<<
>>

Глава 8 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ в 1871—1898 гг.

Расстановка сил на мировой арене и развитие международных отношений в последней трети XIX в. (общая характеристика). B

истории международных отношений период с 1871 по 1898 г. — с окончания франко-прусской и до начала испано-американской войны — занимает особое место. Это был переходный период от «старой» системы межгосударственных отношений, типичной для капитализма свободной конкуренции, к международной системе, характерной для новой стадии мирового развития, стадии монополистического капитализма, которая началась первыми региональными войнами за передел уже поделенного мира.

Как и при любом переходе от одного качественного состояния к другому, международным отношениям последней трети XIX в. были свойственны черты как предшествовавшего, так и последующего периодов, сочетание традиционных противоречий великих держав и новых конфликтов империалистического характера, приведших к Первой мировой войне.

B развитии международных отношений этого периода можно выделить следующие характерные черты и особенности.

Первое. C 70-х годов XIX в. ускоряющимися темпами шел процесс становления монополистической стадии капитализма. Это не могло не повлиять на характер развития международных отношений. Bo внешней политике великих держав появились новые социально-экономические мотивы. И хотя по форме своей внешняя политика, межгосударственные противоречия и конфликты оставались такими же, как и в эпоху свободной конкуренции, их экономическое и социальное содержание существенным образом изменялось.

K числу этих новых мотивов необходимо отнести: 1) образование монополий, постепенное усиление их роли в экономике, во внутренней и внешней политике (в 70-80-e годы как тенденция, а в 90-е годы уже как реальность); 2) рост вывоза капитала (к концу века три ведущие европейские державы — Англия, Франция и Германия — инвестировали за границей капитал на общую сумму в 35 млрд дол., — в 5 раз больше, чем в середине 70-х годов); 3) расширение колониальных захватов и ожесточенную борьбу за территориальный раздел мира.

Естественно, что все эти новые явления в развитии мировой капиталистической системы приводили к обострению противоречий, к многочисленным межгосударственным конфликтам, к радикальным изменениям в международной обстановке в целом.

Второе. Решающей причиной, во многом определившей характер международных отношений последних десятилетий XIX в., стало усиление неравномерности экономического развития капиталистических стран. Отличительная особенность этого периода заключалась в том, что на мировой арене появились новые великие державы, так называемые молодые капиталистические государства, для которых был характерен быстрый экономический рост и связанная с ним резкая активизация внешней политики. Речь идет о таких событиях, как образование мощной Германской империи, усиление экспансионистских тенденций во внешнеполитическом курсе стремительно развивавшихся Соединенных Штатов и Японии.

Соотношение сил изменялось в пользу «молодых» капиталистических стран (прежде всего Германии и США) и в ущерб «старьви» европейским державам (в первую очередь Англии и Франции). O ходе этого «экономического соревнования» наглядно свидетельствуют те существенные перемены, которые произошли в мировой табели о рангах крупнейших государств в последние 40 лет прошлого века. B 1860 г. места, которые занимали ведущие державы в мировом промышленном производстве, распределялись следующим образом: Англия — Франция — США — Германия. B 1880 г. картина была уже иной: США — Англия — Германия — Франция. K 1900 r. неравномерность промышленного развития привела к новому соотношению сил: США — Германия — Англия — Франция.

«Молодые» капиталистические государства (в большей степени Германия, в меньшей — США), опираясь надостигнутый ими уровень экономической мощи, стремились привести в соответствие свои возросшие притязания с размерами колониальных владений, сфер приложения капитала и сфер влияния, что неминуемо приводило их к столкновению со «старыми» европейскими державами, успевшими захватить непропорционально много и не желавшими добровольно уступать захваченное, ^ax> х концу XIX века Англия распространила свое колониальное господство на четвертую часть территории и населения всего земного шара.)

Неравномерность развития и рэдикэльные сдвиги в расстановке сил оказывали прямое воздействие на развитие межгосударственных отношеішй еще и потому, что в это время силовой метод оставался основным в решении крупных международных проблем.

Таковы были скрытые пружины многих международных конфликтов в этот переходный период. Такова была одна из глубинных основ франко-германских противоречий, важнейших на Европейском континенте в течение нескольких десятилетий; противоречий и конфликтов между Германией и Англией в области гонки морских вооружений и в борьбе за колонии; между Россией и Германией — на Балканах и в сфере торговли; Японией и Россией — на Дальнем Востоке; Соединенными Штатами и Англией — в Западном полушарии и др.

Вместе с тем вся сложность и своеобразие международной обстановки в последней трети XIX в. состояли в том, что наряду с этой центральной группой противоречий не только не исчезли, а временами и обострялись традиционные противоречия «старых» европейских держав. Среди них наиболее важными были англорусские противоречия в Западной и Юго-Западной Азии и в районе черноморских проливов; колониальные конфликты между Англией и Францией, а также их борьба за руководящую роль в Европе; противоречия России, Англии и Австро-Венгрии на Балканском полуострове и др.

K концу периода наметилась и еще одна группа конфликтов — между «молодыми» капиталистическими державами: США и Германией, Японией и США.

И, наконец, все великие державы и целый ряд малых европейских государств активно участвовали в основном, глобальном конфликте второй половины XIX в. — во всепоглощающей борьбе за раздел неподеленных частей мира.

Таким образом, усиление неравномерности развития, увеличение числа великих держав, параллельное существование нескольких центров силы — все это вело к обострению старых и возникновению новых групп и узлов противоречий, к серьезным изменениям в международных отношснияхдаже в пределах одного десятилетия.

Третье. Полицентристский характер расстановки сил на мировой арене стал причиной еще одной важнейшей отличительной черты развития международных отношений в последней трети XIX в. Она проявилась в поиске великими державами временных и постоянных союзников в решении тех или иных внешнеполитических задач, а в конечном итоге в возникновении военно-политических союзов, то есть в создании отношений, которые неминуемо должны были привести к империалистическим войнам за передел мира.

B результате к концу рассматриваемого периода система международных отношений приобрела иной, менее подвижный и многополюсный характер, разделившись на две противостоящие друг другу коалиции: Тройственный союз центральноевропейских держав и союз между Россией и Францией, к которому позднее присоединилась Великобритания. Многополярная структура пре вратилась в биполярную. Логическим следствием борьбы двух блоков великих держав и стала Первая мировая война.

Четвертое. Развитие международных отношений в последней трети XIX столетия отчетливо показало, что наряду и при главенствующем значении социально-экономических мотивов огромную роль во внешнеполитической практике играли и такие внеэкономические факторы, как стратегические и геополитические интересы, идеология и пропаганда, общественные движения и внутрипартийная борьба, глубина политического мышления и дипломатическое искусство лидеров великих держав и др. Bce эти факторы, прямо или косвенно, оказывали воздействие на ход событий, расстановку сил и на конкретные изменения в международной обстановке в период с 1871 по 1898 г.

Итоги и международные последствия франко-прусской войны. 10 мая 1871 r. во Франкфурте-на-Майне был подписан мирный договор между Германией и Францией, ознаменовавший окончание франко-прусской войны (в исторической литературе эту войну называют также франко-германской, поскольку на стороне Пруссии воевали и другие государства Северогерманского союза и Южной Германии). Важнейшим ее итогом стало создание единой Германской империи.

Это событие коренным образом изменило политическую карту Европы и соотношение сил на континенте. Ha месте множества мелких королевств и княжеств появилась великая европейская держава, которая уже в 70-х годах сочетала высокоразвитую промышленность с мощной военной организацией. Как известно, объединение Германии было осуществлено «железом и кровью», под эгидой прусской монархии и при господстве прусского милитаристского духа и военных порядков. Создание Германской империи справедливо ассоциировалось с именем князя Отго фон Бисмарка, который еще на посту министра-президента Пруссии, а затем в качестве первого канцлера Германии проявил себя как политик, делавший ставку на военную силу чаще и решительнее, чем его современники, стоявшие у руководства других европейских государств.

Bce эти обстоятельства не могли нс вызвать по меньшей мере настороженности соседних стран, не без оснований опасавшихся за свою безопасность. B наибольшей степени это относилось к Франции, которая потерпела в войне не только военное, ио и политическое поражение, так как являлась главным противником объединения Германии.

Крайне тяжелыми для Франции были и условия Франкфурт ского мира. Она должна была выплатить Германии контрибуцию в 5 млрд франков золотом tyxo окончания выплаты ряд французских департаментов подлежали оккупации немецкими войсками) и, главное, уступала ей две области — Эльзас и Восточную Лотарингию, которые были включены в состав французского государства еще в XVii в.

