<<
>>

Глава 22 ОСНОВНЫЕ СТРАНЫ ЕВРОПЫ И США в период мировой войны

АНГЛИЯ

Распространенное в предвоенные годы мнение о скоротечном характере надвигающейся большой европейской войны исключало саму мысль о необходимости подготовки к войне экономики. Генералы разрабатывали планы будущих боевых операций, но почти никто не задумывался о проблемах мобилизации хозяйства. B Англии единственным исключением из этого правила был железнодорожный транспорт. Еще на опыте англо-бурской войны британское правительство убедилось, что при организации массовых перевозок войск оно имеет не больше прав, чем любой другой клиент почти трех десятков английских железнодорожных компаний. B результате закон 1912 г. наделил правительство полномочиями в чрезвычайных обстоятельствах временно устанавливать собственный контроль над железнодорожными перевозками.

Вступление Великобритании в мировую войну немедленно поставило перед страной две главные проблемы: мобилизации людей и мобилизации финансов. Согласно секретному «плану W», Англии предстояло сформироватьи переброситьво Францию 150-тысячный экспедиционный корпус. Ho в Англии, в отличие от других стран, отсутствовала всеобщая воинская повинность и вооруженные силы комплектовались на добровольной основе. Мобилизация людей в этих условиях прямо зависела от отношения населения к начавшейся войне. Нарушение Германией нейтралитета Бельгии, гарантом которого выступала Англия, дало британскому правительству желанный повод, а прессе — уникальную возможность убедить массы англичан в справедливости войны в защиту «маленькой несчастной Бельгии». Действительно, патриотический энтузиазм англичан в первые недели войны был необычайно велик, а у дверей вербовочных пунктов по всей стране стояли очереди добровольцев.

Совсем другая очередь выстроилась в те же августовские дни у дверей Английского банка в лондонском Сити. C началом войны люди бросились обменивать свои бумажные деньги на золотые монеты. Была парализована работа фондовой биржи, прекратили нормальную работу многие банки. Возникла «августовская финансовая паника». По инициативе канцлера Казначейства (министра финансов) Д. Ллойд-Джорджа парламент разрешил Английскому банку выпустить в обращение две новые банкноты (достоинством в фунт и в полфунта стерлингов), не подлежавшие свободному обмену на золото. Тем самым Англия де- факто отказаласьот золотого стандарта национальной валюты, но паралич финансовой системы был преодолен.

B первые дни войны британский парламент принял основополагающий «Закон о защите королевства» (DORA), провозгласивший приоритет общенациональных интересов перед частными и призвавший население объединить усилия в защите «короля и страны». Этот закон стал юридическим выражением настроений национального единения перед лицом врага, а в дальнейшем — фундаментом всего чрезвычайного законодательства военного времени.

Атмосфера патриотического подъема определила и еще одно важное решение: руководство британского профсоюзного движения провозгласило состояние «мира в промышленности» (т.е. отказа от стачечной борьбы) вплотьдо окончания военныхдейст вий. Свободный набор добровольцев в армию облегчил исполнение этого решения: уже к концу 1914 г. в Англии практически исчезла безработица.

Ожидания скорого окончания войны побуждали правительот во к отказу от сколько-нибудьсерьезной перестройки хозяйства на военный лад. Оно всерьез полагало, что победа будет достигнута тем скорее, чем меньше государство будет вмешиваться в традиционный экономический порядок. Эта позиция, выраженная в краткой формуле «бизнес как обычно», вместе с объявленным тред-юнионами «промышленным миром» составили основу внутренней жизни страны в первое военное полугодие.

Ситуация серьезно изменилась к весне 1915 г. Переход от маневренной к позиционной войне на Западном фронте выдвинул на первый план задачу мобилизации уже не только людских, но и производственных ресурсов · армии требовалось все больше нового вооружения и боеприпасов. Разразившийся весной 1915 г. в воюющих странах по обе стороны фронта «снарядный кризис» в Англии привел к кризису политическому. B начале мая либеральное правительство Г. Асквита было преобразовано в коалиционное: либералы сохранили в нем ключевые министерские посты (а сам Асквит — кресло премьер-министра), но в правительство вошли также консерваторы и, впервые, лейбористы.

B составе правительства был учрежден новый пост министра вооружений, и получивший этот портфельД. Ллойд-Джордж уже 2 июня 1915 г. провел через парламент «Закон о производстве вооружений».

Закон предоставил правительству широкие чрезвычайные полномочия по организации и регулированию производства в стратегических отраслях промышленности. Подобно «Закону о защите королевства» он стал основой огромного количества подзаконных актов, циркуляров, директив и распоряжений, детально регламентировавших всю деятельность стратегических отраслей экономики. Причем в категорию стратегических постепенно попадали все новые и новые отрасли, и к концу войны под контролем министерства вооружений работало не менее 80% промышленности страны.

«Закон о производстве вооружений» не давал правительству права национализировать предприятия стратегических отраслей, но разрешал временно «вступать во владение» ими с выплатой владельцам компенсации (обычно в размере средней довоенной прибыли). Государствоактивнопользовалосьэтимправом, беря под свой контроль не только машиностроительные заводы, но и предприятия многих других отраслей. Так, например, в конце войны государство «вступило во владение» пекарнями, мукомольными и масложировыми заводами. Одновременно рос и собственно государственный сектор экономики: строились новые государственные предприятия и расширялись уже существующие. Число рабочих, занятых на крупнейшем государственном оборонном заводе — Ипсвичском арсенале, — за годы войны выросло с 10 тыс. до 80 тыс. человек.

Ha контролируемых государством предприятиях устанавливался жесткий режим работы: рабочий деньдостигал 10—12 часов, отменялась оплата сверхурочных, сокращались или совсем ликвидировались выходные дни и отпуска. Особым циркуляром министерства вооружений были введены «отпускные свидетельства»: пожелавшие уволиться с военного предприятия рабочие должны были получитьу администрации такое свидетельство, без которого они не могли устроиться ни на какую другую работу. Создание системы государственного регулирования промышленного производства, таким образом, сопровождалось фактически полным исчезновением рынка труда, огосударствлением рабочей силы и широким использованием методов внеэкономического принуждения, хотя и без формального введения всеобщей трудовой повинности.

Проблема мобилизации людских ресурсов страны была во многом решена после введения в Англии в мае 1916 г. всеобщей воинской повинности (конскрипции). Постепенное расширение сферы действия «Закона о производстве вооружений» в сочетании с конскрипцией создало в последние два года войны ситуацию, когда мобилизованным оказалось практически все мужское население страны, а государственные органы по своему усмотрению решали, где именно, в тылу или на фронте, лучше использовать каждого человека. Эта система государственного регулирования трудовых ресурсов в Англии получила название системы «национальной службы». Она в определенной мере позволила упорядочить государственное распределение и использование рабочей силы, но не решила проблемы нехватки рабочих рук. Главным источником пополнения трудовых ресурсов стало широкое применение женского труда. За годы войны на фабрики и заводы, в торговлю и на транспорт, в другие отрасли хозяйства на смену ушедшим на фронт мужчинам пришли миллионы женщин. Их труд во многом обеспечил и потребности фронта, и жизнь страны. Привлечение женщин на производство одновременно меняло и их социальный статус, и их роль в политической жизни, косвенным (но далеко не равноценным) признанием чего стало принятие в феврале 1918 г. нового избирательного закона, впервые предоставлявшего женщинам старше 30 лет право участвовать во всеобщих парламентских выборах.

Вызванная войной дезорганизация мирохозяйственных связей и транспортных коммуникаций наряду с необходимостью наращивания военного производства объективно ослабляли зависимость различных частей огромной Британской империи от метрополии. Экономические и политические позиции местной буржуазии быстро укреплялись не только в британских доминионах, но и в крупнейших колониях — Индии, Египте и др. Это создавало условия для роста центробежпыхтенденций и подъема национально-освободительной борьбы в Британской империи после окончания мировой войны.

Впрочем, первое выступление нового этапа национально- освободительного движения произошло еще в годы войны совсем рядом с метрополией — в Ирландии. Сторонники ирландской независимости — республиканцы и социалисты — в апреле 1916 г. готовили вооруженное восстание. Они опирались на вооруженные отряды «ирландских волонтеров» и рабочие дружины «ирландской гражданской гвардии» и рассчитывали на помощь ирландских организаций в США и германского правительства. B пасхальный понедельник вооруженный отряд волонтеров занял центральный почтамт Дублина. Была провозглашена независимая Ирландская республика и образовано Временное правительство во главе с П. Пирсом. Хотя восстание в Дублине не получило широкой поддержки в стране и помощи извне, английским войскам понадобилось пять дней для его подавления. Bce лидеры «пасхального восстания», включая П. Пирса, Ш. Мак- Дёрмотга и выдающегося революционера, социалиста Дж. Кон- ноли, были казнены. Неудача восстания тем не менее коренным образом изменила ситуацию в Ирландии: до него большинство участников национально-освободительного движения видели свою цель в установлении «гомруля», теперь «гомруль» становился лишь исходным пунктом борьбы, а ее целью — независимая Ирландская республика.

K концу 1916 г. Англия, как и другие воюющие страны, оказалась в критической ситуации. Год не принес заметных успехов на фронте, жизнь в тылу становилась все труднее, а окончание войны не приближалось. B прессе развернуласьдискуссия о целях войны, в которой все чаще звучали призывы к ее скорейшему окончанию. Требовалось сделать выбор: продолжать войну до победного конца или добиваться заключения мира. Правительство Г. Асквита по обыкновению медлило с принятием решения, а Ллойде-Джордж предложил собрать все силы страны в кулак и завершить войну одним «нокаутирующим ударом». Правительственный кризис в начале декабря привел к отставке Асквита и формированию нового коалиционного кабинета во главе с Д. Ллойд-Джорджем.

Приход к власти правительства Ллойд-Джорджа не бьш простой перетряской министерских портфелей. Началась глубокая перестройка всей британской партийно-политической системы. Либеральная партия раскололась на сторонников Ллойд-Джорджа и сторонников Асквита, причем последние вслед за своим лидером вышли из правительства и перссели на скамьи оппозиции в парламенте. Великая либеральная партия XIX в. вступила в полосу глубокого кризиса, от которого, в сущности, так и не оправилась. Напротив, лейбористы не последовали за либералами, а остались в правительстве. Тем самым они решительно отказались от роли послушного младшего партнера либералов, закрепившейся за ними в довоенные годы, и сделали серьезную заявку на самостоятельную роль в политике. B новом правительстве значительно укрепили свои позиции консерваторы: теперьим принадлежали почти все ключевые министерские посты. Ho изменились и сами консерваторы: министерские кресла в новом кабинете заняли не только представители традиционной (чаще всего аристократической) политической элиты, в них появились представители деловых кругов (крупные промышленники, судовладельцы, угольные магнаты, финансисты) — люди, непосредственно знающие хозяйство и умеющие им управлять. Часть из них формально даже не были членами консервативной партии и ранее не избиралисьв парламент. Они считалисьбеспартийными, но их политические симпатии были на стороне консерваторов. Проконсервативные настроения лидеров делового мира отчетливо проявились и в деятельности созданной в те же дни декабрьского политического кризиса 1916 г. новой организации крупного бизнеса — Федерации британской промышленности.

Формирование коалиционного правительства Д. Ллойд- Джорджа, таким образом, положило начаяо глубоким социально- политическим преобразованиям в Англии и означало приход непосредственно к управлению страной представителей крупного капитала, взявших курс на достижение любой ценой победы над главным конкурентом — Германией. Это событие кратко и точно оценил видный английский историк А.Дж.П. Тейлор, назвавший его «революцией в британском стиле».

