<<
>>

Глава 4 СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ в последней четверти XIX в.

Последние десятилетия XIX в. — время разительных перемен в жизни Америки. Ha протяжении одного поколения на смену преимущественно ссльской республике Линкольна пришла индустриальная, урбанистическая Америка, возникли крупные монополистические объединения, которые уже к концу века поставили под свой контроль всю экономическую жизнь общества. Исчезли «подвижные границы» белых поселений, завершалось освоение Запада страны. Миллионы иммигрантов пересекли Атлантический океан и обосновались в США. Новые социальные конфликты набирали силу. Впервые возникли рабочие организации национального масштаба, мощные фермерские движения потрясли страну.

Промышленное развитие. Последняя треть XIX в. — период индустриализации и перехода к крупному массовому производству. Основой роста явилось развитие тяжелой промышленности. C1870 по 1900 г. выплавкачугунаувеличиласьв8раз, достигнув 15,4 млн т. Применение бессемеровского способа сталеварения (расплавленная железная руда превращалась в сталь путем пропускания через нее холодного воздуха) позволила увеличить ее выплавку в 150 раз, она превысила 10 млн т. B металлургической промышленности на первое место выдвинулся район Великих озер с богатыми, расположенными на поверхности залежами железной руды. Развитие металлургии в громадной степени повысило потребность в каменном угле. Разработка каменноугольных пластов производилась главным образом вдоль цепи Аппалачских гор. Применение механизации позволило значительно увеличитьдобы- чу угля; она поднялась к 1900 г. до 270 млн т., увеличившись за три десятилетия в 8 раз.

Развитие металлургической промышленности создало прочную базу для роста других отраслей американской экономики. Особое значение имело завершение к концу 70-х — началу 80-х годов создания в США заводского машиностроения как самостоятельной отрасли производства, которая вносила качественные изменения в производственные процессы во вссх отраслях промышленности. Помимо производства оборудования для текстильной промышленности, паровых двигателей, возникло наровозо- и вагоностроение, гигантски выросло сельскохозяйственное ма шиностроение. КначалуХХв. СШАэкспортировалисольскохо- зяйственной техники больше, чем все остальные страны мира вмссте взятые.

При всех успехах тяжелой индустрии важную роль продолжала играть пищевая промышленность, опережавшая другие отрасли по стоимости произведенной продукции. C развитием методов консервации и созданием морозильных установок поднялось на промышленный уровень производство мясных продуктов. Быстро увеличивалась выработка электроэнергии, производство химической продукции, добыча и переработка нефти.

Одним из важнейших стимулов экономического развития США явилось железнодорожное строительство. B конце XD< в. капиталы, вложенные в эту отрасль, составляли половину всех промышленных капиталовложений. Для его поощрения правительство предоставляло частным компаниям огромные денежные средства и обширные земельные владения из государственного фонда. Всего железнодорожные компании получили свыше 700 млн дол. субсидий и 215 млн акров земельных владений, т.е. площадь, равную территории Франции. K 90-м годам действовали ужс четыре железнодорожных линии, связавшие центральные штаты с Тихим океаном; пятая соединила Атлантический г. Тихим океаном по другую сторону канадской границы. Протяженность железных дорог США достигла 190 тыс. миль, что превышало длину железнодорожной сети всех стран Европы. До Гражданской войны чугунные и железные рельсы ввозились в США из Англии, к концу XIX в. они были заменены на стальныс, были, кроме того, внедрены тормоза Всстингауза. B результатескоростьдви жения возросла с 25до 65миль в час. Жслезныедороги соединили стальными обручами всю страну, способствовали заселению новых земель, расширили внутренний рынок.

Индустриализация привела к росту миграции населения. Города стали нервными центрами нового промышленного организма, притягивавшими к себс сельское население. B них сосредоточились капиталы, дсловыс и финансовые учреждения, железнодорожные узлы, большие массы рабочих и служащих. Население городов удваивалось каждые 20 лет. B 1860 г. в США не бьиюгородовсмиллионнымнасслсмием. B 1890 г. численность населения Ныо-Йорка, Чикаго и Филадельфии превысила 1 млн человек. K концу XIX в. каждый третий американец жил в городе.

Бурное промышленное развитие и становление развитого индустриального общества в США в конце XIX в. было обусловлено рядом причин. Наиболее важное значение имели результаты

Гражданской войны 1861 — 1865 гг., которая смела рабство и обеспечила торжество буржуазных общественных отношений по всей стране. Принятие в 1862 r. закона о гомстедах знаменовало окончательную победу фермерского пути развития капитализма в сельском хозяйстве на большой части территории страны и создало огромный внутренний рынок. Росту промышленности способствовало наличие больших естественных ресурсов, прежде всего угля, железа, леса, нефти, меди. Индустриализация США происходила на базе внедрения передовой американской и европейской техники. Еще до Гражданской войны С. Морзе изобрел телеграф, но только в конце XIX в. он нашел широкое применение. B 1876 г. А.Г. Белл продемонстрировал телефонный аппарат, а через несколько лет телефоны стали атрибутом многих контор. Росту деловой активности способствовали также изобретение пишущей машинки, арифмометра и кассового аппарата; линотип и ротационная машина произвели переворот в книгопечатании и газетном деле. B сфере использования электричества особенно вслики были заслуги T.A. Эдисона: лампы накаливания осветили тысячи домов, был пущен трамвай; изобретатель также усовершенствовал «говорящую машину» — фонограф и внес вклад в создание кинематографа. Bce это не только имело большое значение для развития промышленности и транспорта, но и преобразило быт людей, разрушая изолированность и порождая новые интсрссы, потребности, хотя нередко и стандартизировало их мышление.

Важным фактором индустриализации явилась иммиграция. C 1870 по 1900 г. население США выросло с 40 млн до 76 мли человек. Ho это был не только естественный прирост, за этот период в страну прибыли 12 млн иммигрантов. Они бежали от религиозных преследований, растущего милитаризма, надеялись избавиться от гнетущей бедности. C конца 80-х годов поток переселенцев из Англии, скандинавских стран сменился массовой иммиграцией из Италии, Австро-Венгрии и Польши. Иммигранты проделали тяжелую и изнурительную работу по разработке природных богатств страны, поднятию целины, прокладке трансконтинентальных железных дорог. Они обогатили культурное наследие США, добавив ему многие краски.

Быстрое промышленное развитие привело к тому, что в середине 90-х годов XIX в. США обогнали передовые страны не только по темпам экономического роста, но и по объему промышленного производства, национальному богатству и национальному доходу. K началу XX в. США принадлежало около трети мирового промышленного производства.