Приобретение Эльзаса и Лотарингии принесло Германии немалые экономические выгоды. Население Германской империи увеличилось на 1,5 млн человек за счет промышленно развитых районов со значительными природными богатствами (в конце 70 -х годов резко возросло значение лотарингской железной руды). Ho еще более серьезными были военно-стратегические преимущества. He случайно, что на захвате этих областей настаивал нс столько Бисмарк, сколько начальник Генерального штаба фельдмаршал Гельмут фон Мольтке.

Дело в том, что Эльзас в составе Франции мог стать важным плацдармом для вторжения французской армии в наиболее уязвимый и ненадежный регион Германской империи — Южную Германию, где преобладало католическое население, во многом тяготевшее к Франции и враждебное Пруссии. После перехода Эльзаса к Германии между двумя государствами, помимо Рейна, пролегла еще цепь Вогезских гор, труднопроходимыхдля крупных военных соединений. C другой стороны, за счет Лотарингии уже Германия имела удобный плацдарм для наступления на Париж через так называемую «вогезскую дыру»> — равнинную местность между Арденнами на севере и Вогезами на юге.

B результате аннексии Эльзаса и Лотарингии противоречия Германии и Франции заняли центральное место в Европе на десятилетия вперед, а опасность франко-германской войны стала постоянным фактором, определявшим международную обстановку на континенте. Захват этих областей объективно усиливал во Франции стремление к реваншу, причем придавал реваншистским идеям оборонительную окраску в силу грабительскою характера Франкфуртского мирного договора. Движение за реванш, используемое в своих целях правительственными кругами Франции, находило поддержку и в общественном мнении, что во многом объяснялось уязвленным национальным самолюбием французов и широкой националистической пропагандой.

Таким образом, одним из наиболее долговременных последствий франко-прусской войны стало радикальное изменение международной обстановки ма Европейском континенте. Франкфуртский мир ослабил Францию, лишив ее важных стратегических позиций и промышленных областей, и способствовал экономическому и военному усилению Германской империи. C 1871 г. международное положение в Европе приняло характер так называемого вооруженного мира, при котором, во-первых, с политического горизонта почти никогда не исчезала угроза фраіеко-гер- манской войны и, во-вторых, происходил непрерывный рост гонки вооружений.

Такая ситуация была выгодна реакционно-милитаристским силам в обеих странах. Она усиливала их роль как в политике, так и в экономике, что достигалось путем пропаганды войны, поощрения гонки вооружений, предоставления военных заказов тяжелой промышленности. Еще в ходе франко-прусской войны некоторые аналитики, в числе которых был и К. Маркс, прозорливо предупреждали о том, что обострение отношений между Францией и Германией в связи с аннексией последней Эльзаса и Лотарингии является наилучшим средством превратить эту войну в постоянную европейскую институцию, а заодно и увековечить в обновленной Германии военный деспотизм.

Еще одним важным последствием франко-прусской войны было известное укрепление международных позиций двух других великих европейских держав — Англии и России.

Англия стремилась использовать результаты войны и последовавшее за ней обострение франко-германских отношений в интересах своей политики, которую сами английские дипломаты назвали политикой «блестящей изоляции». Сущность этой политики состояла в отказе Англии от постоянных союзов с другими державами, в поддержании выгодного ей баланса сил на Европейском континенте и в сохранении полной свободы действий в решении своих внешнеполитических задач. B 60-70-e годы Великобритания, крупнейшая промышленная, торговая и колониальная держава, умело использовала свое неуязвимое по тем временам островное положение и предпочитала воевать чужими руками, вынуждая другие страны вступать в борьбу за ее государственные интересы. Наиболее верным средством проведения политики «блестящей изоляции» считалось дипломатическое поощрение конфликтности и противостояния в отношениях между великими державами континента, что открывало для Англии возможность укреплять и расширять свою колониальную империю. Залогом успеха и материальной основой этой политики являлось господство на морях английского военного флота. Таким образом, «блестящая изоляция» вовсе не означала, что Англия играла роль пассивного наблюдателя в европейских международных делах. Скорее наоборот, стремясь сохранить свое торгово-промышленное и колониальное лидерство, она активно провоцировала столкновения континентальных держав с целью их максимального ослабления, маневрировала до начала открьггого конфликта, а затем присоединялась к той из сторон, временное сближение с которой в наибольшей степени отвечало ec интересам. B краткой форме суть этого внешнеполитического курса была сформулирована еще в 60-е годы английским премьер-министром лордом

Пальмерстоном: «У нас нет ни вечкых союзников, ни постоянных врагов. Наши интересы — вот что вечно!»

B этом контексте итоги франко-прусской войны были чрезвычайно выгодны Великобритании. Политика «блестящей изоляции» наполнилась новым конкретным содержанием. Крупнейший соперник Англии в колониальных захватах и в претензиях на европейскую гегемонию — Франция — была разгромлена. Германская империя стала рассматриваться как противовес Франции, а вместе с Австро-Венгрией — как противовес России, с которой у Англии все более обострялись противоречия в Западной Азии. Чуть позже крупнейший аэторитет в области дипломатического искусства премьер-министр Великобритании лорд Солсбери так определит цели английской внешней политики в международных условиях, сложившихся в результате франко-прусской войны: «Задача наша состоит в том, чтобы отношения между Германией и ее соседями на континенте [имелись в виду Франция и Россия] были как можно более испорчены».

Вследствие франко-прусской войны, а также обострения франко-германских противоречий новая, более благоприятная ситуация сложилась и для России. Разгром Франции означал временное выпадение из игры одного из главнейших участников Парижского трактата 1856 r., которым завершилась крайне неудачная для России Крымская война и по которому она лишалась права иметь военно-морской флот на Черном море. Уже в октябре 1870 r., воспользовавшись новой расстановкой сил в Европе, министр иностранныхдел России и один из выдающихся европейских дипломатов того времени князь A.M. Горчаков направил державам, подписавшим Парижский договор, циркулярную ноту, объявлявшую, что Российская империя не считает себя более связанной постановлениями этого договора, ограничивающими ее суверенные права на Черном море, и будет создавать береговые укрепления и черноморский военно-морской флот. Последовали протесты Англии, Франции и Австро-Венгрии. Ho момент был выбран стратегически и тактически правильно: Франция терпела поражение в войне с Пруссией; Австрия также совсем недавно, в 1866 r., была разгромлена все той же Пруссией; прусское правительство заверило Алексаццра II в поддержке его планов в этом вопросе; Англия не могла выступить против России без Франции, своего союзника по Крымской войне.

Для разрешения конфликта в январе 1871 г. в Лондоне открылась международная конференция, которая после острой полемики держав-участниц приняла компромиссное решение (Лондонская конвенция о проливах 1871 r.). Россия восстановила свое право держать на Черном море военный флот и строить укрепления на его побережье. Тем самым она добилась отмены наиболее унизительных статсй Парижского трактата. Однако черноморские проливы Босфор и Дарданеллы — одна из важнейших стратегических целей внешней политики России — были объявлены закрытыми для военных судов всех наций. Это решение в значительной степени было направлено против Российской империи и ее притязаний на главенствующую роль в этом районе, тем болес что в самом тскстс Лондонской конвенции содержалась оговорка, по которой турецкому султану разрешалось открывать проливы для воениых кораблей «дружественных и союзных» ему государств, к коим западноевропейские державы и Турция Россию не относили.

Союз трех императоров. B известной мере напряженность франко-германских отношений была выгодна и правящим кругам Германской империи. Угроза войны с Францией часто использовалась в качестве пропагандистского аргумента при принятии непопулярных решений в области внешней и особенно внутренней политики. Ho одновременно эта напряженность была далеко не безопасна для международного положения Германии. И на то было несколько причин. Во-первых, Франция как бы связывала политическую инициативу Германии, являясь потенциальным союзником любой державы, с которой у Германской империи мог возникнуть конфликт. Во-вторых, Англия и Россия, которые благосклонно отнеслись к образованию единого германского государства и активно использовали франко-германские противоречия, отнюдь не желали чрезмерного усиления Германии, что могло нарушить сложившийся n Европе баланс сил. И наконец, в-третьих, после войны с Пруссией Франция сама стала энергично искать союзников в борьбе с Германией, что могло привести к созданию антигерманской коалиции.

Bce это отлично осознавал Бисмарк, внешнеполитический курс которого, наряду со ставкой на военную силу, отличался также реализмом, трезвостью оценок и четким пониманием долгосрочных целей политики. Ha протяжении всей своей политической карьеры Бисмарк испытывал страх перед возможностью образования антигерманской коалиции, считая тем не менее, что «она неизбежна».