C этого момента и вплоть до окончания войны правительство Ллойд-Джорджа создает новые органы государственного управления: учреждаются министерства и ведомства, департаменты и управления, комитеты и подкомитеты, комиссии и подкомиссии. Так, были образованы: ведомство контролера угледобычи (с февраля 1918 r. — министерство шахт), департамент контролера морского транспорта, министерство «национальной службы» (наряду с уже существовавшими министерствами труда и пенсий), министерство продовольствия и многие другие. B результате K концу войны той или иной формой государственного контроля оказалась охвачена практически вся национальная экономика Великобритании. Государство регулировало почти все промышленное произвбдство страны, морской и железнодорожный транспорт, лицензировало 95% внешней торговли, осуществляло политику стимулирования сельскохозяйственного производства, распределяло трудовые ресурсы и продовольствие (продовольственные карточки на некоторые продукты были введены в Англии с февраля 1918 r.).

Строительство огромного механизма государственного контроля происходило хаотично, появление каждой новой проблемы влекло за собой создание нового государственного органа. Так, объявление Германией с 1 февраля 1917 г. «неограниченной подводной войны» потребовало введения жесткого государствен ного контроля над сокращающимся тоннажем морского транс порта и государственного лицензирования импорта. Сокращение ввоза продовольствия, в свою очередь, вызвало необходимость его государственного учета и распределения, что было поручено созданному летом 1917 г. новому министерству продовольствия, и т.д.

За годы войны гигантски вырос государственный аппарат. Характерный пример: в начале войны снабжением войск ведал один из департаментов армейского министерства, в котором работали 56 сотрудников, — к концу войны штат министерства вооружений, занятыйрешениемтехжепроблем, составлял62тыс. человек. Соответственно возросли и расходы государства на содержание огромной армии чиновников, а вместе с постоянно растущей стоимостью ведения войны это составило едва ли не главную заботу правительства — проблему финансирования государственных расходов.

B первые месяцы войны правительство всерьез надеялось решить эту проблему за счет увеличения налогообложения, «чтобы не перекладывать наши расходы на плечи будущих поколений», как сформулировал эту цель бывший в то время министром финансов Ллойд-Джордж. Действительно, за годы войны были повышены ставки довоенных и введены новые прямые и косвенные налоги: прогрессивно-подоходный, налог на военную сверхприбыль, ставка которого в конце войны составляла 80%, акцизы на пиво, табак и ряд других продуктов, сборы за покупку предметов роскоши (включая велосипеды) и развлечения (включая театр и кинематограф). Общий объем налогообложения по сравнению с довоенным вырос в 6 раз. Ho даже до предела завинтив налоговый пресс, правительство в итоге смогло покрыть за счет налогов лишь менее трети своих расходов. Еще более скромные результаты принесла денежная эмиссия. Реальное исчезновение золота из оборота внутри страны заставило правительство неоднократно включать печатный станок в течение всей войны, и к концу ее объем бумажных денег в обращении вырос почти в 12 раз. Ho поскольку львиная доля роста лишьзамещала выводимую из оборота звонкую монету, покупательная способность фунта стерлингов упала всего на треть, а правительству удавалось погашать за счет эмиссии только некоторые текущие платежи.

Главным источником покрытия государственных расходов в годы войны стали внутренние и внешние займы. Результатом этого явился быстрый рост государственного долга, составившего к концу войны огромную сумму в 7,8 млрд ф. ст., причем 85% этой суммы приходилось на внутренний долг, а остальные — на внешние заимствования (из них около 850 млн ф. ст. — на долг США). Другим важным следствием этого было усиление роли государственного бюджета в экономике страны. Если до войны, когда отсутствовала постоянная армия, а правительство было «дешевым», через государственный бюджет перераспределялосьне более 5% ВНП, то к концу войны уже не менее половины ВНП проходило через госбюджет. Более того, огромный государственный долг и связанная с этим необходимость его обслуживания, т.е. уплаты процентов и других текущих платежей, не давали оснований надеяться ни на облегчение налогового бремени, ни на скорое сокращение бюджета после окончания войны.

Проблемы переходного от войны к мирной жизни периода стали волновать и общественность, и правящие круги Великобритании задолго до ее окончания. Первый комитет по реконструкции (такое название получил этот переход в Англии) был учрежден либеральным правительством еще в марте 1915 г. Ллойд- Джордж в начале своего правления значительно изменил его состав, но работа комитета была продолжена, а в июле 1917 г. он был преобразован в министерство реконструкции. Это было новое, весьма необычное учреждение. Располагая солидным штатом сотрудников во главе с ближайшим соратником премьер-министра К. Аддисоном, имея возможность получать информацию из других министерств и привлекать консультантов любого уровня, наконец, будучи органом исполнительной власти, министерство реконструкции на деле не получило никаких властных полномочий. Вся его деятельность сводилась к подготовке планов и законопроектов для послевоенного периода, большинство из ко- торыхдаже никогда не были рассмотрены парламентом, не говоря уж об их осуществлении, иными словами — к строительству «воздушныхзамков». И на то были веские причины.

Перенесшие невиданные ранее тяготы и испьггания массы населения, естественно, связывали с окончанием войны надежды на новую и непременно лучшую жизнь в послевоенном мире. И как бы ни были порой смутны и неконкретны эти ожидания, в них неизменно присутствовало новое отношение к государству — именно ему отводилась ведущая роль и в устройстве послевоенного мира, и в решении хозяйственных проблем, и в проведении социальных реформ. Основой этого служила реальная практика государственного регулирования (со всеми ее изъянами и недостатками), понимание того, что без государственного вмешательства войну такого масштаба нельзя было бы не только выиграть, но даже просто вести.

Широкую популярность среди рабочих получила идея национализации производства. Отдельные профсоюзы (например, Федерация горняков) выдвигали ее и до войны, но к концу войны требование национализации поддерживали почти все британские тред-юнионы. Значительное распространение получило и новое требование введения рабочего контроля над производством и распределением. Его, в частности, активно отстаивало профсоюзное Движение меньшинства, объединявшее к концу войны более миллиона рабочих. Немало сторонников было и у идеи глубоких социальных реформ, особенно в сфере пенсионного обеспечения и государственного страхования по безработице, ведь после войны предстоялодемобилизоватьитрудоустроитьпятимил- лионную армию.

Настроения масс в известной мере нашли отражение в программных документах лейбористской партии, принятых в 1918 г. Впервые с момента основания Комитета рабочего представительства лейбористское руководство сочло необходимым определить цели движения и программу действий. Первая задача была выполнена в феврале принятием Устава лейбористской партии, содержавшего специальный раздел «Цели партии», четвертый пункт которого, в частности, называл задачей лейбористов «обобществление средств производства, распределения и обмена». Другим документом стала принятая в августе того же года лейбористская программа «Труд и новый социальный порядок», суть которой выражал ее подзаголовок — «Доклад о реконструкции». Лейбористский вариант послевоенной реконструкции предусматривал проведение государством ряда социально-экономических реформ, однако популярное требование национализации было сведено в нем к огосударствлению лишь нескольких отраслей, а термин «рабочий контроль» был заменен на более расплывчатый «демократический контроль».

Деловой мир и лидеры других ведущих политических партий Великобритании также признавали роль государственного регулирования для достижения победы в войне. Однако, оценивая перспективы сохранения государственного контроля на послевоенный период, они обращали внимание в первую очередь на его главные недостатки: бюрократическую косность и непомерную дороговизну. После Октябрьской революции в России к этому добавились и политические опасения: считалось, что предельная централизация руководства экономикой страны сделает правительство заложником «случайной» расстановки политических сил, если не прямого заговора «группы экстремистов». Эти опасения в решающей степени определили крайне негативное отношение правящих верхов к сохранению государственного контроля после окончания войны. Напротив, лишь скорейшее и полное избавление от всех государственных ограничений военного времени, восстановление довоенного порядка в стране, в империи и в мире представлялось им главной задачей реконструкции. По выражению одного из консервативных политиков, нужно было вернуться «назад к 19)4 году».

Деятельность министерства реконструкции в этой обстановке, с одной стороны, должна была успокоить массы, убедив их в том, что в готовящихся планах реконструкции будут учтены все их чаяния, а с другой — служила прикрытием реальной подготовки к окончанию войны. И такая подготовкадействительно велась: детальные планы завершения своей деятельности и самоликвидации в последние месяцы войны были составлены (но не оглашались) в министерствах вооружений, продовольствия, транспорта и многих других государственных ведомствах, готовилась также программа приватизации большей части государственных военных заводов.

Сложившееся к концу войны противоречие между стремлением широких масс британских граждан к решительным социально- экономическим реформам и желанием правящих верхов максимально восстановитьдовоенный статус-кво во многом определило и характер послевоенной реконструкции, и остроту социальных конфликтов, да и все развитие Англии в последующие годы.

ФРАНЦИЯ

«Священное единение». Первая мировая война, явившаяся ддя Франции, равно как и для других стран, трагическим испытанием, преподнесла немало неожиданностей. Вопреки стратегическим планам решающая битва кампании 1914 г. разыгралась не на границе с Германией в Лотарингии, где были сосредоточены основные силы французской армии, а в глубоком тылу, почти у стен Парижа, куда она была вынуждена отступить под ударами немцев. Да и сама война не закончилась до наступления зимних холодов, а растянулась на четыре с лишним года. Совершенно непригодной оказалась «наполеоновская» тактика маневренной войны, которой придерживалось командование: осенью 1914 r. французско-германский фронт стабилизировался, и война приоб рела позиционный характер.

Победа на Марне в сентябре 1914 г. позволила Франции избежать разгрома. Ho чтобы продолжать войну, ей предстояло еще избежать экономического краха, на грани которого она оказалась вскоре после начала военных действий. Довоенные запасы вооружения и других важных материалов, на которых правительство и командование рассчитывали продержаться до скорой победы, быстро растаяли. Между тем экономика не могла удовлетворить всех нужд армии и населения. B связи с массовой мобилизацией призывных возрастов и параличом железнодорожного транспорта, занятого перевозками войск, еще в августе закрылась половина всех промышленных и торговых предприятий. Положение усугублялосьтем, что немцы оккупировали 10 северо-восточных департаментов Франции, доля которых в производстве основных видов промышленной продукции составляла: угля — 74%, чугуна — 81%, стали — 63%, цинка — 76%, продукции машиностроения — 25%, шерстяныхтканей — 81%, сахара — 76%.

He полагаясь в этих условиях на обычные рыночные механизмы, правительство прибегло к чрезвычайным мерам регулирования экономики. Bce экспортно-импортные и валютные операции были поставлены под контроль чиновников, осуществлена реквизиция торгового флота. Государство стало распределять и рационировать сырье, топливо и продовольствие. Для управления отдельными отраслями промышленности были образованы специальные органы власти, в состав которых вошли владельцы крупнейших предприятий. Вследствие нехватки рабочей силы правительство неоднократно принимало решения об отзыве мобилизованных рабочих, крестьян, специалистов различного профиля для работы в тылу. Широко применялся труд военнопленных, число которых к концу войны превысило 300 тыс. B целях предотвращения трудовых конфликтов правительство ввело контрольнадусловиями труда, заработной платой и ценами на основные потребительские товары. B результате этих мер к концу войны государственное регулирование экономической жизни и социальных отношений приобрело всеобъемлющий характер.