Развитие американской экономики сопровождалось интенсивным процессом концентрации и централизации производства и капитала. Еще в 70-х годах появились пулы — временные соглашения между независимыми компаниями о единых ценах, тарифах, объемах производства. Позднее набрали силу тресты, объ- единившие капиталы и управление теперь лишь формально независимыми компаниями целых отраслей промышленности. Первая промышленная монополия — нефтяной трест Рокфеллера «Стан- дард ойл» — была организована в 1882 г. Сговор с железнодорожными компаниями обеспечил тресту льготные тарифы при перевозке нефти, сходные сделки были заключены и с владельцами нефтепроводов. Дсмпинг (продажа по бросовым ценам), подкуп законодателей, поджоги нефтехранилищ соперников — все средства были хороши, как показал Г.Д. Ллойд в книге «Богатство против общества», вышедшей в 1894 г. B 80-е годы под контролем «Стандард ойл» находилось 90% всех нефтеочистительных предприятий страны. За созданием «Стандард ойл» последовало образование других монополий: в 1884 г. было монополизировано производство хлопкового масла, в 1885 г. — льняного масла, виски, свинца, в 1887 г. былсоздансахарныйтрест, в 1889 г. — спичечный, в 1890 г. — табачный, к концу XIX в. выросла гигантская стальная корпорация во главе с Э. Карнеги.

Трестирование, поставившее промышленность под централизованный контроль, позволило снизить затраты на управление и производство, в какой-то степени умерить ожесточенную конкуренцию, сделало возможным переход к массовому производству. Ho американскому обществу пришлось за это дорого заплатить. B руках немногих крупнейших корпораций была сконцентрирована колоссальная экономическая власть. Монополии начали оказывать все большее влияние на штатные и федеральные органы власти, на внутреннюю и внешнюю политику страны.

Освоение Запада. Развитие сельского хозяйства. B последние десятилетия XIX в. США превращались в страну крупного массового производства и гигантских корпораций. Ho и фермерская Америка оставалась пока сильной и экономически, и социально. B этом была важная особенность развития США. «Раздвоенность», соседство старого и нового бросалось в глаза европейцам, посещавшим Америку. Ф. Энгельс, обдумывая причины неуспехов социалистического движения в США, писал: «Америка — самая молодая и в то же время самая старая страна в мире... которая, с одной стороны, занята ещо первоначальной задачей, освоением огромной девственной целины, а с другой, вынуждена уже участвовать в борьбе за первое место в промышленном производстве. Отсюда — подъемы и спады движения в зависимости от того, что берет перевес в голове среднего американца — сознание промышленного рабочего или возделывающего целину крестьянина».

Аграрное развитие США после Гражданской войны было не менеединамичным, чемпромышленное. Ещев 1865г. передовая граница белых поселений проходила по рекам Миссисипи и Миссури. За этими пределами простирались бескрайние прерии, которые переходили в солончаковые пустыни, заканчивавшиеся у подножия Скалистых гор. Hc считая заселенной части Калифорнии, поселений мормонов в Юте и редких сторожевых поотов, этот громадный край, составлявший половину территории США, был местом проживания индейцев: на севере — степных племен сиу и арапахов, на юго-западе — апачей и навахо.

Прошло тридцать лет, и все переменилось. Закон о гомстедах открыл Запад для заселения. По-прежнему впереди шли золотоискатели, скотоводов привлекали травянистые степи между Техасом и верховьями реки Миссури. Ho главную массу переселенцев составляли земледельцы. Недостаток осадков на Великих равнинах больше не пугал фермеров: имея новые орудия труда и используя различные усовершенствования (глубокие колодцы, ветряные двигатели и др.), они могли вести крупное зерновое хозяйство. Ha Запад устремились ветераны войны, разорившиеся фермеры восточных районов, мелкие предприниматели, находившиеся в затруднительном положении, отчасти рабочие. Множество наций и религий смешалось в этом потоке. 8 млн иммигрантов влились в новый край, его население возросло на 22 млн человек. Перепись 1890 г. зарегистрировала, что граница, отделявшая свободные земли от занятых, практически исчезла.

C освоением Запада изменилось положение проживавших там индейцев. Видя, что пришельцы захватывают их земли, они не раз поднимались на героическую, но безнадежную борьбу. (Одно из последних сражений произошло в 1877 г. в долине штата Моитана.) Индейским племенам были нанесены тяжелейшие удары. Сначала индейцы были переселены в резервации, а принятый в 1887 г. закон Дауэса ставил целью принудительное интегрирование индейцев в социально-экономическую структуру США. Глава каждой индейской семьи получал в частную собственность 64 га земли, а оставшиеся после раздела общинных земель «излишки» поступали на распродажу. Хозяйство индейцев не было готово к включению в рыночную экономику, а сами они — кконкуренциисбелымифермерами. K 1913 г. индейцыутратили около 20 млн га земель. Фактически разрушению подвергся весь уклад жизни индейцев и его племенные основы. Была утрачена самобытная колоритная культура.

Победа фермерского пути на Западе явилась важнейшей предпосылкой интенсивного развития сельского хозяйства. Общее число ферм в CUiA за 1870—1900 гг. увеличилось с 2,7 млн до 5,8 млн. Примерно в той же пропорции возросла и площадь занимаемых фермерами земель: D 1870 г. она составляла 408 млн акров, а к 1900 г. увеличилась до 839 млн. B течение трех последних десятилетий XIX в. валовая продукция основных сель- . скохозяйственньк культур США (пшеницы, кукурузы) возросла более чем в два раза, поголовье скота также удвоилось. До Гражданской войны США являлись мировым поставщиком хлопка, после войны они стали одним из крупнейших экспортеров хлеба и мяса. Доля сельскохозяйственных продуктов в американском экспорте составляла в 1900 г. 60%.

Одна из причин роста аграрного производства в США — расширение территории фермерского хозяйства. Дикие и пустынные прерии Среднего Запада превратились в житницу страны. Другим фактором стала интенсификация сельского хозяйства. Применение жатки и косилки явилось крупным техническим переворотом. B последней трети XIX в. использование механизации фермерами приняло массовый характер. Появились такие виды сельскохозяйственной техники, как молотилка, комбайн, сноповязалка. Правительство оказывало помощь в развитии аграрного производства: создавались сельскохозяйственные колледжи и опытные станции. Посланный департаментом сельского хозяйства в Россию агроном Карлтон вывез оттуда засухоустойчивые сорта кубанской и харьковской озимой пшеницы. K 1914 г. они давали почти половину сбора зерновых. B США была ввезена также североафриканская кукуруза. Селекционер Л. Бербанк вывел множество новых сортов овощей и фруктов, среди них грейпфрут — гибрид апельсина и лимона. Были найдены средства борьбы со свиной чумой и ящуром.