Чтобы не допустить или по крайне мере отсрочить ее создание, Бисмарк выступил инициатором сближения Германии с Россией и Австро-Венгрией. Особых преград на этом пути не было. Россия стремилась обезопасить себя на Западе в условиях обострения борьбы с Англией на Востоке, а также не допустить австро-германского сближения на антирусской основе. Для Австро-Венгрии союз с Германией был естественным в силу общ- нооти экономических и политических интересов. K тому же OH мог стать важным фактором укрепления международного и стабилизации внутриполитического положения двуединой монархии B обстановке подъема национально-освободительного движения подвластных ей народов. Австро-Венгрия надеялась также приостановить проникновение России на Балканы, заручившись поддержкой Германской империи. Германия рассчитывала помешать франко-русскому сближению и обеспечить себе тыл для вторичного разгрома Франции.

После серии взаимных визитов в 1873 г. Вильгельм I, Александр II и Франц-Иосиф I подписали ряд соглашений (Шёнбруннское и др.), известных под названием «Союз трех императоров». По этим соглашениям стороны обязывались: во- первых, в случае разногласий договориться, чтобы эти разногласия «не могли одержать верх над соображениями высшего порядка»; во-вторых, в случае угрозы нападения на одну из сторон «прийти к возможному соглашению для достижения совместной линии поведения»; и в-третьих, если окажется необходимым, заключить специальную военную конвенцию. Крайне расплывчатый характер соглашений явился следствием того, что ни один из их участников нс хотел связывать себе руки какими-либо конкретными обязательствами. Несмотря на призывы к «совместной линии поведения», соглашения не сняли тех разногласий, которые существовали между тремя державами, в частности острых противоречий России и Австро-Венгрии на Балканах.

Военная тревога 187S г. Угроза новой франко-германской войны. B середине 70-х годов вновь резко обострились франко- германские отношения. Французская республика сумела за короткий срок укрепить экономику и усилить армию. B 1873 г. она завершила выплату контрибуции, к этому же времени с ее территории были выведены оккупационные войска. Возросли масштабы пропаганды реванша.

Руководящие политические деятели и Генеральный штаб Германской империи были готовы уже в 1875 г. осуществить новый разгром Франции, считая, что она чрезмерно быстро восстанавливает свои силы.

Весной 1875 г. германская печать начала провокационную антифранцузскую кампанию. B газетах открыто обсуждались шансы Германии в войне против Франции. B качестве предлога к этой кампании послужил закон, принятый Национальным собранием Франции в марте 1875 r., который предусматривал увеличение численности и реорганизацию французской армии с целью повышения ее боеспособности.

Одновременно Бисмарк вел дипломатическую подготовку военных действий, целью которой было не допустить вмешательства третьих держав во франко-германский конфликт. Главные • усилия Германии были направлены на обеспечение нейтралитета России. Специальная дипломатическая миссия побывала в Петербурге, чтобы выяснить, какую компенсацию пожелало бы получить российское правительство за счет Турции в обмен на полный нейтралитет России в войне Германии против Франции.

Однако надеждам Бисмарка не суждено было сбыться. Франция обратилась за дипломатической поддержкой к России и Англии. Российское правительство выступило против нового разгрома Франции, исходя из того, что дальнейшее усиление Германии превратит ее в европейского гегемона и будет представлять слишком большую угрозу и для России. Александр II в сопровождении министра иностранныхдел A.M. Горчакова прибыл в Берлин, где добился от Бисмарка заверения в том, что Германия не нападет на Францию. По тем же причинам против войны высказалась и Англия. «Железный канцлер» вынужден был отступить. Агрессивные замыслы Германии в отношении Франции на сей раз были сорваны. Горчаков разослал из Берлина всем российским посольствам и миссиям циркуляр, в котором извещал о ликвидации угрозы новой франко-германской войны. Циркуляр 1875 г. стал свидетельством не только роста международного престижа Рос сии, но и ухудшения русско-германских отношений.

Так называемая военная тревога 1875 г. имела по крайней мере два важных международных последствия. Во-первых, она знаменовала собой начало франко-русского сближения. Выступление России на стороне Франции было вызвано целым рядом обстоятельств: негативным отношением к чрезмерному усилению Германской империи; экономическим проникновением Германии на Балканы — в зону интересов Российской империи; ростом вывоза французского капитала в Россию, »гго обусловило франкорусскую экономическую солидарность. Во-вторых, эти события продемонстрировали непрочность Союза трех императоров, который не выдержал первого серьезного испытания.

Восточный кризис 1875—1878 гг. Русско-^рецкая война. Одним из центральных и наиболее сложных узлов международных противоречий во второй половине XIX в. был так называемый восточный или турецкий вопрос (сам термин был впервые употреблен еще на Веронском конгрессе Священного союза в 1822 r.). Османская империя к 1870-м годам представляла собой отсталое феодальное государство, былое могущество которого подтачивалось и сводилось на нет острыми межнациональными конфликтами и мощным освободительным движением угнетаемых им наро-

із·

дов. Европейские дипломаты называли Турцию «больным, умирающим богачом». Турецкой империи принадлежали огромные территории: большая часть Балкан, Западная Армения, Месопотамия, Сирия, Палестина, значительнаячастьАравии, Триполи- тания и Киренаика; в разной степени зависимости от Турции находились Марокко, Египет и Тунис. Понятно, что в борьбу за наследство умиравшей империи включились все великие европейские державы.

Восточная проблема включала в себя два важнейших международных вопроса: балканский и черноморских проливов.

Наиболее острыми на Балканах были противоречия между Россией, Австро-Венгрией и Англией.

Bo внешней политике Российской империи Балканы занимали особое место. B экономическом плане Балканский полуостров рассматривался как весьма удобный рынок для развивавшейся русской промышленности. Ho еще более важным являлось стратегическое значение Балкан как плацдарма, с которого можно было осуществлять контроль над проливами, обеспечивая свободный выход России из Черного в Средиземное море.

Российское правительство искусно пользовалось двумя благоприятными для себя факторами в борьбе за Балканы. Во-первых, стремлением славянских народов Балканского полуострова опереться в своей борьбе с турецким владычеством на помощь России — великого славянского государства. Именно поэтому в Российской империи широко пропагандировалась разработанная еще в 30—40 e годы XlX в. панславистская доктрина, согласно которой русскому царизму предлагалось возглавить политическое движение за объ- единсіше вссх славянских народов под эгидой России. Во-вторых, учитывалось и горячее сочувствие русской демократической и либеральной общественности национально-освободительной борьбе балканских народов и искреннее желание оказать им поддержку.

Однако на пути реализации внешнеполитических целей России на Балканах стояли Англия и Австро-Венгрия.

Англия была против усиления позиций России на Балканах, а слсдоватсльно, и в районе черноморских проливов, так как это уже непосредственно затрагивало ее политические и стратегические интересы. Константинополь (Стамбул), Босфор и Дарданеллы были одним из крупнейших центров мировой торговли, «золотым мостом» между Востоком и Западом. Стратегическое значение черноморских проливов значительно возросло после открытия в 1869 г. Суэцкого канала, через который пролегал кратчайший путь к восточным владениям Британской империи. Проникновение России на Балканы и в зону проливов резко ослабило бы позиции Англии в Афганистане, Персии, турецких владениях и, наконец, в Индии. Вот почему Англия выступала за сохранение статус-кво в Турции, за подчинение ec своему влиянию, с тем чтобы обеспечить себе стратегические преимущества в соперничестве с Россией на Востоке. Вот почему Англия стремилась не допустить Россию до проливов и в Средиземное море, от которого ее отделяли Балканы. Вот почему Англия была против продвижения России на Балканский полуостров и против ее победы над Турцией. O серьезности целей Великобритании в борьбе с Россией за господство на Черном море и за овладение проливами свидетельствовало ее участие в Крымской войне 1853—1856 гг., завершившейся поражением Российской империи.

Против усиления русского влияния на Балканах выступала и Австро-Венгрия. Балканский полуостров традиционно рассматривался в торгово-промышленных и политических кругах Австро- Венгрии как выгодный рынок сбыта и как важная сфера влияния. Поэтому и экономически, и стратегически Австро-Венгрия была заинтересована в расширении экспансии на Балканах, а следовательно, и в устранении конкуренции со стороны России. Ho главное состояло в другом. Освобождение славянских народов Турции, образование союза дунайских стран или крупного «христианского государства» на Балканах под протекторатом России привело бы в движение народы, угнетаемые Австро-Венгрией, и означало бы рано или поздно полный распад «лоскутной монархии». Именно по этим причинам Габсбургская монархия, связанная «узами дружбы» с Россией, когда речь шла о «священном союзе» против революционного движения (что ярко проявилось при подавлении европейских революций середины века), недвусмысленно поворачивалась к Англии, когда необходимо было отразить продвижение России в сторону Балкан.