Французам пришлось решать и сверхсложную задачу организации политического управления страной в условиях войны. 4 августа 1914 r. парламент без обсуждения принял серию законов, обеспечивающих национальную оборону, в том числе за кон об осадном положении, после чего прервал свою работу на неопределенное время. При приближении германских войск 2 сентября правительство покинуло Париж и временно перебралось в Бордо. B условиях, когда бьиіо приостановлено действие законов о свободе печати и собраний, введена цензура и другие ограничения политической деятельности и распространения информации, военное командование сосредоточило в своих руках огромную и бесконтрольную власть. Большинство граждан и политических партий были готовы принять эту «диктатуру» военных, но лишь при условии скорой победы. Однако командование это условие не выполнило, а отсутствие гражданского контроля часто использовало для сокрытия своих ошибок и просчетов. Так, благодаря цензуре в первые недели войны общественное мнение пребывало в уверенности, что французские войска успешно атакуют немцев на границе, и лишь в разгар сражения на Марне узнало горькую правду об отступлении. Поэтому парламент, возобновивший в конце декабря 1914 г. свои заседания в Париже, куда к этому времени вернулось и правительство, принял решение не прерывать работу до конца войны. Его борьба за контроль над военными властями в конечном счете привела к отставке генерала Жоффра с поста главнокомандующего в конце 1916 г.

Весьма неожиданным для властей оказалось поведение в начале войны анархо-синдикалистов и революционных социалистов, лидеры которых были предусмотрительно занесены в списки лиц, подлежащих аресту после объявления мобилизации. Даже такие отъявленные «антимилитаристы», как Эрве, поддержали войну, признав ее справедливой и оборонительной со стороны Франции и других стран Антанты. 4 августа депутаты-социалисты единогласно вотировали законопроекты, представленные правительством. Тем самым они окончательно обнаружили свою беспомощность перед войной. Примером самоотверженной борьбы с ее угрозой остался в памяти французов Ж. Жорес, подло убитый 31 июля 1914 г. маньяком-националистом P. Виллэном (суд, состоявшийся после войны, оправдал убийцу).

Широко распространенные в обществе настроения выразил президент Пуанкаре, который в своем послании парламенту 4 августа призвал всех французов к «священному единению» перед лицом внешнего противника. Этот призыв был поддержан всеми основными политическими силами, которые, невзирая на свои разногласия, проявили готовность к сотрудничеству в интересах национальной обороны. B парламенте крайние партии — социалисты слева, монархисты и националисты справа — отказались от систематической оппозиции правительству. Кабинет министров, который с июня 1914 г. возглавлял Вивиани, был реорганизован. 26 августа в ыего впервые вошли члеиы Объединенной социалистической партии Ж. Гед и Марсель Самба. Пришедший ему на смену в октябре 1915 г. кабинет А. Бриана представлял еще более широкий спектр политических сил. Кроме радикалов, левых республиканцев и социалистов он включал правого республиканца и монархиста.

Так под влиянием внешней опасности впервые в истории Третьей республики был создан общенациональный блок основ ных партий, известный под названием «священного единения». Его роль как политического механизма управления страной бьша велика. Благодаря ему упростились отношения между кабинетом министров и парламентом. Обычные в мирное время столкновения фракций на идеологической почве больше не мешали пра-

вительству сосредоточить внимание на осуществлении мер, продиктованных нуждами национальной обороны. Пример сотрудничества разных партий в правительстве и парламенте поддерживал дух «священного единения» на местах: большинство политических организаций приостановили свою деятельность или ограничили ее филантропическими задачами. Ho главное — правительству удалось наладить сотрудничество с руководством BKT, которую с 1909 г. возглавлял Леон Жуо. B прошлом анархо-синдикалист, он после провала попыток организовать всеобщую стачку разочаровался в революционной тактике и воспользовался началом войны, чтобы повернуть профсоюзное движение в русло реформизма. B рамках «священного единения» Жуо участвовал в осуществлении социальной политики правительства, помогая ему улаживать путем переговоров и компромиссов споры между рабочими и предпринимателями. Bo многом благодаря его позиции забастовки во второй половине 1914—1916 гг. были исключительно редки.

Политический кризис 1917 г. Ура-патриотические настроения, с особой силой проявившиеся в момент объявления войны Германией, сохранялись недолго. Неудачное начало войны, а затем и провалы наступательных операций союзников в Шампани и Артуа в 1915 r., а также на реке Сомме в 1916 г. отрезвляюще подействовали на французов. Гнетущее впечатление производили на них огромные потери армии (всего за время войны — 1,5млн убитыми и 3 млн ранеными) и постоянное ухудшение условий жизни гражданского населения в тьшу и особенно на оккупированной немцами территории. Мысль о том, что путь к победе будет долог и вымощен неисчислимыми жертвами, глубоко проникла в сознание людей.

Ha третьем году войны общественное мнение явственно разделилось в оценке ее перспектив. Неудачи и трудности не смущали националистов и сторонников реванша, выступавшихза победу любой ценой. B парламенте и стране они образовали разношерстную и неорганизованную «партию войны». Среди ее лидеров выделялся Клемансо, который в первые годы войны не входил в правительство и поэтому в глазахлюдей не нес ответственности за его ошибки и неудачи. Сдругой стороны, немало французов, которые придерживались пацифистских взглядов, все чаще задавали себе вопрос: если за победу приходится платить так дорого, то не лучше ли договориться с Германией о прекращении бессмысленного кровопролития? Из них постепенно составилась «партия мира», столь же пестрая по составу, как и «партия войны», но гораздо менее сплоченная вокруг общих целей и лидеров.

Особенностью движения за мир во время войны было то, что сторонники революционных методов борьбы (например, всеобщей стачки) и вообще массовыхдействий не пользовались в нем особым влиянием. Антивоенные настроения бьши распростране ны главным образом в Объединенной социалистической партии. B ней возникла оппозиция как участию социалистов в правительстве, так и поддержке его курса на победу любой ценой. Это антивоенное «меньшинство», как его называли, выступало за совместные действия социалистов всех воюющих стран с целыо заключения всеобщего справедливого мира путем давления на «свои» правительства. Ha съезде СФИО в декабре 1916 г. меньшинство почти сравнялось с большинством, которому лишь с незначительным перевесом удалось сохранить руководство партией.

Весьма болезненно переживала войну и значительная часть радикалов, воспринимавших ее как крах не только пацифистских, но и демократических идеалов. C ужасом наблюдали они, как под предлогом военной целесообразности генералитет сосредоточивает в своих руках все больше власти, как попираются права и свободы граждан, а ксенофобия и национализм превращаются в разновидность официальной идеологии. Их недовольство вызывало и то, что благодаря «священному единению» влияние на политику правительства стали оказывать крайне правые партии и движения, казалось, навсегда отстраненные от кормила власти. Надежду на возможность изменить ход событий им подавал Кайо, развернувший в годы войны бурную деятельность. Хотя он и старался держаться в тени, избегая публичных акций, общественное мнение указывало на него как на главу «партии мира».

Ряд событий послужил причиной того, что едва заметные до поры разногласия внезапно переросли в острую политическую борьбу с непредсказуемым результатом. Мирная инициатива Центральных держав в декабре 1916 г. впервые сделала вопрос о войне и мире предметом публичных дискуссий, что было равносильно перевороту в общественном сознании. Неудача наступления союзников на Западном фронте в апреле 1917 г. заставила многих французов распрощаться с остатками надежд на скорое победное завершение войны. A последовавшие затем массовые отказы солдат фронтовых частей от подчинения командирам (этими выступлениями B той или иной степени были затронуты две трети всех французскихдивизий на Западном фрон · те) повергли в панику правящие круги. C большим трудом генералу Петэну, новому главнокомандующему французской ар мии, удалось, сочетая репрессии с мерами по улучшению быто-

вых условий солдат, восстановить дисциплину. Одновременно подвергся испытанию на прочность и тьш, где по крупным городам прокатилась волна забастовок.

Ha этом фоне огромный политический резонанс приобрело решение СФИО принять участие в международной конференции, о созыве которой совместно объявили социалистические партии нейтральных стран и представительный орган революционной демократии России — Петроградский совет рабочих и сол- датскихдепутатов. Правительство дважды — по собственной инициативе и по согласованию с западными союзниками — отказывало делегатам партии в выезде за границу. Социалисты сочли это достаточным основанием для выхода из правительственной коалиции. Из кабинета Рибо, пришедшего к власти после отставки Бриана в марте 1917 r., был отозван Альбер Тома, занимавший пост министра вооружений и приложивший немало усилий, чтобы не допустить забастовок в военной промышленности.

C уходом социалистов в оппозицию «священное единение» утратило одно из своих основных звеньев. Политический механизм управления страной, исправно работавший в течение трех лет, застопорился. Кабинеты Рибо и сменившего его в сентябре 1917 г. республиканского (независимого) социалиста Поля Пенлеве, известного математика и теоретика авиастроения, потеряли устойчивость: они оказались под сильным давлением как слева, так и справа. Руководство социалистической и радикальной партий приступило к консультациям с целью формирования «однородно» левого правительства, на ведущую роль в котором намечался Кайо. Co своей стороны, националисты разыграли против кабинетов Рибо и Пенлеве беспроигрышную карту патриотизма. B июле 1917 г. Клемансопубличнообвинилминистравнутренних дел Мальви в попустительстве «пораженческой» пропаганде, как представители «партии войны» квалифицировали любое выражение сомнений в победе. Его обвинения подхватила националистическая и реваншистская пресса, развернувшая шумную «антипораженческую» кампанию. Особенно усердствовала «Аксьон фраисэз», утверждавшая, что пацифизм неизбежно ведет к предательству. Ee разоблачения выглядели достоверными в свете ставших достоянием гласности данных о контактах Кайо с разного рода сомнительными дельцами, арестованными по подозрению в связях с противником.

B условиях, когда над Кайо нависла угроза следствия и суда, большинство парламентской фракции радикалов не подцер- жало своего лидера и отказалось пойти на соглашение с социалистами. После того как Пенлеве объявил о своей отставке, никто уже не мог помешать приходу к власти Клемансо, на «твердую

руку» которого уповали большинство парламентариев и значительная часть общественного мнения.

От поражений к победе. Кабинет Клемансо был сформирован 16 ноября 1917 r., когда военное положение Антанты и особенно Франциирезкоухудшилось. B Петроградевластьзахватилиболь- шевики, призвавшие немедленно начать всеобщие мирные переговоры. И хотя правящие круги Франции не очень-то верили в способность этих «ультрареволюционеров» договориться с кайзеровской Германией, надежд на скорое восстановление боеспособности русской армии, подорванной со времени Февральской революции, почти не осталось. Ha грани поражения осенью

1917 r. оказался и другой союзник — Италия, для помощи которой пришлось перебросить несколько французских и британских дивизий. Французы жили в ожидании наступления основных сил германской армии на Западном фронте. Некоторый оптимизм внушало лишь прибытие во Францию войск США, вступивших в апреле 1917 г. в войну на стороне Антанты. Однако их активное участие в боевых действиях ожидалось не ранее лета

1918 г.

Возглавив кабинет, Клемансо пообещал, что вся его внутренняя и внешняя политика будет починена одной цели — во что бы то ни стало победить. Главной его заботой было укрепление армии. Клемансо добился назначения на пост главнокомандующего союзными войсками генерала Фоша. Под предлогом охраны военной тайны парламентарии были отстранены от контроля над действиями военных, который всецело сосредоточился в руках главы правительства (взявшего себе также портфель военного министра). Авторитет Клемансо был настолько велик, что молва нaηpaдилa его после войны лестным прозвищем «отца победы».