Особенности развития Юга. Победа фермерского пути развития на большей части территории США не стирала существенных особенностей в форме и уровне капиталистического развития экономико-географических районов. Большим своеобразием отличалось экономическое развитие Юга. Если для Севера и Запада последняя треть XIX в. — время безусловного экономического роста, то этого нельзя было сказать о хозяйстве Юга. После Гражданской войны там резко снизились экономические показатели: сократились посевные площади, темпы экономического роста значительно отставали от темпов роста по стране. Правда, шло развитие металлургии, табачной и текстильной отраслей, однако это не меняло преимущественно сельскохозяйственного характера Юга. Ha Юге был лишь один город со стотысячным населением — Новый Орлеан. Хотя значительное число плантаций было раздроблено и распродано, сохранилось и крупное землевладение. B свою очередь, бывшие рабы-негры потерпели поражение в борьбе за землю в период Реконструкции, их лозунг «сорок акров и мул» остался неосуществленным. Отсутствие

земли и орудий труда у подавляющего большинства негров привело к формированию на Юге особой формы аренды — кропперст- ва. Кропперами назывались арендаторыиздолыцики, черные и белые бедняки, уплачивавшие бывшим рабовладельцам -собственникам латифундий за аренду земли, инвентаря и семян половину и более собранного урожая. Сельское хозяйство на Юге развивалось по капиталистическому пути, но это было медленное, мучительное развитие.

После завершившего Реконструкцию компромиссного соглашения республиканской и демократической партий (1877 г.) на Юге установился своего рода режим политической реставрации, а федеральное правительство закрыло глаза на поднявший там голову расизм. B 1881 г. в штате Теннесси был принят закон о раздельном проезде белых и черных на железнодорожном транспорте, положивший начало легализованной системе расовой сегрегации. B южных штатах стали приниматься законы о раздельном обслуживании негров и белых в ресторанах, гостиницах, больницах и других социально-культурных центрах.

B 1890-1900-e годы в южных штатах были повсеместно изменены избирательные законы с целью лишить права голоса негритянское население. Конституции штатов вводили ценз грамотности и своеобразный имущественный ценз в виде избирательного налога. B результате большинство черных американцев потеряли политические права, завоеванные ими в период Реконструкции.

Новые черты двухпартийной системы. От Гранта к Кливленду.

Изменения, происшедшие в развитии американского общества, сказались на политической жизни страны. B прошлом остались противоречия между сторонниками аграрного и промышленного путей развития, сторонниками и противниками рабства. Вместе с ними ушли в прошлое прежние политические битвы республиканской и демократической партий, составлявшие стержень политической истории США в 50-70-e годы XIX в.

Содержание политической истории последней четверти XIX в. определялось прежде всего интересами крупного бизнеса, подчинившего своему влиянию обе главные партии. Стирание принципиальных различий между республиканской и демократической партиями, отсутствие в их предвыборных платформах реформаторских идей привели к утверждению самого консервативного в истории США варианта двухпартийной системы. Республиканская партия имела традиционно прочные позиции в самом развитом промышленном регионе — Новой Англии, отчасти в штатах старого Запада. Здесь за нее голосовали значительная часть рабочих и городская мелкая буржуазия. Республиканцы также опирались на голоса значительной части американцев протестантского

вероисповедания. Демократическая партия была в большей степени сориентирована на аграрные круги Юга, Юго-Запада и Дальнего Запада. B городах Востока ее массовую базу составляли рабочие-иммигранты, принадлежавшие к католической конфессии.

Ведущие политические партии осуществляли весьма прочный контроль над электоратом (на выборы приходило до 80% избирателей). B обиход тех лет прочно вошли термины, обозначавшие новые явления в двухпартийной системе. K их числу относились «ринг» (хорошо организованная группа неофициальных партийных политиков), «партийная машина» — механизм, действующий с целью сохранения власти в руках той или иной партии, «боссизм» — жестко контролируемая иерархическая система, нацеленная на сохранение и расширение электоральной базы на уровне графства, штата, страны. Утверждению боссизма способствовал партийный контроль над массой иммигрантов. Ho главным было складывание прочного союза между партийными машинами и крупным бизнесом.

Bce эти обстоятельства в условиях лихорадочного грюндерства и напора новых богачей привели к небывалой коррупции. Она охватила все сферы общественной жизни, поразила обе главные политические партии страны. B получении взяток от одной из железнодорожных компаний были уличены будущий президент Дж. Гарфилд, вице-президенты С. Колфакс, Г. Вильсон. Ha выборах 1876 г. республиканцам с помощью различных махинаций удалось сохранить за собой Белый дом. Дух коррупции пронизывал гражданскую службу США, контролируемую профессиональными политиками. Сама система «добыча принадлежит победителю», согласно которой пришедшая к власти партия замещает своими сторонниками все посты в государственном аппарате, способствовала расцвету взяточничества. Широкое негодование общественности вызвала огласка чрезвычайно характерной для того времени деятельности организации демократической партии в Нью-Йорке — «Таммани Холл». Этот «ринг» проник во все учреждения муниципалитета и ограбил город почти на 100 млн дол. Таким же образом действовала организация республиканской партии «Гэз Ринг» в Филадельфии.

Политическое преобладание в последней трети XIX в. принадлежало республиканской партии, олицетворявшей могущество индустриальных магнатов и использовавшей моральный авторитет, приобретенный республиканцами при А. Линкольне в годы Гражданской войны (ее противники-демократы называли эту тактику «размахиванием окровавленной рубахой»). B последние десятилетия XIX в. демократы лишь дважды занимали президентское кресло (Г. Кливленд в 1885—1889 и 1893—1897 гг.). Будущий

президент В. Вильсон лакони'шо охарактеризовал этот период в соперничестве партий: «Нет лидеров, нет принципов, нет партий». При отсутствии принципиальных разногласий обе партии делали ставки на «темных лошадок».

Независимо от того, республиканская или демократическая партия господствовала в Белом доме или в конгрессе, внутренняя политика проводилась преимущественно в интересах крупного капитала. Систематически субсидировались корпорации, крупным компаниям раздавались огромные природные богатства страны, через конгресс и законодательные собрания штатов проводились законы, выгодные для большого бизнеса (так, за покровительствовавшую ему политику налогообложения штат Нью-Джерси именовали «матерью корпораций»). Одни лишь денежные субсидии и средства от продажи земельных участков, которые бизнесмены получили от правительства, достигли 5—6 млрд дол. B 1883 г. было проведено полное освобождение промышленников от подоходных налогов.