Такова была расстановка сил на Балканском полуострове, когда в 1875 г. разразился Восточный кризис. Начало ему положило восстание против турецкого господства в Боснии и Герцеговине. Вскоре вспыхнуло восстание и в Болгарии, потопленное турками в крови. B этих условиях Александр H и его советники после определенных колебаний, связанных с тяжелым финансовым положением страны, пришли к выводу о необходимости более активного вмешательства в решение балканскою вопроса. Царское правительство стало оказывать всестороннюю поддержку Сербскому княжеству и Черногории, которые выступили на стороне Герцеговины и объявили в 1876 г. войну Турции. Сербии был предоставлен крупный заем, шел сбор пожертвований, во главе подразделений сербской армии сражались русские добровольцы, а ее главнокомандующим был назначен отставной русский генерал М.Г. Черняев. Однако вскоре в силу огромного превосходства турецких войск Сербия была разгромлена, β феврале

1877 г. она подписала с Турцией мир.

После поражения Сербии перед царским правительством возникла альтернатива: либо отказаться от своих планов и замыслов на Балканах, либо реализовать их путем прямого военного конфликта с Турцией. Выбор был сделан в пользу войны. Помимо общестратегических соображений свою роль в этом выборе сыграла и кризисная внутриполитическая ситуация в России. B правительственных кругах России считалось, что победоносная война с Турцией приведет и к стабилизации внутреннего положения.

Дипломатическая подготовка войны была проведена в сжатые сроки. Россия заключила союзный договор с Румынией, которая выступила против Турции. B январе 1877 г. в Будапеште была подписана секретная конвенция между Россией и Австро-Вен- грией (на основе Рейхштадтского секретного соглашения 1876 r.). Суть конвенции сводилась к тому, что в обмен на австрийский благожелательный нейтралитет в русско-турецкой войне Россия предоставляла Австро-Венгрии право «выбора момента и способа занятия» ее войсками Боснии и Герцеговины. Таким образом, выступая под флагом «защиты братъев-славян», царское правительство не гнушалось и торговлей их национальными интересами во имя своих «более высоких» стратегических интересов и целей.

Поводом к военным действиям послужил отказ турецкого султана от проекта предоставления автономии Боснии, Герцеговине и Болгарии, разработанного по инициативе России на международной конференции послов в Константинополе.

24 апреля 1877 г. Россия объявила войну Турции. Несмотря на уроки Крымской кампании, Российская империя вновь пришла к войне неподготовленной. Технически и материально турецкая армия — при самой активной помощи Англии — была подготовлена несравненно лучше. Ho даже при этих неблагоприятных условиях благодаря героизму русских солдат и офицеров турецкая армия оказалась полностью разгромленной. После осады и взятия турецкой крепости Плевна и ряда других крупных побед русские войска в январе 1878 г. подошли вплотную к Константинополю. Столица Турции не была занята лишь потому, что Россия опасалась еще больших осложнений во взаимоотношениях с Англией. Русское правительство было осведомлено, что английская эскадра вошла в Дарданеллы и стала на якорь в Мраморном море неподалеку от турецкой столицы.

B 12 километрах от стен Константинополя, в местечке Сан- Стефано, русское правительство продиктовало турецкому султану условия мирного договора, который и был подписан 3 марта

1878 г. Сан-Стефанский договор явился крупной дипломатической победой России, венчавшей военный разгром Турции. Однако ввиду враждебной по отношению к России позиции Англии и Австро-Венгрии договор объявлялся прелиминарным (предвари- . тельным), то есть подлежащим обсуждению международным конгрессом в тех его разделах, которые затрагивали «общеевропейские интересы».

Содержание Сан-Стефанского мирного договора сводилось к следующим основным положениям.

Первое. Центральная идея Сан-Стефанского мира заключалась в создании большого славянского государства на Балканах — Великой Болгарии. B ее состав должны были войти собственно Болгария, Восточная Румелия и значительная часть Македонии. Это означало, что территория Великой Болгарии простиралась бы от Черного моря на востоке до Охридского озера и сербской границы на западе и от Дуная на севере до Эгейского моря на юге. Она объявлялась автономным княжеством с правом избрания князя, который находился в вассальной зависимости от турецкого султана. Турция выводила свои войска из Болгарии, а русская армия должна была оставаться на ее территории в течение двух лет. Так в Сан-Стефанском договоре претворялся в жизнь стратегический замысел России на Балканах.

Второе. B договоре затрагивался также целый комплекс политических и территориальных проблем балканского региона. Полную политическую независимость получали Сербия, Черногория и Румыния. Территории Сербии и Черногории несколько расширялись за счет турецких владений. Румыния возвращала России Южную Бессарабию, которую союзники передали ей после Крымской войны. Взамен она получала (но уже от Турции) Северную Добруджу. Боснии и Герцеговине предоставлялась автономия в рамках Османской империи.

Третье. B Закавказье, где турки также потерпели тяжелые поражения, к России отходили Карс, Батум, Ардаган и Баязет с прилегающими областями.

По Сан-Стефанскому миру Турция должна была выплатить контрибуцию на сумму в 310 млн руб.

Договор непосредственно не затрагивал важнейший для России вопрос о проливах, но он решался обходным путем. Великая Болгария, имевшая выход к Эгейскому морю, проектировалась как зависимое от России государство, что давало возможность Российской империи приблизиться к зоне проливов.

Таким образом, Сан-Стефанский мир, во-первых, предполагал полное освобождение от турецкого ига сербского и румынского народов и значительный шаг к суверенитету Болгарии (что объективно явилось прогрессивным завоеванием русской дипломатии). Во-вторых, он усиливал международные позиции России, которая добилась решения целого ряда крупных внешнеполитических задач.

Однако именно эти два обстоятельства по причинам, изложенным выше, вызвали резкое недовольство Англии и Австро- Венгрии. B ультимативной форме они потребовали созыва международного конгресса для пересмотра условий Сэн-Стефанского договора. Австро-Венгрия в поддержку этого ультиматума провела частичную мобилизацию.

Определенные надежды Россия возлагала на своего партнера по Союзу трех императоров Германию, от позиции которой зависело многое. Ho сложившаяся ситуация была выгодна Германской империи. Бисмарк не без оснований надеялся использовать новый конфликт европейских держав в целях укрепления политических позиций Германии. K тому же интересы Германии на Балканах, куда она стала проникать пока экономически, были ближе к интересам Австро-Венгрии, нежели России. Бисмарк, заранее объявивший себя «честным маклером», то есть нейтральным посредником, на деле поддержал требования Австро-Венгрии и Англии. Россия оказалась в полной дипломатической изоляции. Идея конгресса была поддержана всеми великими державами, а также, по вполне понятным причинам, Турцией. Под угрозой (пусть и несколько преувеличенной) военного столкновения с Австро-Венгрией и Англией Россия, ослабленная войной с Турцией и не поддержанная Германией, вынуждена была уступить.

Стремясь хоть как-то улучшить свои позиции на конпэессе, Россия инициировала переговоры с Великобританией, в результате которых 30 мая 1878 г. в Лондоне был подписан англо-рус- ский меморандум. Англия поддержала ряд условий Сан-Стефан- ского договора. Ho в важнейшем его пункте — о Великой Болгарии — позиция Великобритании была непреклонной, и Россия капитулировала.

Берлинский конгресс великих европейских держав проходил с 13 июня по 13 июля 1878 г. под председательством Бисмарка. Заключительный акт конгресса — Берлинский трактат — изменил условия Сан-Стефанского мира в ущерб России и народам Балканского полуострова.

Первое. По основному вопросу — болгарскому — конгресс с незначительными поправками санкционировал формулировки англо-русского меморандума. «Всликая Болгария» была разделена на три части: автономное Болгарское княжество, ограниченное с юга Балканским хребтом; турецкая провинция Восточная Руме- лия; Македония и Фракия, полностью возвращенные в состав

Османской империи (с обещанием султана провести здесь реформу местного самоуправления). Срок пребывания русских войск в Болгарии ограничивался девятью месяцами. Турецкие войска не имели права находиться в княжестве, но оно было обязано платить Турции ежегодную дань. Такимобразом, Австро-Венгрии и Англии удалось решить важнейшую дипломатическую задачу — воспрепятствовать образованию крупного славянского государства на Балканах и нс допустить усиления позиций России в этом регионе.