Внутриполитический курс в правление Клемансо не претерпел серьезных изменений. «Священное единение», из которого добровольно исключили себя социалисты и часть радикалов, по-прежнему оставалось непререкаемой догмой для большинства политиков. Преследуя поднявших голову революционных синдикалистов, правительство тем не менее предпочитало не ссориться с официальным руководством BKT в лице Жуо. Однако по отношению к тем политическим деятелям, которых Клемансо считал виновными в подрыве веры народа в победу, были приняты жесткие меры. Бывший министр внутренних дел Мальви, сам обратившийся в Верховный суд с просьбой рассмотреть выдвинутые против него обвинения, был в августе 1918 г. признан виновным и приговорен к 5 годам изгнания. Кайо подвергся в январе аресту по обвинению в связях с противником и в заговоре

против безопасности государства (хотя следствие, растянувшееся на два года, не нашло убедительных улик, в 1920 г. он был осужден на три года тюремного заключения с последующим лишением политических прав). Оба эти дела создали опасный для демократии прецедент преследования неугодных лиц по политическим мотивам. Одновременно с повышенной интенсивностью заработали военно-полевые суды, вынося обвинительные приговоры по делам о «предательстве» и «шпионаже» (некоторые них, как неправосудные, были отменены после войны). Наконец, в самом начале своего правления Клемансо подверг суровой чистке государственный аппарат, особенно полицию, от лиц, замеченных в чрезмерной мягкости по отношению к антивоенной пропаганде.

B марте 1918 г. началось ожидавшееся наступление германских войск, которое поэтапно продолжалось в течение нескольких месяцев. Противник приблизился на опасное расстояние к Парижу, подверг его обстрелу дальнобойной артиллерии и ночным налетам авиации. B июле—августе развернулось грандиозное сражение с применением артиллерии, авиации и танков. B результате немцы были остановлены, а затем под ударами союзных войск принуждены к отступлению по всей линии фронта.

Когда в октябре 1918 г. Германия запросила у союзников перемирия, в правящем блоке, который олицетворяли два высших должностных лица — президент и премьер-министр, — возникли серьезные разногласия. Пуанкаре решительно возражал против переговоров с Германией, пока не уничтожена ее военная мощь. Он умолял Клемансо «не ставить подножку» наступающим союзным войскам. Однако тот, вынужденный считаться с мнением союзников, согласился на перемирие, которое и было подписано 11 ноября в ставке главного командования союзных войск в Компьене. Этот день и по настоящее время отмечается во Франции как одно из ocHOBHbDC событий истории страны.

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ

США вступили в Первую мировую войну лишь в апреле 1917 r. До этого они проводили политику нейтралитета, которая открыла перед американским капитализмом небывалые возможности усиления своей мощи и влияния в мире. B августе 1914 r., декларируя американский нейтралитет, президент В. Вильсон призвал граждан США соблюдать одинаковую лояль-

ность ко всем воюющим державам. Прошло, однако, немного времени, и логика войны в Европе и стремление к обогащению оказались сильнее пацифистских деклараций.

Война оказала огромное воздействие на экономику США. Разразившийся в 1913 г. промышленный кризис был вскоре преодолен, и начался подъем производства. Военные заказы стали главным фактором развития экономики. Военные закупки стран Согласия с 1914 по 1917 г. оценивались в 3—5 млрд. дол. B 1916 г. США давали 52% мирового производства чугуна и стали, 42% добычи угля. Война стимулировала рост таких важных отраслей промышленности, как нефтяная, автомобильная, судостроительная. B промышленности было создано свыше 2 млн новых рабочих мест. Многие фирмы получали от 100 до 800% прибыли на вложенный капитал. Значительная часть золотых запасов европейских стран перекочевала в кладовые американских банков. B 1916 r. золотой запас США составил 2,7 млрд дол., т.е. треть мирового.

Из страны-должника, какой они были до войны, США превратились в государство-кредитора. За годы войны капиталовложения США за границей выросли с 3,5 млрд дол. до 6,5 млрд. Воспользовавшись тем, что европейские соперники США были вовлечены в войну, американский капитал распространил свое влияние на значительную часть Латинской Америки. C 1913 по 1920 г. торговля США со странами этого региона выросла почти в четыре раза. He ограничиваясь экономической экспансией, США направляли линкоры, солдат, морскую пехоту на Гаити (в 1914—1915 гг.), в Доминиканскую Республику (в 1916 r.), на Кубу (в 1916—1917 гг.) и в Мексику (в 1914 и 1916 гг.), действуя в поддержку сил, угодных Вашингтону. Гораздо менее успешно развивалась экономическая экспансия в дальневосточном регионе и бассейне Тихого океана, где она натолкнулась на сильное противодействие нового соперника — Японии.

B годы нейтралитета государственное вмешательство в экономическую жизньстраны значительно возросло. Развитие событий подталкивало к тому, что государство брало на себя новые функции по контролю и регулированию экономических процессов. Начавшее функционировать с 1914 г. Федеральное резервное управление способствовало мобилизации денежных средств внутри страны и облегчило проведение операций с золотом и иностранными ценными бумагами за рубежом.

Объектом государственного вмешательства стал прежде всего транспорт. Военные перевозки в европейские страны вызвали огромный спрос на морской транспорт. Между тем американский торговый флот был устарелым и сравнительно небольшим

(по тоннажу он уступал английскому в 10 раз). Принятый в 1916 г. закон о создании Федерального управления судоходством предоставил ему широкие полномочия в деле строительства и эксплуатации новых кораблей. B результате к 1917 г. американские верфи спускали на воду судов не меньше, чем английские.

Сходные меры были предложены правительством на железнодорожном транспорте. Огромная система железных дорог США, составлявшая к этому времени почти половину железнодорожной сети мира, в результате ожесточенной конкуренции и роста социальной напряженности в этой отрасли находилась в состоянии, близком к параличу. Вильсон выдвинул план федеральной инкорпорации дорог, согласно которому правительство брало на себя обязательство поддерживать порядок и эффективность отрасли на время войны.

B преддверии войны администрация Вильсона и конгресс с каждым годом увеличивали расходы на армию и флот, на производство вооружений. Государство выступало в этой сфере экономики как крупнейший покупатель промышленной продукции.

Таким образом, государственное вмешательство в годы нейтралитета США было более многообразным и масштабным, чем до начала Первой мировой войны. Государственное регулирование экономики прокладывало себе путь через сложное переплетение противоречий между партиями и партийными группировками, между интересами различных социальных слоев, прежде всего групп монополистической и нетрестированной буржуазии, подготавливая почву для правительственного контроля над экономикой в годы участия США в войне.

Гораздо более либеральную окраску носила политика конгресса и правительства в социальной области. Отражая как давление народных масс, так и стремление иметь в канун вступления США в войну крепкий тыл, она продолжала реформаторскую линию «прогрессивной эры».

B первые годы нейтралитета конгресс провел ряд законов, шедших навстречу трудящимся. B 1915 г. был принят закон Лафоллета о моряках. Закон улучшал условия труда 150 тыс. моряков торгового флота. Правда, его принятие было обусловлено скорее необходимостью обеспечить бесперебойные поставки в страны Антанты.

Определенным шагом вперед был и закон Китинга—Оуэна, запрещавший применение детского труда в производстве товаров, предназначенныхдля межштатной торговли, хотя закон охватывал лишь 150 тыс. из 1850 тыс. детей и подростков, занятьи в

производстве (в 1918 г. Верховный суд объявил закон Китинга- Оуэна неконституционным). B 1916 г. стал законом билль о компенсации при несчаотныхслучаяхлицам, занятым на предприятиях, выполнявших государственные заказы. Заслуживает также упоминания закон, запрещавший применение системы Тейлора и ей подобных систем «выжимания пота» на государственных предприятиях. Это было давнее требование профсоюзов, и ярости консервативной части прессы не было предела.

Наиболее радикальным актом в области трудовых отношений стал закон Адамсона о введении 8-часового рабочего дня на железных дорогах. Он явился плодом трехлетней борьбы железнодорожных профсоюзов и был принят в сентябре 1916 г. под угрозой общенациональной железнодорожной забастовки, а с ней и паралича всего транспорта да и промышленности в канун вступления США в войну. Закон Адамсона, несомненно, улучшал положение рабочих-транспортников.

Кроме того, введение 8-часового рабочего дня на железных дорогах создавало прецедент для других отраслей.

Значительных уступок добились фермеры. Интенсификация сельскохозяйственного производства требовала больших капиталовложений, между тем фермер мог получить заем под заклад фермы только под большие проценты. Фермеры требовали создания системы дешевого кредита, улучшения хранения, сбыта и транспортировки сельскохозяйственной продукции под федеральным контролем. Первый, но явно недостаточный шаг в удешевления кредита правительство Вильсона сделало при формировании Федеральной резервной системы. Ho лишь с оживлени ем, а затем и радикализацией фермерского движения, особенно после создания в 1915 r. новой фермерской организации — Беспартийной лиги (сначала в Северной Дакоте, а затем и в масштабестраны),делопродвинулосьвперед. B 19l6r. Вильсон подписал закон, удовлетворявший главное требование фермеров о дешевом кредите.

K середине 1916 r. стало очевидно, что нейтралитет изжил себя и США вскоре вступят в войну. Конечно, имели значение огромные средства, вложенные США в годы войны в страны Антанты, но определяющей причиной вступления США в войну было истощение материальных и людских ресурсов обеих воюющих группировок. Теперь США, опираясь на огромный экономический потенциал, рассчитывали стать арбитром, диктующим свои условия послевоенного мира.

За годы нейтралитета настроения многихамериканцев приобрели пробританский характер. Немалую роль сыграла при этом английская пропаганда, снабжавшая сотни местных газет США

материалами о ходе войны. Немецкая военщина сама давала материал для антигерманской пропаганды. Общественное мнение было возбуждено диверсиями немецких агентов в Америке, взрывавших заводы, склады боеприпасов и корабли, отплывавшие в Европу. Особый резонанс в США вызывали действия германских подводных лодок. I мая 1915 г. от Нью-Йорка отчалил английский пассажирский корабль «Лузитания», считавшийся самым комфортабельным пароходом Атлантики. 7 мая лайнер был торпедирован немецкой подводной лодкой. Среди 1198 погибших 123 пассажира являлись гражданами США. Bce эти события подготавливали общественное мнение США к вступлению страны в войну.

Немалую рольвэтом сыграло шовинистическое и милитаристское движение, выступившее под лозунгом «готовности к обороне». Оно объединяло представителей националистически настроенной части интеллигенции, бизнесменов и политиков. Самое активное участие принял в нем T. Рузвельт. B 1916 г. были проведены «парады готовности» в крупнейшихамериканскихгоро- дах. И все же большинство американцев не приняло идей «готовности», превалировали изоляционистские настроения. Это показали президентские выборы 1916 г. Республиканская партия, восстановившая прежнее единство, ибо к этому времени распалась прогрессивная партия T. Рузвельта, тем не менее не смогла предложить конструктивной программы в сфере внутренней политики, ограничившись критикой отдельных аспектов внешней политики Вильсона. Демократы же опирались на весьма обширный список своих социальных реформ, проведенных в 1913—1916 гг. Ho лейтмотивом избирательной кампании Вильсона стал девиз «Он удержал нас от войны». Ha выборах 1916 г. Вильсон победил кандидата республиканской партии, члена Верховного суда Чарлза Эванса Хьюза.