Основными проблемами, разделявшими республиканскую и демократическую партии, были вопросы таможенных тарифов и денежного обращения. Республиканская партия, защищая интересы крупного бизнеса, выступала за протекционизм. Лозунгом «высокие тарифы — высокая заработная плата» она стремилась привлечь на свою сторону рабочих. Демократы, чью социальную базу во многом составляли аграрии, опирались на давнюю их приверженность к низким тарифам. Новый аргумент демократов, обращенный к массам, гласил, что высокие таможенные тарифы, подавляя конкуренцию иностранных товаров, способствуют образованию трестов. B целом в конце XlX в. проводилась целенаправленная протекционистская политика, способствовавшая росту американской промышленности, огражденной от иностранной конкуренции. Эта политика приносила огромные выгоды быстро формировавшемуся в стране крупному корпоративному капиталу, давая ему возможность поддерживать за прочной таможенной стеной высокий уровень внутренних цен и одновременно использовать методы демпинга с целью завоевания более прочных позиций на внешних рынках.

Важное место в избирательных кампаниях занимала тема денежногообращения. Bo время Гражданской войны федеральное правительство выпустило на 450 млн дол. бумажных денег (так называемых «гринбеков»), не имевших реального обеспечения. После войны они чрезвычайно упали в цене, сохранив лишь до 40% своей номинальной стоимости. Финансово-промышленная буржуазия, заинтересованная в устойчивой валюте, добивалась постспешного перехода к золотому стандарту. Как первый шаг к этому в 1873 г. был принят закон о свободном обмене бумажных

любой иной форме, или договор с целью ограничения коммерции или торговли между штатами или с иностранными государствами объявляется незаконным». Ho в трактовке судов закон претерпел поразительную метаморфозу. Судебные власти приравняли к трестам в первую очередь организации тред-юнионов. B то же время Верховный Суд разъяснил в 1895 г. при возбуждении дела против Сахарного треста, что наказываться могут лишь попытки монополизировать сферу торговли, но не производства, а именно это было главной сферой деятельности указанного треста.

Рабочее движение. Социалисты. B ходе индустриализации конца XIX в. быстро росла численность рабочего класса. Если в 1870 г. в промышленности и на транспорте работали около 4 млн человек, то 30 лет спустя эта цифра выросла до 10 млн. Увеличился удельный вес рабочих, занятых на крупных предприятиях в производстве средств производства, в новых отраслях промышленности, в железнодорожном деле.

K категории квалифицированных принадлежала часть коренных рабочих, а также иммигранты-специалисты, имевшие навыки искусного ручного труда (механики, печатники, стеклодувы, плотники и т.д.). Появились новые категории рабочих профессий (вэлектротехнической, химическойидругихотраслях), требовавших высокой квалификации. B категорию квалифицированных входили около 12—14% всех рабочих.

Американские рабо1ше, в особенности квалифицированные, получали более высокую заработную плату, чем европейские. Тем не менее условия их жизни оставались тяжелыми. B конце 90-х годов две трети рабочих-мужчин зарабатывали менее 600 дол. в год, в то время как прожиточный минимум для семьи из пяти человек, например в Нью-Йорке, составлял 825 дол. Рабочий день доходил часто до 12—15 часов, 8-часовой рабочий день был введен после длительной борьбы лишь на немногочисленных государственных предприятиях. Между тем технические усовершенствования настолько увеличили интенсивность труда, что он становилсяизматывающимпри 10-12-часовомрабочемдне. Поэтому одним из главных направлений борьбы рабочих после Гражданской войны стало требование 8-часового рабочего дня. B конце XIX в. резко возросли расходы американских рабочих на транспорт, жилье, лечение и т.д.

Эго особенно тяжело отражалось на массах неквалифицированных рабочих, по преимуществу иммигрантов, уделом которых была постоянная нужда. Они обычно концентрировались в крупных промышленных центрах — Чикаго, Нью-Иорке, Сан-Фран- циско, где поражал контраст между нищетой иммигрантских кварталов «маленькой Италии», «маленькой Польши» и т.д. и фешенебельными районами. Наибольшие лишения выпадали иа денег на золото. Займы, предоставленные ранее крупными банками правительству, оплачивались теперь золотом. Это укрепляло их позиции и поднимало кредитоспособность американских банков за рубежом. Фермеры и мелкие предприниматели стремились погасить свои долги «дешевыми» деньгами, требовали выпуска бумажных и серебряных денег. Законы 1878 и 1890 гг. оставили еще место серебряной валюте, но в 1900 r. биметаллизм (т.е. денежная система на основе двух драгоценных металлов) был окончательно ликвидирован и введен «золотой стандарт». Золотая валюта делалась единственным стандартным мерилом стоимости.

Таким образом, внутренняя политика обеих главных партий была консервативной. Однако ширившиеся протесты против коррупции в государственных службах и против растущей силы корпораций заставляли сделать первые шаги в сторону реформ. Толчок реформе гражданской службы дала небольшая фракция независимых республиканцев, так называемые «магвампы» (индейское слово «магвамп» означало старейшина, великий). Цвет магвампов составляла интеллигенция: известные журналисты, университетские преподаватели, писатели. Они считали, что корни многих пороков «позолоченного века», как окрестили это время, обусловлены утратой демократических идеалов прошлого и образованием партийных машин, усилиями которых происходит назначение на государственные должности выскочек из необразованной черни, готовой из корыстных побуждений на все. B 1883 г. конгресс принял закон Пендлтона, вводивший систему замещения части федеральных должностей на основе конкурсных экзаменов.

Несмотря на ограниченный характер (замещалась лишь небольшая часть должностей, экзаменационные тесты для претендентов были предельно упрощены), закон имел положительное значение, поставив в известные рамки деятельность партийных машин.

K последним десятилетиям XIX в. относятся ранние попытки государственного вмешательства в деятельность крупного бизнеса. Принятый в 1887 г. федеральный закон о государственном регулировании междуштатной железнодорожной сети запрещал сговоры между компаниями об установлении монопольной цены на перевозку грузов и пассажиров и осуждал практику дискриминационных тарифов. Для наблюдения создавалась Междуштатная торговая комиссия. Закон 1887 r., несмотря на скромные возможности государственной комиссии, означал провозглашение пусть ограниченного государственного регулирования в одной из сфер экономики, которая стала к этому времени сферой своекорыстной деятельности крушвых железнодорожных компаний.

B 1890 г. кошресс принял закон Шермана. Он звучал весьма радикально: «Всякое объединение в форме треста или в долю негритянского населения и переселенцев из Азии. Тысячи завербованных китайских кули, высаженных на Тихоокеанском побережье США, погибли при строительстве трансконтинентальных железных дорог.

