война), Греция добилась присоединения Южной Македонии, Эпира и Крита. Ho сторонники великогреческой идеи шли дальше: они стремились возродить Грецию в границах Византийской империи. Судьба «Великой идеи» в Греции — нагляднейший пример перерождения в националистическом и шовинистическом духе лозунгов, первоначально служивших национально-освободительным целям. Подобные же явления отмечались в это время и в других балканских странах, создавая напряженность в отношениях между ними. Историческая дистанция, отделявшая их борьбу за собственное освобождение от выдвижения экспансионистских, в своем роде великодержавныхпритизаний, оказаласьоченькороткой. B частности, с такими притязаниями со стороны Сербии и Греции столкнулась в связи с первой Балканской войной Албания, провозгласившая в октябре 1912 г. свою независимость.

За обращенной к национальным чувствам агитацией в балканских странах настороженно следила Австро-Венгрия, где в начале XX в. проявлялись признаки обострения межнациональных отношений, на время урегулированных компромиссом 1867 г. Вместе с Россией она добивалась от Турции проведения реформ в Македонии, чтобы избежать раздела этой последней между балканскими государствами (раздел Македонии все же произойдет в результате Балканских войн 1912—1913 гг. и сразу станет источником раздоров между Болгарией и Сербией). Особенно же Австро-Венгрию тревожило то, что часть проживавших в ее пределах южных славян связывала надежды на обретение своей государственности с объединением вокруг Сербии как своего рода «югославянского Пьемонта». Осуществленнаяв 1908 г. Австро-Венгриейаннексия Боснии и Герцеговины была направлена прежде всего против Сербии, а продолжавшееся обострение австро-ссрбских отношений несколько лет спустя запустит механизм кризиса, который приведет к мировой войне.

C нереализованными национальными чаяниями вступила в XX столетие Ирландия. Лозунгом ирландского национального движения по-прежнему оставался «гомруль» — самоуправление в рамках Британской империи, т.е. статус доминиона. Незадолго до мировой войны закон о «гомруле» прошел через парламент, но так и не был осуществлен (подробнее см. гл. 11).

Иначе разрешилась конфликтная ситуация, которая возникла в условиях существовавшей со времен наполеоновских войн унии между Швецией и Норвегией. Норвегия по отношению к Швеции находилась в подчиненном положении, но пользовалась довольно широкой автономией, имея собственную конституцию, парламент и правительство (без министерства иностранных дел). C конца XIX в. подобный статус уже не обеспечивал в достаточной мере интересов норвежской буржуазии, которую теснила на рынке более сильная шведская. Стоявшее в Норвегии у власти либеральное крыло буржуазии возглавило движение за полную государственную самостоятельность, получившее широкую поддержку в разных слоях населения. B 1905 г. шведско-норвежская уния была мирным путем расторгнута. Ha прошедших в Норвегии двух референдумах большинство голосов было подано за то, чтобы она осталась монархией, но под властью своего собственного, а не общего со Шоецией короля, как было раньше.

B Испании продолжалось осознание своей особой национальной принадлежности каталонцами, галисийцами, басками. B Каталонии, где процесс формирования нации шел наиболее быстро, возникло движение за национальную автономию, которое в 1914 г. добилось создания в этой области местного представительного органа.

Еще одна южноевропейская страна — Португалия — в 1910 г. пережила буржуазную революцию, покончившую с существованием монархии. Некоторыми своими чертами (активная политическая роль военных кругов) она напоминала младотурецкую революцию или события, предшествовавшие повороту к либерализму в Греции, ио была радикальнее no результатам. B 1911 г. в Португалии было введено практически всеобщее избирательное право для мужчин, осуществлено отделение церкви от государства и другие антиклерикальные меры, принята новая республиканская конституция.

B Латинской Америке к началу XX в. укрепились позиции местной буржуазии, заинтересованной в развитии национальной экономики своих стран, в ослаблении их зависимости от иностранных монополий, в ограничении всевластия олигархических клик, в демократизации политических систем и упрочении конституционного строя. Модернизация в этом направлении традиционных латиноамериканских обществ отвечала интересам широких слоев населения. B некоторых странах О^РУгвай, Аргентина) на этой волне пришли к власти либерально-реформистские правительства, которые встали на путь поддержки национальной промышленности, приступили к аграрным преобразованиям, ввели прогрессивное трудовое и пенсионное законодательство и т.д. B Мексике общественное развитие пошло по иному, революционному руслу. Здесь в 1910—1917 гг. развернулась революция, которая прошла через сложные внутренние перипетии и сопровождалась военной интервенцией США, но в итоге привела к власти национальную буржуазию, закрепила в Мексике демократический политический строй и позволила ей упрочить свою самостоятельность.

Таким образом, в тех странах Европы и Америки, которые оказались перед необходимостью наверстывать историческое отставание от ушедших вперед, в начале XX в. не раз возникали кризисные ситуации на почве нерешенных социальных, политических, национальных проблем. По большей части они преодолевались посредством проведения либеральных реформ, но в иных случаях выливались и в революционные потрясения.