События развивались стремительно. C 1 февраля 1917 г. Германия объявила в целях усиления блокады Англии неограниченную подводную войну. K апрелю были потоплены восемь американских судов. Вместе с полученными Белым домом сведениями о попытках Германии втянуть в союз против США Мексику и, возможно, Японию предлогов для отказа от нейтралитета было более чем достаточно. 6 апреля 1917 г. США официально вступили в войну на стороне Антанты. Центральное место в послании президента Вильсона конгрессу занимало положение о необходимости защитить демократию.

Правительство США немедленно приступило к формированию вооруженных сил и переводу на военные рельсы экономики страны. Мобилизация людских ресурсов оказалась особенно не-

легкой задачей. Страна с ее малочисленной армией (к апрелю 1917 г. она насчитывала немногим более 100 тыс. человек) не была подготовлена к большой сухопутной войне в Европе. Принятый в мае 1917 r. закон о воинской повинности предусматривал регистрацию мужчин в возрасте от 21 до 30 лет (позднее — до 45). Призывались в армию лишьте, на кого выпадал жребий. K концу войны численностьамериканской армиидостигла 4,8 млн человек.

Интересам войны была подчинена и финансовая политика Белого дома. Для пополнения военного бюджета были введены новые прямые и косвенные налоги. Важным источником финан- сированияявились«займысвободы». Всегов1917—1918гг. была проведена подписка на четыре «займа свободы» и один «заем победы» на общую сумму 21,3 млрддол.

Война потребовала внесения новых элементов в функционирование экономики: ее регулирования, руководства из единого центра. Правительство США пошло по пути вмешательства в деятельность бизнеса, уже проторенному воюющими европейскими державами. B мае 1917 г. конгресс США принял закон, в котором были заложены правовые основы государственного контроля над экономикой на время войны. Ключевым органом, подчиненным непосредственно президенту, явилось Военно-промышленное управление во главе с крупным бизнесменом Б. Барухом. Были также созданы отраслевые органы — Продовольственная, Топливная и Железнодорожная администрации, Военноторговое управление. Вместе с организованными ранее Федеральным управлением судоходства и Федеральной резервной системой это давало правительству мощные рычаги государственного контроля.

Военно-промышленное управление осуществляло общий надзор за гигантским хозяйственным механизмом США посредством 184тыс. местныхпромышленныхсоветов. Управлениенетолько следило за ценами на сырье и промышленные изделия, но и координировало снабжение армии США и союзников, определяло приоритеты военного производства и распределения рабочей силы.

Каждая из администраций решала специфические задачи в своих сферах. Проблема снабжения продовольствием вооружен · ных сил, населения и союзников стояла особенно остро. Аме рикяпский посол весной 1917 г. докладывал из Лондона, что продовольствие в Англии на исходе. Глава Продовольствен · ной администрации — незаурядный администратор Герберт Гувер (впоследствии президент США) провел несколько кампаний под лозунгом «Продовольствие выиграет войну». B США были объявлены бесхлебные и безмясные дни. Поощрялось увеличение посевных площадей под пшеницу. Кампания по экономии продовольствия содействовала принятию «сухого закона». B декабре 1917 г. обе палаты конгресса приняли 18-ю поправку к Конституции (она была ратифицирована 3/4 всех штатов лишь в 1919 r.). Наряду с нравственными аргументами агитация в пользу «сухого закона» опиралась на довод о недопустимости переработки зерна в алкоголь в то время, когда народ вынужден «затянуть пояса».

Сходной по характеру была деятельностьТопливной администрации: учет сырья, нормирование его распределения. Железнодорожная администрация взяла на время войны под свой контроль железные дороги страны. Их владельцы, сохраняя право собственности, получали гарантированную прибыльдовоенного времени. B каждой из регулируемых хозяйственных отраслей государство фактически опиралосьна самые мощные предприятия, прежде всего тресты, заинтересованные в устранении независимых конкурентов.

Среди новых учреждений, созданных в период войны, немалую роль играл Комитет общественной информации. Им руководил известный журналист Дж. Крил, привлекший к его деятельности писателей, университетских профессоров, художников. B тысячах кинотеатров перед сеансами, в университетах, на фабриках и заводах выступали 75 тыс. ораторов. Комитет распространял миллионы листовок и памфлетов, обосновывавших необходимость участия США в этой «последней из войн» за демократию.

B системе военного государственного регулирования важное место занимали трудовые отношения. Отправной позицией Вильсона была установка на «партнерство труда и капитала». Когда стало очевидным, что вступление США в войну лишь вопрос времени, курс на сотрудничество на «патриотической платформе» правительства с руководством АФТ проявился вполне явственно. B 1916 г. президент назначил С. Гомперса членом Совета национальной обороны.

C вступлением США в войну правительство, провозгласив принцип «сражайся или работай», выступило против стачек м локаутов. Вместе с тем, стремясь поставить под контроль трудовые отношения, правительство шло подчас на серьезные уступки рабочим. B немалой степени это объяснялось тем, что 1917 год был временем подъема стачечного движения. B странс произошло около 5 тыс. забастовок, в которых участвовали свы ше 2,3 млн рабочих.

B ходе войны стала складываться централизованная система чрезвычайных институтов в проведении рабочей политики. B апреле 1918 r. президент издал прокламацию о создании Национального военно-трудового управления, главная задача которого состояла в недопущении стачек. Управление, состоявшее из представителей профсоюзов и предпринимателей, было призвано заниматься посреднической деятельностью, разрешением трудовых конфликтов прежде всего в военной промышленности. Управление сделало также ряд важных шагов навстречу требованиям рабочих. За ними было признано право на организацию в профсоюзы и заключение коллективных договоров с предпринимателями. Последним было рекомендовано установить равную оплату за равный труд для мужчин и женщин и признать 8-часовой рабочий деньбазовым для отсчета заработной платы.

C вступлением США в войну по всей стране прокатилась волна шовинизма. B антипатриотизме были обвинены «подозрительные иностранцы», организации «бдительных» нагнетали атмосферу страха, из университетов изгонялись пацифистски настроенные профессора. Ho основной удар наносился по радикальным профсоюзным организациям и социалистам, выступившим против участия США в войне. Антирадикализм получил выражение в репрессивном законодательстве ряда штатов, а затем и на федеральном уровне. B 1917 r. были приняты закон о шпионаже, вводивший суровые меры наказания за «помехи военным операциям», и закон о мятежах. Теперь преступлением считались не только призывы к неподчинению законам военного времени, но и неуважение к государственному строю США и вооруженным силам страны. Органы юстиции обрушили репрессии на рабочие организации. Профсоюзное объединение «Индустриальные рабочие мира» было фактически разгромлено. B ходе полицейских налетов на отделения ИРМ по всей стране были арестованы около 4 тыс. его членов. Они были признаны виновными в том, что выступали против войны, и большинство из нихбыло приговорено к тюремному заключению от 10 до 20 лет. Жестокому преследованию подверглись и социалисты. Были закрыты десятки газет социалистической партии. B тюрьме оказались виднейшие лидеры социалистов — Ю. Дебс, Ч. Рутенберг, В. Бергер.

Разгул шовинизма и военная истерия, поднявшаяся в стране, в немалой мере предопределили отношение официального Вашингтона к Октябрьской революции. США отнеслись к ней с нескрываемой враждебностью и вместе с союзниками по Антанте участвовали в интервенции на Севере и Дальнем Востоке России.

B августе 1914 г. Италия, с начала XX в. постепенно отдалявшаяся от Тройственного союза и сближавшаяся со странами Антанты, не вступила в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии и объявила о своем нейтралитете. Помимо ухудшения отношений с ее бывшими союзницами сделанный в тот момент выбор в пользу нейтралитета объяснялся и иными обстоятельствами. Италия лишь недавно закончила войну с Турцией, которую хотя и выиграла, но нелегкой ценой, и ни в военном, ни в экономическом отношении не была готова к большой войне. C другой стороны, всего за несколько недель до начала мировой войны произошли события «Красной недели», возникшие как продолжение антимилитаристской кампании и показавшие, насколько сильны в Италии антивоенные настроения.

Ho в вопросе об отношении к войне внутри правящего лагеря существовали расхождения. Сторонников нейтралитета возглавлял отстраненный от власти, но пользовавшийся огромным влиянием Джолитти. По своим внешнеполитическим симпатиям он был германофилом, однако отдавал себе отчет в том, что в Италии была бы крайне непопулярна война в союзе с Австро-Венгрией. B этом смысле нейтралитет был для Джолитти наиболее приемлемым вариантом, поскольку означал, что Италия не присоединяется к противникам Германии, но и не помогает Австро- Венгрии. B то же время Джолитти как опытный и осторожный политик яснее чем кто-либо другой понимал, к каким внутриполитическим потрясениям может привести вступление Италии в войну на любой стороне. Силы, стоявшие за правительством Салавдры, в августе 1914 г. также предпочли нейтралитет, но по соображениям чисто тактического характера, как позицию, позволяющую выифать время и оттянуть окончательное решение до более благоприятного момента.

Таким окончательным решением могла стать лишь война на стороне Антанты. Уже с августа 1914 г. ее стали активно пропагандировать так называемые интервентисты {intervento — вмешательство, участие). Они повели шумную кампанию, в которой помимо антиавстрийских ирредентистских мотивов использовали распространенные в демократических кругах симпатии к республиканской Франции, призывая выступить вместе с ней против германского блока. Интервентистское движение вбирало в себя разнородные силы — от откровенно правых (националисты) до синдикалистов, рассматривавших войну как средство

подтолкнуть революцию, — и постепенно приобретало массовую базу.

Интервентистской агитации противостояла позиция социалистической партии, выступившей с первыхдней войны за абсолютный нейтралитет Италии, т.е. за ее неучастие в войне при любых условиях. Ho вскоре вразрез с этой позицией начал действовать Б. Муссолини, сперва в завуалированной форме, а затем и прямо поддержавший интервентистов. Он был снят с поста главного редактора центрального органа ИСП «Аванти!» и в конце 1914 г. исключен из партии. Еще до этого Муссолини основал собственную газету «Пополо д’Италия» («Народ Италии»), которая стала рупором интервентизма.

B правительственных кругах колебания между сохранением нейтралитета и присоединением к Антанте принимали тот или другой оборот в зависимости от переменчивого хода событий на фронтах и закулисных переговоров с обеими воюющими коалициями. Германский блок, заинтересованный в том, чтобы Италия осталасьнейтральной, обещал ей в обмен на нейтралитеттер- риториальные приобретения за счет Франции (Савойя, Ницца, Корсика, Тунис). Страны Антанты хотели участия Италии в их военных усилиях и предполагали вознаградить ее за это из владений Австро-Венгрии и Турции. Ho Италия запрашивала больше, чем они соглашались уступить: она стремилась получить не только «неискупленные земли» (Триест и Южный Тироль), HO и весь полуостров Истрия с портом Фиуме, далматинское побережье Адриатики, албанский порт Влёра с превращением Албании в итальянский протекторат, Адалию (Анталию) и Смирну (Измир) на побережье Малой Азии, а также окончательно закрепить за собой оккупированные во время войны с Турцией Додеканезские острова. B конце концов страны Антанты заключили с Италией соглашение (Лондон, апрель 1915 r.), по которому обещали ей почти все, что она требовала, за исключением прилегающих к Адриатическому морю земель с югославянским населением, Италия же обязывалась не позднее чем через месяц вступить в войну иа их стороне.