B конце XIX в. периодически возникали циклические промышленные кризисы: в 1873, 1883 и 1893 гг. Они являлись элементом структурной перестройки капиталистической экономики, но при отсутствии социальных амортизаторов и регулирующей роли государства вся их тяжесть обрушивалась прежде всего на рабочих.

B этот период продолжал существовать рад факторов, тормозивших развитие рабочего движения. Среди рабочих оставались в целом общепринятыми принципы ивдивидуализма и конкуренции. Сказывались особенности формирования американского рабочего класса, смягчавшие остроту социальных конфликтов: наличие свободных земель, роль религиозных и межгрупповых различий, национально-языковая разобщенность, давление издавна сложившейся двухпартийной системы. Индустриализация и образование первых монополий происходили одновременно с развитием капитализма вширь. Социальная мобильность в американском обществе с развитием корпоративного капитала, конечно, сокращалась, но все же была значительно выше, чем в странах Европы. Миллионы поселенцев, осваивавшие просторы американского Запада, становились мелкими собственниками. C другой стороны, продолжающееся формирование американского рабочего класса происходило одновременно с выделением в его составе верхнего, обладающего высокой квалификацией и известными привилегиями слоя («рабочей аристократии»), главным образом из среды американцев англосаксонского происхождения. Тем не менее в последнюю четверть века рабочее движение все больше осознавало себя как особая, имеющая собственную сферу деятельности общественная сила. Происходило вовлечение новых слоев трудящихся в стачечную борьбу, создавались рабочие организации национального масштаба, пробуждался определенный интерес к социалистическим идеям.

Самым бурным столкновением между рабочими и предпринимателями после Гражданской войны была железнодорожная забастовка 1877 г. Движение началосьв периодзатяжного экономического кризиса 70-х годов с длительной стачки на пенсильванских антрацитовых шахтах и завершилось забастовкой на железных дорогах, когда газеты писали о «призраке Парижской Коммуны». B Чикаго, Балтиморе, Питсбурге рабочие вступали в открытые бои с полицией и федеральной армией. B Сент-Луисе рабочий исполнительный комитет в течение двух недель контролировал город.

Еще более усилилось забастовочное движение в 80-90-e годы. Стачки шли под лозунгом введения 8-часового рабочего дня. Кульминацией явилась забастовка 1 мая 1886 r., в которой участвовало 350 тыс. человек. Особенно острый характер движение приняло в Чикаго. 3 мая полиция открыла стрельбу по бастующим, а на следующий день во время митинга протеста на Хеймаркет-сквер неизвестный бросил бомбу в полицейских. Власти арестовали руководителей забастовочного движения, четверо из них — Парсонс, Фишер, Энгел и Спайс — были повешены. B честь американских рабочих-борцов через три года при основании II Интернационала 1 мая было решено отмечать как день международной солидарности трудящихся.

B 90-е годы борьба рабочих достигла еще большей остроты. B 1892 г. разразилась стачка на сталелитейных заводах Карнеги в Гомстеде. Для ее подавления были посланы 8 тыс. солдат и сотни агснтов—«пинкертоновцев». B 1894 г. в Пульмане (окраина Чикаго) развернулась грандиозная забастовка железнодорожников, требовавших отмены объявленного снижения заработной платы. Стачкой руководил Юджин Дебс. Кристальная честность, незаурядный ораторский и организаторский талант сделали его популярным рабочим деятелем. По призыву Союза железнодорожников стачка солидарности охватила многие штаты.

Одновременно с ростом забастовочного движения шло формирование массовых рабочих организаций. Первой из них был Орден рыцарей труда, возникший в 1869 г. как тайная организация с масонским ритуалом. Программа Ордена провозглашала борьбу «за финансовое и промышленное освобождение от тирании KpynHbD( корпораций и рабства наемного труда». Достичь поставленной цели Орден собирался с помощью производственных и потребительских кооперативов. Программа ближайших целей включала 8-часовой рабочий день, принятие законов, устанавливающих минимальный заработок, охрану труда. Орден на время сплотил квалифицированных и неквалифицированных рабочих без различия цвета кожи, вероисповедания и политических убеждений. Девиз Ордена — «Ущерб, нанесенный одному, должен тревожить всех» — воодушевлял многих. B 80-е годы, особенно с приходом к руководству T. Паудерли, на первый план выдвигается просветительная деятельность. Кроме того, архаичная структура Ордена не была приспособлена к борьбе за насущные экономические требования — в каждой из ассамблей состояли рабочие десятков профессий. Последовал ряд поражений в забастовках. Начался массовый выход рабочих из организации, и вскоре из 700 тыс. «рыцарей труда» (в первой половине 80-х годов) остались лишь немногие.

Упадку Ордена способствовало и возникновение в 1881 г. Американской федерации труда, которая окончательно оформилась в 1886 г. Ha первых порах АФТ отражала боевой дух рабочих, а участие в борьбе за 8-часовой рабочий день в мае 1886 r. повысило ее престиж. Число членов АФТ выросло со 138 тыс. в 1886 г. до 868 тыс. в 1900 г. Однако постепенноАФТ превратилась в организацию цеховых союзов, ограничивающих свой состав высококвалифицированными, хорошо оплачиваемыми рабочими. Bo главе ее в течение 40 лет стоял Сэмюэль Гомперс. Гомперс родился в еврейской семье, которая в 60-х годах переселилась из лондонского Ист-Энда в нью-йорский Ист-Сайд. Подобно своему отцу, он вначале был рабочим-сигарщиком. Гомперс не обладал ораторским даром, но это возмещалось недюжинными организаторскими способностями и редким упорством в достижении цели (сам он любил повторять: «Гомперсы сколочены из дуба»). Взгляды молодого Гомперса складывались под известным влиянием социалистов, суждения о необходимости «уничтожения капиталистического рабства» были не чужды его выступлениям. Ho постепенно его взгляды изменились. Гомперс стал доказывать, что социализм в Соединенных Штатах не приживается, а борьба за повышение заработной платы и сокращение рабочего дня позволит добиться улучшения жизни, прежде всего квалифицированных рабочих. Эти принципы получили известность как «простой и чистый юнионизм». Целью рабочего движения провозглашалась борьба за улучшение условий найма рабочей силы в рамках существующего общества. Заявлялось также о приверженности принципу «политического нейтрализма» — курсу на создание независимой рабочей партии противопоставлялась тактика «поддержания друзей и наказания врагов рабочего движения» в традиционных политических партиях.

Пропаганду социалистических идей среди рабочих в этот период вели американские социалисты. B 1876 г. на базе американских секций I Интернационала была образована Рабочая партия Америки, переименованная год спустя в Социалистическую рабочую партию. Однако партию раздирала фракционная борьба. Занимавшие ключевые посты в руководстве СРП лассальянцы стремились сосредоточить всю деятельность партии на участии в парламентской борьбе. Состоявшая на 90% из иммигрантов-нем- цев, партия осталась в изоляции.