Второе. Берлинский трактат подтвердил независимость Сербии, Черногории и Румынии, но уменьшил их территориальные приобретения. Австро-Венгрия добилась права оккупировать Бос нию и Герцеговину (причем без указания срока оккупации), а также держать гарнизоны в Нови-Пазарском санджаке (админи стративном округе), формально остававшимся за Туріщей. Захва том этих славянских земель Австро-Венгрия стремилась предотвратитъ их присоединение к Сербии, а с другой стороны, разъединить Сербию и Черногорию, которые имели прямое сообще ние только через Нови-Пазар. Южная Бессарабия сохранялась за Россией.

Третье. B Закавказье Россия получала Карс, Ардаган, Батум (правда, уже как порто-франко, то есть вольную торговую гавань), однако вынуждена была отказаться от Баязета.

Берлинский конгресс оставил вопрос о проливах в том поло жении, в каком он находился до русско-турецкой войны. Иными словами, Россия не была допущена к зоне проливов.

Решения Берлинского конгресса, которым завершился восточный кризис 1875—1878 гг., имели крайне важные международные последствия.

— Несмотря на крупный успех в русско-турецкой войне, Россия усилиями главным образом Англии и Австро-Венгрии была лишена плодов своей победы. Ec международные интересы были серьезно ущемлены. He случайно в докладе царю глава русской делегации канцлер A.M Горчаков налисал: «Берлинский конгресс есть самая черная страница в моей служебной карьере!» Александр П пометил: «И в моей тоже».

Берлинский конгресс явился торжеством англо-австрийской политики. Эти две державы, не принимавшие никакого участия в войне, извлекли из нее наибольшие выгоды — и стратегические, и территориальные. Заявляя о своей приверженности принципам сохранения «статус-кво» и «территориальной целостности» Османской империи, они первыми приступили к се разделу. Если Австро-Вснгрия оккупироиала Боснию и Герцеговину, то Англия успела еще до конгресса отобрать у Турции важный стратегический объект в Средиземном море — остров Кипр, а чуть позже Египет.

«Украденная» у России победа в русско-турецкой войне и англо-австрийский дипломатический триумф привели к необычайному обострению противоречий на Балканах и во всей Европе. B этом смысле восточный кризис 1875—1878 гг. может рассматриваться как одна из важных вех на пути подготовки к Первой мировой войне.

— Важным итогом русско-турецкой войны стало национальное освобождение ряда балканских народов. Однако освободительный процесс носил противоречивый и половинчатый характер. Многие славянские земли оставались в составе Османской империи, а Босния и Герцеговинадолжны были сменитьтурецкое владычество на австро-венгерское. Балканы тем самым оставались одним из самых взрьпюопасных районов Европейского континента.

— Восточный кризис существенно повлиял на изменение расстановки сил в Европе. B результате обострения противоречий между Австро-Венгрией и Россией пусть не формально, но фактически прекратил свое существование Союз трех императоров. Берлинский конгресс вызвал ухудшение отношений между Россией и Германией. Bce это заставило Российскую империю искать нового союзника и во многом предопределило франко-русское сближение. C другой стороны, ход событий на Балканах подготовил предпосылки тесного австро-гсрманского союза. Таким образом, уже в этот период появились первые признаки раскола Европы на два противостоящих друг другу блока.

Австро-гермаиский союз (1879). Проавстрийская позиция Германии на Берлинском конгрессе достаточно ясно показала, что речь шла не просто об австро-германском сближении, а фактически о военно-политическом союзе двух центральноевропейских держав. Основные причины создания австро-германского союза коренились в новом соотношении сил на континенте.

B результате военной тревоги 1875 г. (когда Россия выступила против разгрома Франции и, следовательно, усиления Германии) и международного конгресса в Берлине (когда Германия выступила в поддержку Австро-Венгрии и, следовательно, против притязаний России) русско-германскис отношения стали резко ухудшаться. Такому ходу событий в немалой степени способствовали факторы экономического характера. После введения в 1879 г. в Германии высоких пошлин на хлеб, ввозимый из России, последовали ответные меры, что привело к русско-германской таможенной войне.

Что касается Австро-Венгрии, то она, по понятным причинам, приветствовала разлад в русско-германских отношениях и появление столь мощного союзника в борьбе против Российской империи.

7 октября 1879 г. в Вене германским послом Рейсом и министром иностранных дел Австро-Венгрии Андраши был подписан секретный союзный договор, явившийся первым шагом на пути к той расстановке сил, с которой великие державы придут к мировой войне. Этот договор обязывал каждого его участника оказывать помощь другому всеми военными силами в случае нападения России и не вступать с ней в сепаратные мирные переговоры. Если же нападение совершала какая-либо другая страна, то каждый из участников договора должен был соблюдать благожелательный нейтралитет. Однако если нападающая держава получала поддержку со стороны России, то оба государства, подписавшие договор, как в первом случае, должны были действовать совместно всеми наличными силами. Союз был заключен на 5 лет, но предусматривалась возможность его продления, что и осуществлялось вплоть до мировой войны.

Несмотря на оборонительную фразеологию, договор содействовал усилению международной напряженности, так как образование австро-германского военного союза объективно дало дополнительный толчок франко-русскому сближению и разделению Европейского континента на два враждебных друг другу блока.

Тройственный союз (1882). Следующим этапом в создании военно-политического блока центральноевропейских держав стало присоединение к австро-германскому союзу Италии.

После объединения Италия оказалась в тяжелом экономическом положении, которое усугублялось сохранением остатков феодализма и связанной с этим недостаточной емкостью внутреннего рынка. Выход итальянские правительственные круги стали искать в колониальной экспансии. Их внимание сосредоточилось иа североафриканском побережье и прежде всего на Тунисе, где сочетались экономические и стратегические интересы Италии. Однако перевеса в борьбе за Тунис добилась Франция, обладавшая более сильной армией и большей экономической мощью. B 1881 г. она установила над Тунисом протекторат.

Обострение отношений с Францией привело Италию к сближению с Германией и Австро-Венгрией, несмотря на стародавние ее претензии к монархии Габсбургов по поводу австрийских земель, населенных итальянцами (Южный Тироль и Триест), а также из-за длительного сопротивления Австрии образованию единого итальянского государства.

B 1882 г. Италия заключила с Германией и Австро-Венгрией так называемый Тройственный союз. Союзный договор предусматривал следующие обязательства сторон. Во-первых, не принимать участия ни в каких союзах или соглашениях, направленных против одного из участников договора, и оказывать друг другу взаимную поддержку. Во-вторых, Германия и Австро-Венгрия предоставляют Италии помощь всеми своими силами в случае неспровоцированного нападения на нее Франции. Аналогичное обязательство принимала на себя Италия, если Франция нападет на Германию. Обязательства Австро-Венгрии в этом случае ограничивались сохранением нейтралитета, но до вступления России в войну на стороне Франции. В-третьих, стороны придерживаются взаимного благожелательного нейтралитета в случае войны кого-либо из них с любой всликой державой, кроме Франции, и оказывают друг другу военную поддержку в случае нападения двух или более великих держав.

Таким образом, предусмотрев все основные варианты военных действий, договор оформил образование военно-политического союза, который первым приступил к практической подготовке войны всссвропейского масштаба.

Австро-гермако-русское соглашение. Создание австро-герман- ского, а затем и Тройственного союзов хотя и воспринималось в правительственных кругах Германии как крупный дипломатический успех, одновременно входило в явное противоречие C основной внешнеполитической установкой Бисмарка — не допустить образования антигерманской коалиции великих держав с участием Франции и прежде всего франко-русского сближения. Германские политики понимали, что в качестве контрмеры этим союзам может быть противопоставлено только военное соглашение между Францией и Россией. Отсюда целая серия дипломатических маневров Бисмарка, имевших целыо изолировать Францию и предотвратить создание блока, направленного против Германии.

B 1879 г. Бисмарк предложил союз английскому правительству, которое скорее сочувственно, чем отрицательно отнеслась к австро-германскому договору, так как он бьш нацелен против главных в то время конкурентов Великобритании — Франции и России. Однако кабинет Б. Дизраэли оказался верным политике «блестящей изоляции». Союз Германии с Англией не состоялся.

Продолжая тактику лавирования, Бисмарк вступил в переговоры с Россией. После недолгого сопротивления царское правительство дало согласие на заключение договора с Германией npw участии Австро-Венгрии. Причиной этого шага Российской импе рии было ее стремление обезопаситъ себя па Западе в связи с активизацией ее экспансии в Средней Азии и угрозой столкновения с Великобританией. Co своей стороны Бисмарк явно поощрял азиатские устремления России, так как это отвлекало ее силы от Европы и от возможного участия в антигерманской коалиции, что как нельзя лучше устраивало Германию.

Австро-германо-русское соглашение было подписано в июне 1881г. натрехлетнийсрок. Темсамьшпредпринималасьпопытка возродить Союз трех императоров.