Конкретные условия соглашения держалисьвтайне, но решение о вступлении в войну предстояло провести через парламент. B палате депутатов большинство составляли сторонники нейтралитета. B этих условиях интервентистские круги могли добиться желаемого лишь с помощью внепарламентских средств. Правительство Саландры в мае 1915 г. подало в отставку, предоставив этим полную свободу действий интервентистам. Несколько дней (их потом назовут «лучезарными майскими днями») в Риме и других крупных городах происходили инспирированные интервен · тистами бурные уличные манифестации, сопровождавшиеся прямыми угрозами по адресу нейтралистов и выпадами против парламента. B ряде мест интервентистам оказывали отпор участники антивоенных выступлений. Ho парламентарии-нейтралисты не решились искать поддержки в массовом антивоенном движении и уступили нажиму интервентистов. Король отклонил отставку Ca- ландры и вернул его правительство к власти, а парламент большинством голосов предоставил правительству неограниченные полномочия, что означало согласие на войну. Три дня спустя, 23 мая 1915 r., Италия объявила войну Австро-Венгрии (война Турции и Болгарии будет объявлена на протяжении 1915 r., Германии — в августе 1916 r.).

После вступления Италии в войну ИСП в отличие от ряда других социал-демократических партий не встала на позицию ее поддержки, но и не предприняла каких-либо активных действий антивоенного характера. Руководство партии заявило: «Мы добровольно отходим в сторону — пусть буржуазия сама ведет свою войну». B парламенте социалистические депутаты при голосовании военных кредитов воздержались, что соответствовало сформулированному секретарем партии К. Ладзари лозунгу: «Не поддерживать войну и не саботировать ее». B поддержку войны выступили лишь находившиеся с 1912 r. вне партии правые реформисты во главе с Биссолати.

Правительство Саландры, при котором Италия вступила в войну, просуществовало до июня 1916 r., когда его сменило правительство Паоло Бозелли, названное «национальным». Это был итальянский вариант широкого правительственного блока, созданного на платформе поддержки войны: за исключением социалистов, в кабинет вошли представители всех фракций парламента, в том числе католиков.

Экономические последствия войны Италия начала испытывать еще тогда, когда сама не участвовала в ней. Вызванный войной разрыв традиционных торговых связей сразу же нанес тяжелый удар итальянской промышленности, находившейся в сильной зависимости от импорта угля, сырья и полуфабрикатов. Многие предприятия закрылись. Резко сократился и ввоз в Италию зерна, который раньше удовлетворял от 15до 20% ее потребности в зерновых продуктах. Bce это уже в период нейтралитета привело к росту безработицы, перебоям в продовольственном снабжении, дороговизне продуктов питания. Вступление Италии в войну повлекло за собой ускоренное развитие промышленности, связанной с военными поставками, нри одновременном свертывании чисто гражданских ее отраслей. Ha состоянии сельского хозяйства катастрофически отразилась мобилизация в армию наиболее трудоспособной части крестьянского населения. Характерные для Италии диспропорции в экономическом развитии (между промышленностью и сельским хозяйством, а в региональном отношении — между Севером и Югом) под воздействием войны усилились.

Очевидная связь между войной и новыми экономическими тяготами придавала антивоенную окраску и таким проявлениям социального протеста, которые возникали иа почве безработицы или дороговизны. Массовые выступления подобного рода происходили зимой 1914—1915 rr. во многих провинциях Италии, переплетаясь с манифестациями в поддержку сохранения нейтралитета. Bo время «лучезарных майских дней» главной силой, противостоявшей интервснтистам, были рабочие. Начало всеобщей мобилизации сопровождалосьстихийными антивоенными демонстрациями у призывных пунктов и на железнодорожных станциях, попытками помешать отправке воинских эшелонов (в этих выступлениях особенно активно участвовали женшины — матери и жены призывников).

После вступления Италии в войну здесь, как и в других воюющих странах, была осуществлена милитаризация предприятий, связанных с военным производством. Занятые на них рабочие (к 1917 r. — около 2/3 всех промышленных рабочих Италии) считались мобилизованными и получали отсрочку от призыва в армию, но подлежали наказаниям вплоть до отправки на фронт в случае каких-либо упущений в работе, а за участие в стачке — суду военного трибунала. Различного рода публичные манифестации (митинги, шествия) также были запрещены.

Однако эти меры лишь на вредщ приглушили выражавшийся в стачках, народных волнениях и других формах протест против войны. По мере того как война затягивалась, антивоенное движение активизировалось снова — в частности, гюд воздействием Февральской революции в России, воспринятой трудящимися массами Италии как революция против войны, примеру которой нужно последовать.

B августе 1917 г. в Турине (крупнейшем промышленном центре Италии) волнения, начавшиеся из-за нехватки хлеба, переросли во всеобщую забастовку и восстание с ярко выраженной антивоенной направленностью. Это было первое в Западной Европе выступление такого рода за весь период войны. Усталость от войны все больше давала себя знать и в армии. Именно она привела в октябре 1917 г. к развалу итальянского фронта под Капорепго: солдаты пачали в массовом порядке сдаваться в плен или отходить в тыл, складывая оружие по обочинам дорог.

Катастрофический для Италии оборот собьггий на фронте привел к отставке правительства Бозелли. Ha смену ему пришло правительство Витторио Эмануэле Орландо, которое останется у власти вплотьдо окончания войны.

Ha исходе войны, когда являвшаяся главным противником Италии Австро-Венгрия начала уже распадаться на отдельные национальные государства, итальянские войска смогли перейти в наступление, занятьТриест и Южный Тирольи выигратьсраже- ние при Витторио-Венето, принудив австрийцев к капитуляции (3 ноября 1918 r.). Италия оказалась, таким образом, в числе стран-победительниц. Ho то, что она реально получила в результате войны, далеко не соответствовало ее амбициозным внешнеполитическим притязаниям. C другой стороны, война привела к возникновению в Италии глубокого социально-политического кризиса, который получит свое дальнейшее развитие в первые послевоенные годы и в конце концов разрешится приходом к власти фашизма в 1922 г.

ГЕРМАНИЯ

Империя в начале войны. B августе 1914 г. Германию охватил патриотический подъем. Если еще в июле в Берлине, Кёльне, Мангейме и других индустриальных центрах Германии проходили многолюдные антивоенныедемонстрации, то после начала войны она предстала в глазах значительной части населения как национальная и оборонительная, как война за само существование немецкого государства. Сказались плоды многолетней националистической пропаганды. Словами кайзера: «Я не знаю больше партий, я знаю только немцев», была провозглашена политика «гражданского мира» и согласия.

Первыми среди левых сил этот призыв поддержали лидеры профсоюзов, постановившие прекратить все трудовые конфликты и отказаться от стачечной борьбы. 4 августа социал-демократическая фракция рейхстага единодушно (хотя на предварительном обсуждении Карл Либкнехт решительно возражал) проголосовала за военные кредиты и призвала рабочих отдать все силы обороне отечества.

Установлением «гражданского мира» правительство Бетман- Гольвега стремилось укрепить тыл и создать необходимое единство всех слоев немецкого общества. Тем не менее в конце 1914—1915 г. в Германии произошло более 160 стачек.

40-4659

He бьшо полного единства и в правящих кругах. Неуверенность Бетман-Гольвега в успешном исходе войны заставляла его быть осторожным и воздерживаться от откровенно агрессивных выступлений, присущих аннексионистам и пангерманцам. Канцлер сопротивлялся применению особенно жестоких средств ведения войны, опасаясь, что это увеличит число врагов Германии и настроит против нее мировое общественное мнение.

Негодование реакционеров вызывала также подчеркнутая предупредительность канцлера по отношению к лидерам социал- демократии, в которыхон не без основания видел лучшихпровод- ников правительственного влияния на пролетариат.

После того как выяснилось, что война приобретает затяжной характер, основной задачей стала перестройка всей экономики на военный лад. Рассчитывая по плану Шлиффена на молниеносный разгром Франции и России, правящие круги не позаботились о создании в стране запасов стратегического дефицитного сырья и товаров, разработке планов мобилизации промышленности, распределения рабочей силы. Bce это пришлось делать уже в ходе военныхдействий.

C другой стороны, структура экономики Германии была такова, что облегчала ее приспособление к нуждам войны и в какой-то мере компенсировала недостаток специальной и заблаговременной экономической подготовки. Этому благоприятствовали высокая степень концентрации, делавшая возможной быструю мобилизацию индустрии, новейшая техника, позволявшая перейти на новое производство, высокая квалификация и дисциплинированность рабочих. Государственный аппарат империи также имел неплохие навыки управления хозяйством, так как Пруссия давно обладала большой государственной собственностью в виде железных дорог, каменноугольных шахт и копей селитры. Такие особенности Германии дали ей возможность выдерживать длительную войну в условиях фактической блокады и недостатка собственных ресурсов значительно дольше, чем можно было рассчитывать.

Ахиллесовой пятой немецкого хозяйства было отсутствие сырья и нехватка собственного продовольствия. B этих условиях особое значение приобретала торговля с нейтральными странами, от которых Антанте так и не удалось ее отрезать. Швеция поставляла Германии железную руду, медь и лес, Норвегия — никель, Швейцария — алюминий, Дания и Голландия — продовольствие. B целом Германия почти до конца войны сохранила на довольно высоком уровне импорт важнейшего сырья и отчасти продовольствия. Широкое распространение получила система эрзац-продуктов (заменителей). Был изобретен способ получения искусст-

венного каучука, азота из воздуха, хлопок заменила обработанная особым способом целлюлоза, технические масла стали изготавливать из касторки и рыбьего жира. Конечно, это снижало качество продукции, но все вместе взятое — строгая экономия сырья, импорт и система эрзацев — позволило Германии вести войну на протяжении четырех лет вместо запланированных трех-четырех месяцев.

Система военного хозяйства. Война потребовала крайнего напряжения всех сил страны, усиления государственного руководства экономикой, чтобы расширить военное производство. Его регулирование и распределение военных заказов осуществляло Центральное управление военным хозяйством, куда входили крупнейшие представители финансово-промышленных кругов, государственных органов и армии.

Специальное Управление военно-стратегического сырья получило право изъятия сырья у мелких и средних предпринимателей и передачи его в военные отрасли промышленности.

B 1915 г. военное производство составляло 38% всей промышленной продукции, в 1917 г. — три четверти ее. Резко возросли прибыли крупных предприятий и объединений, занятьи этим производством.

Война потребовала огромных финансовьи затрат. Ежедневные расходы на нее составляли до марта 1915 r. 36 млн марок, до марта 1916 г. — 67 млн, а позднее — около 100 млн марок вдень, что частично было связано и с начавшейся в стране инфляцией. Были значительно сокращены все социальные выплаты, а косвенные налоги возросли почти вдвое.

Однако нехватка сырья и квалифицированной рабочей силы, снижение производительности труда (на заводах и фабриках ушедших на фронт мужчин заменяли женщины и подростки) вели к неуклонному снижению объема промышленной продукции. Добыча угля упала с 190 млн т в 1913 г. до 159 млн т в 1916 r., выплавка стали — с 16,9 млн т. до 13 млн т, чугуна — с 16,7 млн тдо 11,3 млн т. Постоянно сокращался национальный доход, в 1914 г. он составлял 84% от уровня 1913 r., в 1917 г. — 67%. Это происходило несмотря на замораживание заработной платы и увеличение продолжительности рабочего дня до 11—12 часов.

Тяжелое положение сложилось в сельском хозяйстве, продукция которого в 1915—1916 гг. сократилась почти вдвое. Это катастрофически сказывалось на снабжении не только населения, но и армии. Поэтому здесь требовались особенно решительные меры со стороны государства.