B 90-х годах во главе СРП стал Даниэль Де Леон — широкообразованный человек, блестящий оратор и публицист. При Де Лсоне СРП пополнила свои ряды коренными американцами, редактируемая им газета впервые обратилась к читателям на английском языке. Однако в целом деятельность Де Леона была малоуспешной. Игнорируя национальные исторические традиции и интерпретируя марксизм в левосектантском духе, он не смог найти нити, которые бы связывали партию с рабочей массой. «Социализм и ничего кроме», — провозглашал Де Леон; всякие частичные требования он считал «банановой кожурой под ногами пролетариата». Сектантство отчетливо проявилось в политике СРП по отношению к тред-юнионам. Вначале социалисты попытались работать в профсоюзах, чтобы изменить политику руководства АФТ (тактика «сверления изнутри», по выражению Де Леона). Потерпев неудачу, СРП создала так называемый «красный профсоюз» («давление извне»), ставший ее двойником. По тем же причинам социалисты покинули Орден рыцарей труда. По важнейшим для того времени вопросам участия в фермерском, антимонополистическом движении СРП заняла негативную позицию. B движении против монополий Де Леон видел происки шарлатанов, доказывал, что проблема союза со «средним классом» встанет тогда, когда последний «будет продан шерифом с аукциона», то есть пролетаризирован. B результате к концу столетия, после 25-летнего существования, СРП насчитывала лишь 5—6 тыс. членов, разбросанных по 26 штатам.

Антимонополистическое движение. Выступления фермеров. Волны недовольства поднимались не только на фабриках и заводах. Концентрация экономического могущества в руках немногих, нарастающее отчуждение власти затрагивали интересы самых широких слоев: фермеров, городских мелких собственников, значительную часть интеллигенции и служащих. Поскольку средние слои имели большой удельный вес в социальной структуре амери · канского общества конца XIX в. (почти половина самодеятельного населения страны занимала промежуточное положение между рабочим классом и буржуазией), существовала массовая база для антимонополистических движений.

Ядро антимонополистического движения составляли фермеры. И это не удивительно. Результатом быстрой капиталистической эволюции американского земледелия в последней трети XIX в. был не только рост сельскохозяйственного производства, HO и многие беды, обрушившиеся на фермеров. Одной из причин неблагополучия положения фермеров стал мировой аграрный кризис, разразившийся в начале 70-х годов и затянувшийся до середины 90-x. Выход США на мировой рынок совпал с увеличением вывоза сельскохозяйственных продуктов из других стран — Аргентины, Канады, России, Австралии, что привело к резкому падению цен. Ho главным фактором, способствовавшим необычайной продолжительности аграрного кризиса, явилось установление монополистической эксплуатации сельского хозяйства крупным промышленно-финансовым капиталом. Особое возмущение фермеров вызвали действия железнодорожных компаний, резко повысивших тарифы на перевозку сельскохозяйственной продукции. Чтобы доставить на рьшок урожай зерна, полученный с одного акра земли, фермеры нередко должны были отдать владельцам железной дороги стоимость урожая с другого акра. B 80—90-х годах появились мясопромышленные монополии, тресты по производству сельскохозяйственных машин, мукомольные концерны, компании по переработке молока. Цены на пшеницу, хлопок или мясо зависели от мировой конъюнктуры, а цены на товары для дома, сельскохозяйственный инвентарь и удобрения устанавливали трссты, огражденные от конкуренции извне высокими тарифами. B 1870 r. фермер получал один доллар за два бушеля пшеницы (1 бушель = 36,35 литра), а в 1890 г. лишь половину доллара.

Падение сельскохозяйственных цен вело к снижению доходности фермерского хозяйства, а то и к его убыточности. Это влекло за собой рост фермерской задолженности, а невозможность для многих фермеров регулярно выплачивать проценты по долгам нередко вела к разорению и потере собственности. Правда, даже в условиях длительного аграрного кризиса 70-90-x годов развитие капитализма в сельском хозяйстве благодаря наличию фонда свободных земель не сопровождалось еще массовой пролетаризацией фермеров и экспроприацией их земли, трудовая семейная ферма оставалась основным элементом аграрного производства. Ho тенденция к этому явно обозначилась. Число наемных рабочих в сельском хозяйстве достигло в 1900 г. 2 млн человек, то есть 20% всех лиц, занятых в земледелии. Если в 1880 г. хозяйства фермеров-арендаторов составляли 25,6% общего числа ферм, то к 1900 г. удельный вес арендуемых ферм увеличилсядо 35,3%.

Эксплуатация со стороны различного рода капиталистических корпораций вызывала нарастающий протест среди широких слоев фермерства. Три волны фермерскогодвижения поднялись особенно высоко: это были движения грейнджеров, гринбекеров и популистов.

Орден грейнджеров (это название произошло от староанглий- ского термина , что означало поместье, ферма) был основан в 1867 г. B первые годы грейнджерская организация ограничивала свою деятельность просветительскими целями, прежде всего пропагандой сельскохозяйственных знаний. B начале 70-х годов агитация грейнджеров приобрела более радикальную окраску. B программу организации вошло осуждение деятельности посреднических фирм и железнодорожных компаний. Центром движения стали штаты Среднего Запада, где Орден грейнджеров опирался на фермерские клубы и партии (в Миннесоте и Калифорнии они назывались антимонополистическими партиями, в

Висконсине и Мичигане — партиями реформ и т.д.)· B РяДе штатов грейпнджерам удалось через законодательные собрания провести законы, регулирующие железнодорожные тарифы на перевозку грузов.

Грсйнджерскоедвижение нс разрешило насущных фермерских проблем, и в конце 70-х годов основная масса фермеров стала переходить от него к новому массовому движению, которое полу · чило название гринбекерского (от гринбеков, бумажных денежных знаков с зеленой оборотной стороной). Грннбекерское дви жение, как и грейнджерское, было в основе своей направлено против растущего диктата крупного капитала, но панацеей от всех зол оно считало систему «дешевых денег», увеличение выпуска бумажных гринбеков. B отличие от грейнджеров, гринбекеры сумели организоваться в национальном масштабе и привлечь на свою сторону значительное число рабочих. Приняв в 1878 г. название Гринбекерско-рабочей партии, они включили в свою программу ряд требований рабочих. Вскоре, однако, гринбекер- ское движение пошло на убыль: будучи разнородным по составу и выдвинув весьма расплывчатую программу, оно не могло надолго сплотить своих участников.