<< | >>
Источник: И.В. Григорьева. Новая история стран Европы и Америки. Начало 1870-х годов — 1918 r.: Учебник / Под ред. И.В. Григорьевой. — M.: Изд-во МГУ,2001. - 720 с.. 2001

Скачать готовые ответы к экзамену, шпаргалки и другие учебные материалы в формате Word Вы можете в основной библиотеке Sci.House

Воспользуйтесь формой поиска

Введение

релевантные научные источники:
  • Введение в экономическую теорию. Лекция
    | Лекция | | Россия | docx | 0.86 Мб
    Общие понятия Экономическая теория: ее цели и основные задачи. Экономические показатели и макроэкономические агрегаты. Взаимосвязь экономической теории и экономической политики. Экономическая система
  • Речь героя и позиция автора в поздних рассказах А.П.Чехова
    Андреева Елена Владимировна | Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Санкт-Петербург - 2004 | Диссертация | 2004 | Россия | docx/pdf | 12.38 Мб
    Специальность 10.02.01 - русский язык. Структура художественного текста неоднородна. Опа представляет собой комбинацию авторского повествования или речи повествователя и персонажей. Вопросы структуры
  • Развитие иноязычного образования в гимназиях России в середине XIX - начале XX века (на материале Курской губернии)
    Ветчинова Марина Николаевна | Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. Курск - 2002 | Диссертация | 2002 | Россия | docx/pdf | 3.61 Мб
    13.00.01 - общая педагогика, история педагогики и образования. Актуальность исследования Современная педагогическая наука во всем мире переживает период переосмысления философских оснований
  • Параллельно-рекурсивные методы выполнения вейвлет-преобразования в задачах обработки дискретных сигналов
    Нго Кыу Фук | Диссертация на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук. Москва - 2005 | Диссертация | 2005 | Россия | docx/pdf | 6.81 Мб
    Специальность 05.13.11 - математическое и программное обеспечение вычислительных машин, комплексов и компьютерных сетей. ВВЕДЕНИЕ Вейвлет-преобразование (wavelet transformation) в настоящее время
  • Образование как ресурс развития личности, общества и государства
    Кондаков Александр Михайлович | Диссертация на соискание ученой степени доктора педагогических наук. Москва - 2005 | Диссертация | 2005 | Россия | docx/pdf | 9.19 Мб
    Специальность 13.00.01 - общая педагогика, история педагогики и образования. Введение Восстановление российской экономики и сложившаяся тенденция ее устойчивого роста поставили новые стратегические
  • Проектирование ювелирных изделий на основе законов бионического формообразования
    Корытов Александр Владимирович | Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук. Москва - 2004 | Диссертация | 2004 | Россия | pdf | 11.8 Мб
    Специальность 17.00.06 - Техническая эстетика и дизайн. В настоящее время в России в области производства ювелирных изделий (ЮИ) наблюдается тенденция к снижению их художественного уровня. Это
  • Национальность юридических лиц в международном частном праве
    Кадышева Ольга Владимировна | Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2002 | Диссертация | 2002 | Россия | docx/pdf | 4.12 Мб
    Специальность 12.00.03 - Гражданское право. Предпринимательское право. Семейное право. Международное частное право. ВВЕДЕНИЕ Обоснование темы исследования и ее актуальность. Развитие торговых и иных
  • Совершенствование гидропривода грузоподъемных механизмов подъемно-транспортных и строительно-дорожных машин
    Ереско Александр Сергеевич | Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук. Красноярск - 2004 | Диссертация | 2004 | Россия | docx/pdf | 8.45 Мб
    Специальность: 05.02.13 - Машины, агрегаты и процессы (машиностроение). ВВЕДЕНИЕ В практике грузоперевозок, и строительства широко применяются специализированные мобильные машины, осуществляющие
  • Обоснование параметров и режимов работы плющилки влажного зерна
    Одегов Владислав Анатольевич | Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук. Киров - 2005 | Диссертация | 2005 | Россия | docx/pdf | 9.92 Мб
    05.20.01 - технологии и средства механизации сельского хозяйства. ВВЕДЕНИЕ Одно из важнейших условий высокоэффективного производства животноводческой продукции - обеспечение животных полноценными
  • Развитие методов управления надежностью сложных технических систем с зависимыми отказами элементов
    Назарян Сергей Арович | Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук. Липецк - 2004 | Диссертация | 2004 | Россия | doc/pdf | 3.05 Мб
    Специальность 05.13.06 — Автоматизация и управление технологическими процессами и производствами (промышленность). ВВЕДЕНИЕ Управление надежностью технических систем промышленного производства — одна
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История Византии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Казахстана - История кинематографа - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Музееведение - Новейшая история России - Палеонтология - Первая мировая война - Ранний железный век - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век -