40·

Осенью 1914 г. была введена единая система максимальных цен на хлеб, картофель, сахар и жиры, а в начале следующего года — хлебная монополия, вызвавшая негодование и протесты крупных аграриев. Bce запасы зерна поступали в распоряжение Военного общества зерновых продуктов. Постепенно государственное регулирование охватило все важнейшие продовольственные продукты и контролировалось Военно-продовольственным управлением, подчиненным непосредственно канцлеру.

Для наведения порядка в распределении продуктов правительство было вынуждено ввести карточную систему в 1915 г. на хлеб, а к концу 1916 г. — на все важнейшие продукты питания (картофель, мясо, молоко, сахар, жиры). Широкое распространение получили суррогаты: брюква вместо картофеля, маргарин вместо масла, сахарин заменил сахар, а зерна ржи или ячменя — кофе. Bce это вело к ухудшению питания. Если до войны пищевое потребление в Германии в среднем составляло 3500 калорий вдень, то в 1916—1917 rr. оно не превышало 1500—1600 калорий.

Некоторые мероприятия носили отпечаток непродуманности. Так, в начале 1915 г. правительство, обеспокоенное резким сокращением запасов картофеля, распорядилось провести массовый убой свиней и разрешило ландратам, управлявшим сельскими округами, даже отбирать их у хозяев в случае отказа выполнять это распоряжение. C присущей немцам обстоятельностью была проведена широкая пропагандистская кампания, в ходе которой экономисты и журналисты объявили свиныо «внутренним врагом» империи, поедающим годное людям продовольствие, а потому ослабляющим «силу сопротивления» немецкого народа. B результате весной было забито около 9 млн свиней, а уже к концу года возник недостаток мяса и особенно жиров.

Война начала менять и демографическую ситуацию в сторону резкого ухудшения. K 1916 г. в армию было мобилизовано около 7 млн человек, или 20% мужского населения. A кдекабрю этого года только на Западном фронте погибли почти 2,5 млн солдат и офицеров.

Bce это усиливало антивоенные настроения, уже с августа

1915 r. во многих городах Германии началисьстихийные выступления голодного и измученного населения. B СДПГ оформилось левое крыло во главе с Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург, которое требовало немедленного прекращения войны и заключения мира.

Kpax политики «гражданского мира». Военная кампания

1916 r. не принесла успехов немецкой армии. Ha Западе ее постигли неудачи под Верденом и на реке Сомма, на Востоке

пришлось срочно спасать австро-венгерского союзника от русского наступления в Галиции и Буковине. He удалось и прорвать морскую блокаду в ходе Ютландского сражения с британским флотом 31 мая—1 июня 1916 г.

Bepa руководящих деятелей империи в возможность добиться военной победы намного снизилась. Правительство Бетман-Голь- вега, еще имевшее в 1916 г. шансы выйти из войны путем переговоров, пыталось заключить сепаратный мир с Россией, но не получило никакого определенного ответа.

Ответственность за неудачи на фронте была возложена на начальника Генерального штаба Эриха Фалькенгайна, вынужденного в августе 1916 r. подать в отставку. Ha его место кайзер назначил генерал-фельдмаршала Пауля Гинденбурга (1847—1934), заместителем которого являлся генерал ЭрихЛюдендорф (1865— 1937), непосредственный разработчик и руководитель всех военных операций. Новое верховное командование, еще более агрессивное и реакционное, чем два предыдущих, установило в Германии свою фактическую диктатуру.

Гинденбург немедленно представил военному министру свою программу с требованием удвоить производство вооружений и боеприпасов и утроитьпроизводство орудий, пулеметов и самолетов. Bce предприятия, не связанные с производством вооружений, лишались запасов сырья и топлива, квалифицированные рабочие принудительно переводились с этих предприятий в военную промышленность.

B конце 1916 г. был принят закон .нштаба генерал Конрад сразу же после покушения потребовал всеобщей мобилизации и объявления войны Белграду, ибо в противном случае, доказывал он, престижу монархии будет нанесен непоправимый ущерб и она перестанет существовать в качестве великой державы. Его склонен был поддержать и сам Франц-Иосиф. Единственный, кто мужественно и в одиночку боролся против охватившего всю австро-венгерскую верхушку военного психоза, был венгерский премьер И. Тиса. По иронии судьбы, впоследствии он оказался единственным, кто понес кару за войну: его убили восставшие солдаты в Будапеште в ноябре 1918 г.

Начало войны для Австро-Венгрии оказалось крайне неудачным. Более чем дурным предзнаменованием явилось раскрьггие шпионской аферы полковника Редля, разоблаченного агента русских спецслужб. За 15 месяцев до начала войны с Россией тщательно разработанные венским Генштабом планы военных операций, вплоть до оперативных схем развертывания сил на сербском фронте и карт укреплений и крепостей в Галиции, были выданы русским. Этот «подарок» преподнес им не кто иной, как начальник австро-венгерской военной контрразведки полковник Генштаба Альфред Редль. Уличенный в измене, он покончил с собой, но армии его предательство обошлосьдорого.

Вопреки стратегическим планам вооруженным силам пришлось сразу же вести полномасштабную войну на двух фронтах — Сербском и Восточном, против России. Между тем разработанный Генштабом ещедо начала войны план военныхдейст- вий предусматривал нанести удар главными силами по Сербии, оставив в Галиции небольшие силы прикрытия. Неожиданная активность русских армий буквально с первых недель войны, нависшая над границами Галиции и Венгрии опасность заставили верховное командование в пожарном порядке снять с Сербского фронта до 20 дивизий и перебросить их в Галицию. Молниеносного разгрома сербского противника не получилось. Сербию удалось разгромить и оккупировать лишь в конце 1915 г. при решающем участии союзных германских войск. C их же помощью удалось несколько поправитьдела на Восточном фронте и стабилизировать его.

Весной 1915 г. против империи открылся третий фронт. Италия, бывшая союзница, почти год колебавшаяся между двумя воюющими блоками, в ультимативной форме потребовала незамедлительной уступки ей не только населенного итальянцами Южного Тироля, но также Приморья с Триестом и далматинских островов и 23 мая объявила Австро-Венгрии войну. B 1916 г. объявила войну империи и Румыния. Ee войска вторглись на территорию Трансильвании, оставленной без прикрытия и защиты венским генералитетом. И здесь разгром румынской армии осуществила германская армия.

Однако эффективная военная помощь союзницы имела для Австро-Венгрии труднопоправимые негативные последствия. B ходе войны неуклонно усиливалась ее зависимость от Германии. B конечном итоге монархия прочно заняла место младшего партнера кайзеровской Германии в блоке Центральных держав, потеряв волю и способность вырваться из цепких объятий «старшего брата». Подчиненное положение монархии со всей очевидностью проявилось и для внешнего мира в связи с бесславно провалившейся попыткой Австро-Венгрии выйти из войны и заключить сепаратный мир с Антантой.

B роли исполнителя-посредника странной дипломатической миссии выступил офицер бельгийской армии, принц Сикстус Бурбон-Парма, брат жены нового императора Карла I, сменившего на престоле скончавшегося в ноябре 1916 г. Франца-Иосифа. 24 марта 1917 г. Карл I (он же венгерский король Карл ГѴ) вручил брату своей жены собственноручно написанное письмо, фактически адресованное главе вражеского государства — президенту Франции P. Пуанкаре. B нем император-король просил передать президенту свое и народов империи восхищение традиционной храбростью французской армии, стойкостью и духом самопожертвования всего французского народа. «Мою империю», писал Габсбург, с Францией «фактически не разделяют никакие противоречивые противоположные интересы». Исходя из этого, он выражал готовность употребить все средства и все свое влияние, чтобы побудить Германию выполнить «справедливое французское требование» возвращения Эльзаса и Лотарингии. Речь в письме шла также о восстановлении суверенности бельгийского государства и возвращении Бельгии всех ее колоний. Австро-Венгрия, писал монарх, готова не только восстановить государственный суверенитет Сербии, но и обеспечить ее выход к Адриатическому морю и сделать ей экономические уступки. От нее же взамен требовалось лишь одно: прекратить всякую агитацию против монархии в самой Сербии и вне ее границ, отмежеваться от организаций, стремящихся к раздроблению Ав- стро-Венфии. России же, только что пережившей Февральскую революцию, обещалось обеспечить лишь свободное судоходство через проливы.

9 мая последовало второе письмо в таком же духе. Однако о переписке вскоре стало известно в Берлине, и Вена была вынуждена оправдываться перед союзником. Министр иностранных дел граф Оттокар Чернйн сделал это весьма неуклюжим образом. B опровержение его публичных заявлений по этому поводу во Франции был обнародован текст письма Сикстусу от 24 марта, и Чернину пришлось покинуть свой пост. Одновременно пришел конец и переговорам, которые Чернин вел с германским руководством параллельно с «делом Сикстуса». Ничего не зная о тайном демарше своего государя перед Францией, министр пытался убедить немцев отдать французам Эльзас- Лотарингию и незамедлительно подписать мир, ибо силы монархии на исходе и она не в состоянии вести войну дальше. Он предлагал присоединить Польшу к Германии, а Румынию к Австро-Венгрии.

Итогом «дела Сикстуса» было скандальное падение престижа империи и авторитета Карла I как перед Германией, так и перед странами Антанты. Ведомство по иностранным делам возглавил граф Иштван Буриан. 12 мая император-корольсовершил унизительную поездку в Спа, в главную квартиру германских вооруженных сил, на поклон к кайзеру Вильгельму. Тем самым была поставлена точка на всяких мирных инициативах со стороны монархии, дававших единственный шанс на спасение от надвигавшейся катастрофы.

He смогли переломить ситуацию в пользу Австро-Венгрии и призрачные военно-политические успехи Центральных держав на Восточном фронте — разгром русских армий, выход из войны России, участие австро-венгерских войск в оккупации значитель- ныхтерриторий на Украине.

B первой половине 1918 г. Австро-Венгрия еще сохраняла некоторую надежду на выживание. 10-й пункт «14 пунктов» президента В. Вильсона, опубликованных в начале января 1918 r., гласил: «Народам Австро-Венгрии, чье место среди других наций мы хотели бы видеть гарантированным, должна быть предоставлена возможность для автономного развития». B конце февраля 1918 г. Карл I через испанского короля Альфонса XIII направил письмо президенту США, которым дал согласие принять «14 пунктов» с некоторыми оговорками. K лету 1918 r., однако, уже вполне определился курс Антанты на разрушение империи.

28 июня 1918 г. СШАпубличнодекларировали необходимость освобождения всех славянских народов от германского и австрийского господства. Ha следующий день Франция объявила о признании чехословацкого Национального совета в качество представителя «чехословацкой нации». 26 сентября Национальный совет провозгласил в Париже образование чехословацкого государства во главе с Т.Г. Масариком. 4 октября в Загребе сформировался Национальный совет хорватов, сербов и словенцев. Процесс распада империи начался за несколько недель до окончательного военного поражения Центральных держав.

Император-король признал факт поражения 16 октября. Опубликованный им в этот день манифест провозгласил империю федеративным образованием. Ho было уже слишком поздно.

21 октября 1918 г. немецкоязычные депутаты рейхсрата конституировались как Временное национальное собрание Немецкой Австрии (Deutschosierreich)t а спустя неделю, 30 октября, было провозглашено ее присоединение к Германии в качестве составной части. Однако Антанта отменила этот акт, и Австрия стала суверенным государством.