B то время, когда грейнджерское и гринбекерское движения клонились к упадку, нарастала новая, наиболее высокая волна антимонополистических выступлений — популистское движение. Популистское движение выросло на базе образовавшихся в 80-е годы «фермерских альянсов», преследовавших цель быстрейшего решения наиболее неотложных проблем улучшения экономического положения сельскохозяйственных тружеников. K концу 80-х годов многочисленные фермерские альянсы объединились вокруг главных центров — Северного и Южного альянсов, а общее число их членов составляло почти 2 млн человек. Фермерские альянсы вели агитацию против железнодорожных компаний, земельных спекулянтов и посреднических фирм. Они развили значительную активность по созданию кооперативных организаций с целью хранения и сбыта сельскохозяйственной продукции, а также закупки инвентаря, удобрений и промышленных изделий.

Новые фермерские организации охватывали различные группы сельского населения. Наряду с мелкими и средними земледельцами значительная часть крупных фермеров Запада и планта торов Юга также выступила против монополий. C пшеничных полей Запада и плантаций Юга вышли руководители движения. Игнациус Доннелли — бывший фермер, оратор и автор популярного утопического романа «Колонна Цезаря» — был известен далеко за пределами своего штата Миннесота. Томас Уотсоп провозглашал единство фермеров Юга, Мэри Лиз призывэма фермероо Запада «поменьше выращивать кукурузы и побольше перца». Перефразируя Линкольна, она говорила: «Это уже больше не народное правительство, избранное народом и для блага народа, а правительство Уолл-стрита, избранное Уолл-стритом и для блага Уолл-Стрита». Объединение Северного и Южного альянсов привело к созданию на съезде в Цинциннати в 1891 г. популистской (народной) партии.

Популистская партия стала центром притяжения многих антимонополистических и реформаторских движений: ее поддержали «национализаторы» — последователи автора знаменитого утопического романа «Взгляд назад» Э. Беллами, ставившие целью обобществление важнейших городских муниципальных служб; последователи Г. Джорджа, требовавшие отмены частной собственности на землю; часть либеральной интеллигенции, выступавшей за демократизацию экономической и политической жизни. B популистском движении принял участие также ряд рабочих клубов, профессиональных союзов и организаций Рыцарей труда. Программа популистской партии, принятая в Омахе в 1892 r., требовала «дешевых денсп> (т.е. сохранения биметаллизма), национализации железных дорог и телеграфа, введения прогрессивного подоходного налога, соблюдения закона о 8-часовом рабочем дне на государственных предприятиях. Грозным предупреждением прозвучали на съездс слова: «Каждый доллар, изъятый без соответствующего возмещения, — это уже грабеж» и евангельское «Кто не работает, да не ест».

Популистская партия создала угрозу двухпартийной системе. Ha выборах 1892 г. кандидат популистов в президенты Джеймс Уивер собрал более миллиона голосов. Выборы привели новую партию к власти в 12 южньех и западных штатах, популисты также направили в конгресс 15сенаторов и членов палаты представителей. Популистское движение еще более усилилось с наступлением кризиса 1893 r. Это был самый глубокий экономический кризис в США за все XlX столетие: свыше миллиона рабочих оказались на улице. Следующий год также был отмечен потрясениями — Пульмановской стачкой, маршем безработных (поход десятитысячной «армии Кокси» на Вашингтон). Ha промежуточных выборах 1894 г. популистская партия получила более 1,5 млн голосов. Ho это был последний ее успех.

Подъем популизма оказал существенное влияние на функционирование двухпартийной системы. Чтобы сохранить свою массовую базу и умерить социальные протесты, республиканцам и демократам необходимо было учитывать находившие отклик популистские лозунги. Первой по этому пути пошла демократическая партия. Лидер партии Уильям Дженнингс Брайан приобрел известность прежде всего как защитник свободной чеканки ссрсбра. Ho став на выборах 1896 г. кандидатом демократов на пост президента США, он в какой-то мерс отражал интересы аграрной Америки и строил свою программу, учитывая массовое недовольство трестами. Когда Брайан провозглашал: «Вы не можете надеть на чело трудящихся терновый венец, вы не можете распять человечество на золотом кресте», то эта риторика, выражавшая требование отвергнуть золотой стандарт, звучала для многих американцев как призыв к радикальным преобразованиям. Яркая внешность Брайана — черные, как уголь, волосы, горящие глаза, — его речи, пересыпанные цитатами из священного писания, производили огромное впечатление в фермерских аудиториях. Выборы 1896 г. он, однако, проиграл, набрав всего на 600 тыс. голосов меньше кандидата республиканской партии У. Маккинли — ставленника большого бизнеса. Время либерального реформизма еще не наступило, но Брайан явился его предтечей. He сошли бесследно с исторической сцены и популисты — многие их требования будут восприняты реформаторами в начале XX в.

Формирование либерально-реформистской цдеологии. Антимонополистическая традиция. B последней трети XIX в. в США продолжала господствовать доктрина классического либерализма, в основе которой лежал принцип «laissezfaire» как теоретическое обоснование характера функционирования капиталистической экономики. Провозглашалась свобода хозяйственной деятельности от государственного вмешательства. Государству отводилась лишь роль «ночного сторожа». Эти идеи разделяли академические круги, ведущиеполитикиибизнесмены. Однаковусловияхроста крупного бизнеса и возникновения монополий социальное звучание старых постулатов серьезно изменилось. Теория экономического либерализма превратилась в своеобразное прикрытие для большого бизнеса, развитию которого благоприятствовало невмешательство государства. Особое влияние приобрели социал-дар- винистские доктрины, сущность которых заключалась в перенесении законов биологической эволюции, сформулированных Дарвином, на общественное развитие. Одним из идеологов социал- дарвинизма стал У. Самнер. B течение многих лет он пропагандировал взгляды, согласно которым основным законом общества является «борьба за существование», в которой выживают «наиболее приспособленные». B Новейшее время борьба за существование проявляется в неограниченной промышленной конкуренции, в ней одерживают верх наиболее сильные, и их победа служит своего рода ферментом дальнейшего прогресса. Представители официальной политэкономии СДБ- Кларк, Ф. Уокер) выступили со сходными идеями в защиту крупного бизнеса, подчеркивая его роль в организации производства и оставляя без внимания антисоциальную сторону его деятельности. B апологии большого бизнеса приняли участие и сами «капитаны индустрии». Дж. Рокфеллер, Дж. Хилл рисовали финансово-промышленные империи как высшес достижение естественного отбора. Э. Карнеги в работах «Торжествующая демократия», «Евангелие богатства» на собственном примере прославлял тресты как «цветы цивилизации». Претензии новых хозяев на идейно-культурную гегемонию отразила литература для массового чтения. Основной се сюжет — бедность в Америке не препятствие для пути наверх: девушка из простой семьи становится женой миллионера, а чистильщик сапог — промышленным магнатом. Таковы были «Рассказы для мальчиков» P. Дэвиса, пьесы и романы Вэна Биббера. Особенно популярен был О. Элджср, написавший более 80 книг.