По договору предусматривалось, что если одна из договаривавшихся сторон окажется в состоянии войны с какой-либо четвертой державой, два других участника соглашения будут сохранять благожелательный нейтралитет. B конкретной международной ситуации того времени речь шла о нейтралитете России в случае франко-германской войны и нейтралитете Австро-Венгрии и Германии в случае англо-русского военного конфликта.

Гарантии нейтралитета были распространены и на войну с Турцией, но при условии «заранее согласованных целей и предполагаемых результатов войны». Такая оговорка лишала пункт какого-либо определенного смысла.

B одной из статей договора Германия и Австро-Венгрия фактически обязались добиться от турецкого правительства твердого соблюдения принципа закрытия проливов в случае войны, что имело антианглийскую направленность, так как означало недопущение военно-морского флота Великобритании в Черное море.

B соглашении определялись также сферы влияния России и Австро-Вен^рии на Балканах. B частности, для подтверждения прав Австро-Венгрии на Боснию и Герцеговину вводилась специальная статья, обязывавшая Россию уважать австро-венгерские интересы на Балканском полуострове.

Положительной для России стороной договора 1881 г. было то, что она, подписав соглашение, выходила из изоляции, в которой оказалась после Берлинского конгресса.

B целом же договор носил компромиссный и расплывчатый характер, что свидетельствовало о взаимном недоверии и сохранении острых противоречий между его участниками. Об этом же красноречиво говорит и судьба главного пункта соглашения — о взаимном нейтралитете. Уже в 1884 г. при возобновлении действия договора российское правительство заявило, что обязательство сохранения нейтралитета во время франко-германской войны трактуется им ограниченно и не распространяется на тот случай, если нападающей стороной будет Германия.

Таким образом, в силу чрезвычайной сложности и запутанности взаимоотношений великих держав и отчасти благодаря дипломатической игре Бисмарка на Европейском континенте сложилась уникальная и во многом противоестественная ситуация. Параллельно существовали возобновленный Союз трех императоров и Тройственный союз. Оба эти союза на две трети состояли из одних и тех же участников — Германии и Австро-Венгрии. Ho один из них был заключен вместе с Россией, а другой был направлен против нее. Такое положение не могло сохраняться долго.

Борьба за раздел ііеподеленііых частей мира (колониальные захваты 70-х — начала 90-х годов XIX в.). Неравномерность экономического развития и изменения в расстановке сил резко обострили борьбу великих держав за рынки сбыта и сферы влияния. Наиболее прибыльными и одновременно защищенными от иностранной конкуренции справедливо считались те рынки и те территории, в которых установилось полное военно-политическое господство, то есть колонии.

70—80-е годы XIX в. отмечены беспрецедентным расширением колониальных экспансии и колониальных захватов. Борьба за раздел мира становилась все более ожесточенной. Этому в немалой степени содействовали два фактора. Во-первых, ухудшение мировой экономической конъюнктуры, вызванное кризисами и длительной депрессией 70-х — начала 80-х годов, что привело к усилению торговой конкуренции. Во-вторых, активизация роли монополий в борьбе за источники сырья и рост экспорта капитала. Так, к концу XIX в. колониальная держава номер один Великобритания получала от своих заграничных инвестиций в 5 раз больше дохода, чем от внешней торговли. Причем большая часть этих вложений приходилась на колонии и зависимые страны.

Главными соперниками в борьбе за колонии были уже опытные колониальные державы — Англия и Франция. K 1875 г. Великобритания владела территориями в 22,5 млн кв. км с населением в 252 млн человек. B колониях Франции проживали более 60 млн человек. Более скромные результаты в этом «колониальном соревновании» имели Россия и малые европейские страны — Бельгия, Голландия, Дания, Португалия, которые также не желали останавливаться на достигнутом. Несколько позже, в 80-90-e годы, в активную борьбу за «место под солнцем» (так в начале XX в. определит борьбу за колонии германский рейхсканцлер Бернхард Бюлов) включились молодые капиталистические державы — Германия, Италия, Япония и Соединенные Штаты.

Колониальное соперничество приобрело глобальный характер. Оно охватывало все регионы земного шара.

Северная Африка. Этот район стал ареной жесткого колониального соперничества в силу своего экономического потенциала и стратегического положения. Господство на североафриканском побережье означало получение коіггрольных прав на Средиземном море, где перекрещивались важнейшие торговые пути. Центральными здесь были англо-французские противоречия, усилившиеся в связи с открытием Суэцкого канала. Через этот канал, который принадлежал международной компании, Бозглавлявшейся французами, проходил главный транспортный путь Великобритании из Европы в Индию и Австралию.

Почин в колониальных захватах в Северной Африке сделала Франция, еще в 30-40-e годы завоевавшая большую часть Алжира. Какужебылосказано, в 1881 r., оттеснивИталию, Франция установила протекторат над Тунисом.

Затем наступила очередь Египта, который обладал широкой внутренней автономией в рамках Османской империи. Англия и Франция, используя тяжелое финансовое положение Египта, предоставили хедиву (египетскому монарху) Исмаил-паше займы под уникально высокие проценты (до 17% годовых). Египетские государственные финансы были приведены в полное расстройство. Этим с успехом воспользовалась Англия, навязавшая хсдиву в 1875 г. кабальную сдслку, в результате которой англичанами были приобретены 44% акций Суэцкого канала. B 1876 г. хедив объявил о банкротстве своего правительства, после чего Англия и Франция установили над Египтом полный финансовый контроль (так называемый «двойственный англо-французский контроль»). B 1878 г. по требованию контролеров Исмаил-паша назначил новое правительство, в котором англичанин занял пост министра финансов, а француз — министра общественных работ. И тот и другой имели право вето в решении любого вопроса. Финансовый контроль плавно перерастал в контроль политический. Bce это и послужило причиной мощного национально-освободительного движения, которое возглавил полковник Араби-паша (1879—1882).

Правительство Великобритании, пытаясь отгсснить своего французского напарника и конкурента, объявило о необходимости применения военной силы под классическим предлогом защиты английских подданных. Франция сделала попытку помешать действиям Англии, и по ее инициативе в 1881 г. в Константинополе состоялась специальная конференция великих держав по вопросу о Египте. Французские дипломаты добились принятия решения, по которому все державы обязались «не искать в Египте никаких территориальных приобретений». Ho это решение было сведено на нет принятой по настоянию английских представителей оговоркой: «Если не будет исключительных обстоятельств».

«Исключительные обстоятельства» были обнаружены Англией в 1882 r., когда новое правительство Египта, в которое в качестве военного министра вошел Араби-паша, упразднило «двойственный англо-французский контроль» и контролсры вынуждены были покинуть страну. B ответ английский флот подверг бомбардировке Александрию и другие египетские города. Началась англо-египетская война 1882 r., завершившаяся подавлением национально-освободительного движения. B сентябре английские войска вошли в Каир. B стране был установлен оккупационный режим. Египет фактически стал колонией Англии, хотя формально продолжал считаться автономной частью Османской империи.

Франция проиграла колониальную схватку в Египте. Однако, сохраняя влияние на египетские государственные финансы, она активизировала свое противодействие Англии в финансово-экономической области и при любой благоприятной возможности строила козни английской политике в этой стране.

Овладев Египтом, Англия стала продвигаться вдоль долины Мила в южном направлении, в Судан, где опять-таки встретила сопротивление Франции, а также местного населения (в 1881 г. против английских колонизаторов началось махдистское восстание, названное так по имени его руководителя Махдй Суданского). Англо-французские отношения в этом регионе продолжали оставаться чрезвычайно напряженными.

Центральная и Западная Африка. До 80-х годов XIX в. колониальная политика европейских держав в Африке осуществлялась в основном через привилегированные торговые компании и ограничивалась освоением африканского побережья. Главенствующую роль в этом колониальном продвижении играла Великобритания. Однако в 80-е годы борьба за колонии на Африканском континенте резко обострилась. Co все большей активностью в нее включались Франция, Германия, Италия, Бельгия. B результате к середине следующего десятилетия почти весь Африканский материк был разделен между европейскими колониальными державами.

Территориальный раздел Центральной и Западной Африки сопровождался многочисленными конфликтами, усилением напряженности в отношениях между государствами-метрополиями. Главными соперниками и здесь оказались Англия и Франция.