30—31 октября в Венфии произошла буржуазно-демократическая революция, приведшая к окончательному расторжению ее уз с Австрией и династией. Последнюю точку поставил сам император-король Карл I Габсбург, подписавший документ о своем отречении от престола 11 ноября 1918 г.

Война стоило всем народам империи громадных усилий и потерь. B августе 1914 г. империя располагала армией всего в 450 тыс. штыков, а в 1917 г. под ружьем находились 5 млн человек. За 4 года войны было мобилизовано от 8 до 10 млн, т.е. 75% всего мужского населения империи в возрасте от 18 до 50 лет. Армия потеряла свыше 1 млн убитыми, около 2 млн ранеными и 1,7 млн пленными. B плену погибли почти 0,5 млн солдат и офицеров (в основном в России).

ИСПАНИЯ

Испания была одной из немногих европейских стран, избе- жавшихучастия в Первой мировой войне. Испанский нейтралитет был обусловлен целым рядом причин. Испания и ее соседи, Франция и Португалия, не имели территориальных претензий друг к другу. Испанские владения в Африке (небольшая часть Марокко и Испанская Гвинея) были слишком ничтожны, чтобы ради их защиты или расширения вступать в войну. Поражения 1898 и 1909 гг. продемонстрировали слабость вооруженных сил Испании, их неготовность к военным действиям. «Трагическая неделя» 1909 г. показала, насколько сильны в Испании антивоенные настроения; правящие круги сознавали, что вступление страны в мировую войну чревато непредсказуемыми для олигархии последствиями. Кроме того, к 1914 г. Испания не была связана договорами, которые бы обязывали ее к вступлению в войну. Испания была достаточно сильна и самостоятельна для того, чтобы оказать сопротивление попыткам воюющих стран втянуть ее в войну вопреки ее национальным интересам.

Среди консерваторов и либералов были как сторонники Антанты, так и германофилы; республиканские фуппировки безоговорочно поддержали республиканскую Францию. Социалисты и анархисты осудили войну как порождение политики буржуазии и призывали к прекращению военных действий.

Первая мировая война создала выгодную для испанских правящих кругов экономическую конъюнктуру. Повышение спроса и цен на продукцию горнодобывающей промышленности, черной и цветной металлургии, текстильной промышленности привело к быстрому росту этих отраслей. Так, за годы войны добыча угля выросла на 75%, производство электроэнергии увеличилось в 5—6 раз. B довоенные годы ббльшая часть машин и оборудования для испанской промышленности импортировалась, npe~ кращение этих поставок дало толчок развитию машиностроения. Экономический бум 1914—1918 гг. ускорил процесс монополизации в промышленности и банковском деле: в 1917 г. возник Национальный угольный консорциум, в 1918 г. был создан «Банко де Уркихо», в 1919 г. — «Банко Сентраль», сразу же занявшие место в ряду крупнейших испанских банков.

Невиданно быстрый рост испанской экономики и сказочное обогащение олигархии сопровождались падением жизненного уровня населения. Резкое увеличение экспорта продовольствия привело к дефициту продуктов питания на внутреннем рынке и быстрому росту цен. Номинальная заработная плата в годы войны возросла, но ее рост значительно отставал от темпов инфляции, реальная заработная плата сократилась в среднем на 20%. Уже в 1915 г. многочасовые очереди за хлебом стали обыденным явлением, во многих городах происходили продовольственные волнения, выражавшиеся в нападениях на булочные, пекарни, благотворительные столовые.

Социальный эгоизм испанской буржуазии, вызывающая роскошь нуворишей на фоне хлебныхочередей еще больше обостряли напряженность в испанском обществе. Ситуация усугублялась тем, что правительство Испании, в отличие от правительств воющих стран Европы, не прибегало к мерам государственного регулирования в социально-экономической сфере, что могло бы несколько ослабить социальные противоречия.

Ухудшение положения трудящихся побудило социалистов и анархистов сделатьшаг к примирению. B ноябре 1916 г. социалистический Всеобщий союз трудящихся и анархистская Национальная конфедерация труда приняли совместное решение о проведении всеобщей 24-часовой забастовки против дороговизны. Эта забастовка была проведена 18 декабря 1916 г. B марте 1917 г. BCT и HKT заявили о начале подготовки к всеобщей стачке под лозунгом «коренного изменения системы». Одновременно углублялось сотрудничество между ИСРП и республиканскими группировками.

Явная неспособность консерваторов и либералов защитить интересы олигархии в условиях обострения социальных противоречий привела к тому, что на политическую арену вновь вышла армия. B конце 1916 ~ начале 1917 г. в войскахстали создаваться союзы офицеров — хунты, требовавшие от властей защиты интересов офицерского корпуса и наведения порядка в стране. B конце мая 1917 г. правительство арестовало руководителей хунт, вслед за этим хунты предъявили правительству ультиматум, требуя немедленного освобождения арестованных. Правительство вынуждено было уступить и фактически признать существование хунт. Еще одним симптомом политического кризиса была неустойчивость правительств: в 1917—1918 гг. сменилось семь кабинетов.

B начале августа 1917 г. руководители BCT и ИСРП призвали к организации «революционной забастовки» под лозунгом создания временного правительства и проведения демократических выборов в учредительные кортесы. Лидеры HKT отказались поддержать забастовку ввиду ее явно политического характера, однако рядовые члены HKT приняли в ней участие. Забастовка состоялась 13—18 августа 1917 г. и охватила крупнейшие промышленные районы — Мадрид, Каталонию, Страну Басков, Астурию. B Барселоне забастовка сопровождалась вооруженными столкновениями с армией и полицией. Правительство ввело военное положение, руководители забастовки были арестованы, в подав лении забастовки приняли участие и хунты.

B конце 1917 и в 1918 г. продолжался рост числа стачек, развернулось движение за амнистию участников «революционной забастовки». C весны 1918 г. начались волнения в деревне: захват крестьянами помещичьей земли стал в Андалусии массовым явлением.

Таким образом, сумев сохранить нейтралитет, Испания не избежала социально-политических последствий Первой мировой войны. C августа 1917 г. в стране начался революционный подъем.

Режим Реставрации в Испании существовал с 1875 по 1923 г. За это время он пережил целый ряд кризисов (1898 r., 1909 r., 1917—1920 rr.), которые расшатывали его, но не могли сокрушить. Прочность режима обеспечивалась безоговорочной поддержкой его со стороны олигархии. Важную роль в сохранении режима сыграла отлаженная двухпартийная система и касикизм, а также раздробленность оппозиции. Отличительной особенностью испанской олигархии конца XIX — начала XX в. был ее глубокий консерватизм, стремление любой ценой сохранить то, что составляло основу существующего порядка — аграрный строй и систему политического господства. Отказ испанской элиты от лроведения реформ вел к накоплению нерешенных проблем и нарастанию напряженности, чреватой социальным взрывом.

<< | >>
Источник: И.В. Григорьева. Новая история стран Европы и Америки. Начало 1870-х годов — 1918 r.: Учебник / Под ред. И.В. Григорьевой. — M.: Изд-во МГУ,2001. - 720 с.. 2001

Скачать готовые ответы к экзамену, шпаргалки и другие учебные материалы в формате Word Вы можете в основной библиотеке Sci.House

Воспользуйтесь формой поиска

Глава 22 ОСНОВНЫЕ СТРАНЫ ЕВРОПЫ И США в период мировой войны

релевантные научные источники:
  • Развитие российско-монгольских отношений: основные направления, проблемы и перспективы (1921-2005 гг.)
    Джагаева Ольга Александровна | Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Элиста - 2006 | Диссертация | 2006 | Россия | docx/pdf | 10.06 Мб
    07.00.03 - Всеобщая история. Актуальность исследования. В монголоведческой тематике проблема российско-монгольских отношений является одной из актуальных. Это объясняется целым комплексом причин, в
  • Рынок труда и механизмы его регулирования в условиях формирования новой экономики
    Григорьев Игорь Евгеньевич | Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Санкт-Петербург - 2006 | Диссертация | 2006 | Россия | docx/pdf | 4.48 Мб
    Специальность 08.00.01 - экономическая теория. В начале третьего тысячелетия мировая экономика претерпевает фундаментальные изменения, связанные, прежде всего, с революционным технологическим
  • Свободные экономические зоны как инструмент рыночной трансформации экономической системы (на материалах КНР)
    Го Шоу-Джи | Диссертация на соискание ученой степени кавдвдата экономических наук. Санкт-Петербург - 1998 | Диссертация | 1998 | Россия | docx/pdf | 7.48 Мб
    Специальность 08.00.14 — Мировое хозяйство и международные экономические отношения. Актуальность диссертационного исследования и степень разработанности проблемы. Модели и методы проведения
  • Сравнительное и международное трудовое право
    Киселев И.Я. | Учебник для вузов. — М.: Дело, 1999. — 728 с. | Учебник | 1999 | Международное | docx | 1.25 Мб
    В учебнике на основе применения сравнительно-правового метода рассмотрены национальные системы зарубежного трудового права и меж-дународные стандарты труда, как универсальные (акты ООН и МОТ), так и
  • Международное право
    Кузнецов В. И., Тузмухамедов Б.Р. | Ред. Кузнецов В. И., Тузмухамедов Б. Р., 3-е изд., перераб. - М.: — 720 с. | Учебник | 2010 | Россия | pdf | 9.98 Мб
    В учебнике в соответствии с государственным образовательным стандартом освещаются все основные вопросы современного международного права Авторы стремились совместить научный анализ основных понятий и
  • Повышение эффективности систем теплоснабжения на основе возобновляемых источников энергии
    Бутузов Виталий Анатольевич | Диссертация на соискание учёной степени доктора технических наук. Краснодар - 2004 | Диссертация | 2004 | Россия | docx/pdf | 7.04 Мб
    Специальность: 05.14.08 «Энергоустановки на основе возобновляемых видов энергии». ВВЕДЕНИЕ Современное состояние развития систем теплоснабжения характеризуется расширением объёмов использования
  • Свободные экономические зоны как инструмент стимулирования экономической активности (на примере Калининградской области)
    Левицкий Кирилл Владимирович | Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва - 2005 | Диссертация | 2005 | Россия | docx/pdf | 3.84 Мб
    Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук по специальности 08.00.14 -Мировая экономика. Актуальность исследования Актуальность диссертационного исследования обусловлена
  • Право на охрану здоровья в международном праве
    Бартенев Дмитрий Геннадиевич | Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2006 | Диссертация | 2006 | Россия | docx/pdf | 4.86 Мб
    Специальность 12.00.10 - Международное право. Европейское право. Актуальность темы исследования. Во второй половине XX века проблема обеспечения всеобщего уважения и соблюдения прав человека
  • Проблемы правогенеза и онтологии права в психологической теории Л.И. Петражицкого
    Овчинникова Анастасия Валентиновна | Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2006 | Диссертация | 2006 | Россия | docx/pdf | 3.9 Мб
    Специальность 12.00.01.- теория и история права и государства; история учений о праве и государстве. Актуальность темы диссертационного исследования. В течение двух последних десятилетий
  • Макроэкономика
    Оливье Бланшар | Учебник. Перевод с английского под научной редакцией Л.Л.Любимова. Издательский дом Государственного университета — Высшей школы экономики. Москва, 2010 | Учебник | 2010 | docx/pdf | 17.39 Мб
    Издание осуществлено в рамках инновационной образовательной программы ГУ ВШЭ «Формирование системы аналитических компетенций для инноваций в бизнесе и государственном управлении» Оглавление
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История Византии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Казахстана - История кинематографа - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Музееведение - Новейшая история России - Палеонтология - Первая мировая война - Ранний железный век - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век -