Однако еще в 70—80-е годы в различных общественных слоях начались критические выступления против тех или иных сторон деятельности большою бизнеса и особенно утверждавшихся монополий. Одними из первых критиков были «магвампы», отметившие многие пороки «позолоченного века» в политической сфере и выдвинувшие программу определенной демократизации политической жизни. Однако в основе их мировоззрения лежала философия классического либерализма. Они по-прежнему отводили государству роль «ночного сторожа».

Гораздо более решительными были выступления социальных критиков. Л. Уорд, один из основателей социологической науки в США, в 1883 г. в труде «Динамическая социология» первым подверг критике социал-дарвинистскую концепцию. Он исходил из коренного различия между животным миром, где происходит слепая эволюция на основе естественного отбора, и обществом, где эволюция осуществляется под воздействием людей и определяющим фактором прогресса является искусственный отбор. Уорд выступал за использование методов «социального мелиоризма» — планомерного лечения социальных язв, смягчения дурных черт капитализма. Идеи Уорда развили в сфере политэкономии P. Эли, С. Пэттен. Они подвергли критикетеориюклассического либерализма и в особенности утверждение о неограниченном праве индивидуумов на частную собственность. P. Эли выделил в частной собственности два элемента — «индивидуальный» и «социальный». Обращаясь к «социальному» элементу, Эли и его единомышленники обосновывали право на вмешательство государства в экономическую и социальную жизнь для ограничения злоупотреблений монополий и смягчсния крайностей неравенства. B 1885 г. была основана Американская экономическая ассоциация, ставшая проводником либерально-реформистских идей в США.

C еще более радикальной критикой монополий выступили популисты. Движение популистов подчас обращалось к социальным идеалам прошлого, они хотели вернуться к временам laissez

faire и свободного прсдприниматсльстпа. Эти идеи ярко иллюстрировал И. Доинелли в романе «Колонна Цезаря». Нарисованное им утопическое общество напоминало фермерские мифы об аграрном прошлом Америки, в котором якобы господствовали отношения равенства и гармонии. Полагая, что отношения неравенства складываются прежде всего в процессе обмена товаров, популисты направляли острие своей критики против посреднических компаний. Постоянным объектом их критики была деятельность финансовых корпораций.

Вместе с тем представления популистов о средствах к достижению их целей не были традиционными. Взамен идеи ослабления центральной власти, популярной со времен Джефферсона, они вьщвинули мысль об ответственности правительства за общее благосостояние народа. Система государственных антимонополистических мероприятий, предложенная популистами (от регулирования денежного обращения в интересах народа до перехода в государственную собственность железных дорог и телеграфа), означала отход от принципов свободной конкуренции, а провозглашение «регулируемой конкуренции» выходило за рамки классических либеральных идей. Атакуя монополии, показывая, что крупный бизнес контролирует государственную власть, популисты также выдвинули программу «прямой демократии». Она включала народную инициативу и референдумы по важнейшим вопросам, тайное голосование, прямые выборы сенаторов и президента.

Таким образом, последние десятилетия XIX в. стали временем кардинальных изменений в экономической и социально-политической структуре американского общества. Соединенные Штаты стали тогда страной развитого индустриального общества. Крупные корпорации уже к концу XIX в. установили свой контроль над экономикой страны, резко возросла их роль в политической жизни общества. Это неизбежно вело к обострению социальных противоречий, к развитию массовых движений социального протеста, что, в свою очередь, потребовало коренного пересмотра традиционных идеологических концепций. Первые выступления с критикой идеологии и практики классического либерализма подготовили базу для выдвижения в начале XX в. новых идеологических концепций, в частности — идеологии либерального реформизма.

<< | >>
Источник: И.В. Григорьева. Новая история стран Европы и Америки. Начало 1870-х годов — 1918 r.: Учебник / Под ред. И.В. Григорьевой. — M.: Изд-во МГУ,2001. - 720 с.. 2001

Скачать готовые ответы к экзамену, шпаргалки и другие учебные материалы в формате Word Вы можете в основной библиотеке Sci.House

Воспользуйтесь формой поиска

Глава 4 СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ в последней четверти XIX в.

релевантные научные источники:
  • Макроэкономика
    Оливье Бланшар | Учебник. Перевод с английского под научной редакцией Л.Л.Любимова. Издательский дом Государственного университета — Высшей школы экономики. Москва, 2010 | Учебник | 2010 | docx/pdf | 17.39 Мб
    Издание осуществлено в рамках инновационной образовательной программы ГУ ВШЭ «Формирование системы аналитических компетенций для инноваций в бизнесе и государственном управлении» Оглавление
  • Развитие российско-монгольских отношений: основные направления, проблемы и перспективы (1921-2005 гг.)
    Джагаева Ольга Александровна | Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Элиста - 2006 | Диссертация | 2006 | Россия | docx/pdf | 10.06 Мб
    07.00.03 - Всеобщая история. Актуальность исследования. В монголоведческой тематике проблема российско-монгольских отношений является одной из актуальных. Это объясняется целым комплексом причин, в
  • Российско-американская компания: хозяйственная деятельность на отечественном и зарубежном рынках (1799-1867 гг.)
    Петров Александр Юрьевич | Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Москва - 2006 | Диссертация | 2006 | Россия | docx/pdf | 16.69 Мб
    Специальность 07.00.03. - всеобщая история (новая и новейшая история). Актуальность темы исследования. В последнее время история колонизации Северной Америки в целом, и освоения ее западного
  • Политика США в ближневосточном урегулировании в 70-е гг. XX в. - начале XXI в.
    Сурков Николай Юрьевич | Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. Москва - 2007 | Диссертация | 2007 | Россия | docx/pdf | 5.75 Мб
    Специальность 23.00.04 -Политические проблемы международных отношений и глобального развития. Актуальность темы исследования. Арабо-израильский конфликт, несмотря на все предпринимаемые усилия,
  • Сравнительное и международное трудовое право
    Киселев И.Я. | Учебник для вузов. — М.: Дело, 1999. — 728 с. | Учебник | 1999 | Международное | docx | 1.25 Мб
    В учебнике на основе применения сравнительно-правового метода рассмотрены национальные системы зарубежного трудового права и меж-дународные стандарты труда, как универсальные (акты ООН и МОТ), так и
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История Византии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Казахстана - История кинематографа - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Музееведение - Новейшая история России - Палеонтология - Первая мировая война - Ранний железный век - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век -