Одно из самых острых столкновений произошло по вопросу о принадлежности территории в устье реки Конго, где сходились основные торговые пути Центральной, или Экваториальной, Африки. B силу жеегкого взаимного противодействия Англия и Франция не могли сами претендовать на эту территорию. Поэтому они начали тонкую дипломатическую игру, выдвинув в качестве «соискателей» своих фаворитов — европейские государства, находившиеся от них в той или иной степени зависимости. Английское правительство предложило передать этот район Португалии, а французское — Бельгии. Успех был на стороне Франции: устье Конго оказалось под управлением бельгийского короля Леопольда II, который не без помощи все той же Франции вскоре овладел почти всем бассейном этой африканской реки. Берлинская конференция 1884—1885 гг. no вопросам Центральной Африки фактически узаконила этот колониальный захват, провозгласив образование «Независимого государства Конго» во главе с Леопольдом II. Решением конференции всем державам предоставлялись равные права торговли и судоходства в бассейне Конго, что свидетельствовало об известном равновесии сил в этом районе Африканского континента.

Интересы Англии и Франции столкнулись также и в Западной Африке. B 70-е годы английские и французские колонизаторы начали продвигаться навстречу друг другу по рекс Нигер, захватывая близлежащие территории. K началу 90-х годов военные отряды двух держал встретились на побережье озера Чад. Десятилетие шли ожесточенные споры между Англией и Францией о разделе сфер влияния в бассейне Нигера. Соглашение было достигнуто в 1898 г. в Париже. Англичанам достались густонаселенные и плодородные земли в низовьях реки, где еще в 1885 г. была основана одна из богатейших английских колоний в Африке — Нигерия. Верхняя часть бассейна Нигера — от пустыни Сахара до озера Чад — стала колониальным владением Франции.

Широкая колониальная экспансия Англии и Франции в Африке привела к тому, что в правительственных кругах этих держав почти одновременно были разработаны планы создания колониальных империй, каждая из которых представляла бы собой единую цепь колоний через весь Африканский континент. B Великобритании авторами подобного плана были министр колоний Джозеф Чемберлен и крупнейший теоретик и практик колониальных захватов Сесил Джон Родс (в самом начале своей «колонизаторской» карьеры он провозгласил: «Наш долг — использовать любую возможность, чтобы овладеть новыми территориями... Чем большей частью мира мы будем управлять, тем лучше будет для всего человечества»).

B 80-е — начале 90-х годов эти планы были в значительной мере осуществлены. Великобритания на протяжсіши 1888—1893 гг. захватила все свободные земли на громадной территории от Бечу- аналенда до Бельгийского Конго. B честь Сесила Родса эти владения получили название Родезия. C 1886 по 1890 r. Аиглия превратила в колонии и ряд территорий в Восточной Африке, включая Кению, и стала продвигаться к Уганде, к истокам Нила.

B это же время французские колонизаторы утвердились на правом берегу Конго (левым управлял Леопольд II). Ha пути создания сплошной колониальной территории оставалось одно препятствие — пустыня Сахара, лежавшая между Алжиром и бассейном Нигера, которой французы без особого напряжения и овладели к началу 90-х годов. Из других африканских приобретений Франции к этому периоду относится колонизация в 1896 г.

14-4659

стратегически важного острова Мадагаскар. Таким образом, как и Великобритания, Франция в 80-е — начале 90-х годов сумела создать в Западной и Центральной Африке гигантскую колониальную империю.

Южная Африка. Развитие колониальной политики на Юге Африки имело свои специфические особенности. Здесь Великобритании, владевшей еще с конца XVIII в. Капской колонией, противостояли не столько другие великие державы, сколько независимые бурские республики — Трансвааль и Оранжевая, основанные голландскими переселенцами, а также местные племена зулусов. Дополнительным стимулом к колониальной экспансии послужило для Англии открьггие в Южной Африке алмазных россыпей.

Первая англо-бурская война (1880—1881) завершилась полным поражением Великобритании, которая вынуждена была признать независимость бурских республик.

Столь же упорное сопротивление оказали Англии зулусы, против которых она развязала кровавую войну под предлогом защитыбуров(1879—1880). Однаизпричинэтойвойны, помимо стремления захватить новые земли, заключалась в том, чтобы помешать продвижению Германии, которая начала свой поход на юг из немецких колоний в Восточной Африке. Несмотря на героизм зулусов, Великобритания, имея подавляющий перевес в силах и военной технике, одержала победу, что позволило ей к 1885 г. занять весь Бечуаналенд.

Западная Азия (Ближний и Средний Восток). Ход международных событий в этом регионе мира во многом определялся англо- русским колониальным соперничеством.

ПослехивинскогопоходагенералаК.П. Кауфмана(1873) три государства Средней Азии — Кокацд, Бухара и Хива — признали свою вассальную зависимость от Российской империи. Экспансия России в Средней Азии рассматривалась в правительственных кругах Великобритании как непосредственная угроза ее интересам в Афганистане, Персии и, наконец, в Индии. Отсюда стремление Англии укрепить свои позиции, в первую очередь путем захвата Афганистана. Такова была причина второй англо-афганской войны 1878—1880 гг. (первая война 1838—1842 гг. завершилась для Англии неудачно). По мирному договору 1880 г. за Великобританией сохранялись захваченные ею афганские территории и контроль над внешней политикой Афганистана.

Тем временем продвижение России в направлении афганской границы продолжалось. B середине 80-х годов к Российской империи была присоединена Туркмения. A в марте 1885 г. русские войска разбили афганские передовые отряды и заняли один из богатейших оазисов Афганистана. Тем самым был открыт путь

на Герат — стратегический пункт в центре пересечения торговых путей к Индии. B итоге возникла реальная опасность войны с Англией.

После трудных и напряженных переговоров в сентябре 1885 г. в Петербурге было подписано англо-русское соглашение, разграничившее сферы влияния двух держав в этом регионе: Россия признавала за Англией сферу ее интересов в Афганистане и Тибете, Англия — присоединение к России среднеазиатских территорий. Ho и после подписания этого соглашения англо-русские противоречия в Западной Азии отнюдь не потеряли своей остроты.

Южная и Юго-Восточная Азия. B этой части земного шара бесспорными лидерами в борьбе за колонии оставались Великобритания и Франция.

B 1877 г. Индия была окончательно присоединена к Британской империи, а королева Виктория получила официальный титул индийской императрицы. Еще с конца XVIll столетия Англия начала свое колониальное продвижение на Малайский полуостров. K началу 90-х годов XIX в. она установила протекторат над большей частью Малайи, ставшей одним из наиболее доходных ее колониальных приобретений.

Колониальная экспансия Франции в Юго-Восточной Азии сосредоточилась в Индокитае. Основные опорные пункты здесь были захвачены еще до франко-прусской войны. C1873 г. началась борьба Франции за овладение Тонкином и Аннамом (Северным и Центральным Вьетнамом). Аннам был покорен в 1883 г. Однако французская агрессия вызвала сопротивление со стороны индокитайских государств, а затем и войну с их союзником Китаем. B марте 1885 r. в битве при Ланг-Соне французским войскам было нанесено тяжелое поражение.

И все же Франции удалось навязать Китаю в июне 1885 г. Тяньцзиньский мир, по которому он признал французский протекторат над Аннамом. Затем началасьдлительная война Франции против Тонкина. Лишь к концу 1897 г. Франция окончательно установила свое господство и в этом районе Индокитая.

Расширение колониальных владений Франции в Индокитае приблизило французских колонизаторов к восточной границе «жемчужины британской короны» — Индии. Тогда Великобритания в качестве превентивного шага захватила в 1885 г. Верхнюю Бирму. Между французским Индокитаем и британской Ицдией оставался теперь только Сиам ^Таиланд), который сохранял формальную независимость. Ho в 1896 г. специальным соглашением и он был поделен английским и французским правительствами на сферы влияния: западные области страны (на полуострове Малакка) вошли в сферу влияния Англии, восточные районы (территория в бассейнс реки Мсконг) отошли под контроль Франции.

14·

Первые колопиалыше захваты Германии и Италии. Уже в 70-е годы, опираясь на быстрый рост экономики и усиление военной мощи, германские промышленные и торговые круги все энергичнее начинают требовать участия в колониальных захватах. B 80-е начале 90-х годов стали широко пропагандироваться идеи пангерманской доктрины, включавшей в себя в качестве одного из центральных лозунгов создание германской колониальной империи. Целенаправленный характер эта пропаганда приняла после создания в 1891 г. Пангерманского союза.

Некоторое время Бисмарк не решался вступить на этот путь, опасаясь обострения отношений с Великобританией. Однако к началу 80-х годов международная обстановка стала более благоприятной для решительных действий Германии. Резкое усиление англо-французского, франко-итальянского, англо-русского колониального соперничества, укрепление политических позиций Германской империи после Берлинского конгресса — все это позволило правящим кругам Германии приступить к «великой колониальной охоте».

B 1884 г. Германия захватила Того и часть Камеруна и объявила свой протекторат над обширной территорией на юго-западе Африканского континента, получившей затем название Германской Юго-Западной Африки. B 1885 г. она поделила с Англией Новую Гвинею, получив ее северо-восточную часть, и овладела землями Занзибарского султана в Восточной Африке (позднее — Германская Восточная Африка). Однако в конце 80-х годов в силу международных осложнений на Европейском континенте Германская империя была вынуждена временно приостановить свое колониальное продвижение.

Италия, потерпев поражение от Франции в борьбе за Тунис, сконцентрировала свои колониальные притязания в Восточной Африке. Ha протяжении 80-х годов она утверждалась на побережье Красного моря и в 1890 г. создала здесь свою колонию Эритрея, а в 1889 г. установила пртекторат над частью Сомали..

Главный же свой удар Италия нанесла по Абиссинии, занимавшей центральное место в ее колониальных планах в силу экономических и стратегических выгод, которые сулил захват этой страны. Однако, встретив упорное сопротивление, Италия была вынуждена в 1889 г. подписать с негусом (императором) Абиссинии Менеликом II Уччиалийский договор о «вечной дружбе». При этом итальянская дипломатия пошла на уникальный в истории международных отношений подлог. B итальянском тексте § 17, где говорилось о том, что негус во внешних сношениях может пользоваться посредничеством Италии, вместо слова «может» было вставлено слово «должен». Ha этом «законном» основании итальянское правительство объявило свой протекторат над Абиссинией. B ответ Менелик II разорвал отношения с Италией. Ha помощь Абиссинии немедленно пришла Франция. B результате второй итало-абиссинской войны (1895—1896) Италия, потерпев крупное поражение в битве при Адуа в 1896 r., без оговорок признала независимость Абиссинии.

Такимобразом, молодые капитапистическиедержавы-Гер- мания и Италия, включившись в 80-е гг. в борьбу за колонии и достигнув в ней известных успехов, не могли быть полностью удовлетворены ее результатами. Их владения во много раз уступали колониальным империям «старых» европейских держав — Англии и Франции, что предвещало дальнейшее обострение этой борьбы за раздел, а затем и передел уже поделенного мира.

Усиление напряженности в Европе во второй половине 80-х годов. Международная обстановка на Европейском континенте, которая после Берлинского конгресса была относительно спокойной, с середины 80-х годов вновь приобрела взрывоопасный характер. Глубинные противоречия великих держав приняли форму целой серии острых конфликтов.

Новые осложнения возникли на Балканах, где усилилась борьба между Россией, Австро-Венгрией и Англией за влияние в Болгарии. Симпатиям болгар к России, которая помогла им освободиться оттурецкого ига, в определенной мере противостояли интересы болгарских предпринимательских кругов, экономически тяготевших к Австро-Венгрии и Англии. При поддержке этих двух держав летом 1887 г. на болгарский престол был возведен австро-германский ставленник, потомок немецкого княжеского рода принц Фердинанд Кобургский, что справедливо расценивалось в европейских политических кругах как акт откровенной антирусской направленности. Правительство России по понятным причинам отказалось от признания Фердинанда болгарским князем. Более того, в качестве демонстрации силы на австрийскую границу были переброшены дополнительные подразделения русских войск. Этот конфликт стал важным этапом в развитии противоречий великих держав на Балканском полуострове. Балканы превращались в основной очаг напряженности в Восточной Европе.

B это же время в Западной Европе обострились отношения между Францией и Италией. Помимо франко-итальянского конфликта в Северной Африке с середины 80-х годов усилилось торговое соперничество двух держав, вылившееся в таможенную войну, которая продолжалась более десяти лет.

Однако центральное место в международной обстановке второй половины 80-х годов занял франко-германский конфликт — так называемая военная тревога 1887 г. Германское правительство под давлением милитаристских кругов вело дело к прямому военному столкновению с Францией. Предлог был найден в широкой пропаганде реванша, связанной с именем военного министра Франции Ж. Буланже. Генерал Буланже стал символом политики реванша, а его фраза: «Эльзас и Лотарингия нас ждут!» — неоднократно воспроизводилась как во французской, так и в германской прессе.

B апреле 1887 г. кризис достиг своего апогея, что было вызвано известным «делом Шнебеле» - арестом немецкими властями на франко-германской границе французского таможенного чиновника эльзасца Шнебеле, обвиненного в шпионаже (что впоследствии и подтвердилось).

При подготовке войны Бисмарк надеялся на занятость России в болгарских событиях, но просчитался. Русское правительство дало понять, что в случае франко-германской войны Германия не может рассчитывать на нейтралитет России. Твердость позиции Российской империи явилась главным фактором, побудившим германское правительство отказаться от своих планов в отношении Франции. Конфликт был улажен миром в том же 1887 г.

B международном аспекте франко-германский кризис и его урегулирование подтвердили основные тенденции в изменении расстановки сил на Европейском континенте: монархическая Россия шла на сближение с республиканской Францией при все большем ухудшении взаимоотношений с Германией.

«Договор перестраховки». B 1887 г. истекал срок австро-гср- мано-русского договора 1881 г. Россия отказалась его возобновлять, аргументируя это антирусской политикой Австро-Венгрии на Балканах. Тогда Бисмарк предложил заключить двухстороннее соглашение, получившее позднее название «перестраховочного договора». B этом названии отразились мотивы, которыми руководствовалась Германия. Опираясь на союз с Авст]ю-Венгрией и Италией, направленный против России и Франции, Бисмарк решил «перестраховаться» путем заключения договора с Россией, чтобы предотвратить ее сближение с Францией и устранить опасность войны на два фронта.

Основным пунктом таиногодоговора, подписанного 18 июня 1887 г. в Берлине, было обязательство сохранять благожелательный нейтралитет в случае войны одной из сторон с какой-либо третьей великой державой. Германия признавала «исторически приобретенные» права России на Балканском полуострове. Стороны обязались противодействовать любой попытке нарушить там статус-кво, а также подтверждали обязательность принципа закрытия проливовдля военных судов всех наций. B «дополнительном и сверхсекретном» протоколе Германия обещола оказывать

России моральную и дипломатическую поддержку в «защите входа в Черное море», то есть в установлении контроля над черноморскими проливами. Это обещание имело вполне определенную цель — вовлечь Россию в авантюры на Ближнем Востоке и в проливах и спровоцировать ее на столкновение с Англией, в чем Германия проявляла традиционную заинтересованность. Показательно, что этот протокол Бисмарк предложил «спрятать под двойное дно», то есть хранить в особой тайне (отсюда и другое название соглашения — «договор с двойным дном»).

B целом «договор перестраховки» не улучшил русско-германские отношений, о чем свидетельствовали по меньшей мере два важных обстоятельства.

Во-первых, в самом тексте соглашения к положению о нейтралитете были сделаны существенные оговорки: кроме случаев нападения Германии на Францию или России на Австро-Венгрию. Иными словами, договор не оправдал надежд Германской империи, так как не дал ей гарантий безусловного нейтралитета России во франко-германской войне.

Во-вторых, в том же 1887 г. Бисмарк под угрозой отказа от поддержки Англии в египетском вопросе уговорил премьер-министра Солсбери подписать с Австро-Венгрией и Италией соглашения, направленные против России и Франции. Эти соглашения, оформившие создание так называемой Восточной, или Средиземноморской, Антанты, определили общую политическую линию трех держав на Ближнем Востоке, в проливах и на берегах Средиземного, Черного, Эгейского и Адриатического морей. Участники этого союза обязались совместно поддерживать статус- кво в этом обширном регионе против угрозы со стороны других великих держав, под которыми подразумевались прежде всего Франция и Россия.

Обострение русско-германских отношений. K началу 90-х годов процесс ухудшения отношений между Германией и Россией принимал все более явный и открытый характер, охватывая как сферу политики, так и сферу экономики.

Завершение в России промышленного переворота и успехи в развитии отечественной промышленности привели к столкновению русского капитала с капиталом германским, который до конца 70-х годов занимал весьма значительное положение на российском внутреннем рынке. C1876 г. правительство России, действуя в интересах растущего промышленного производства, стало последовательно повышать таможенные пошлины на иностранные товары. Усилия германского правительства, которое пыталось добиться понижения русских пошлин, к каким-либо серьезным положительным результатам не привели. Так к давнему соперничеству двух держав на сельскохозяйственном рынке Германии прибавилась борьба за промышленный рынок России. Началась новая русско-германская таможенная война. Германия в 80-е годы трижды увеличивала пошлины на русский хлеб, Россия провела новое повышение пошлин на германские промышленные товары.

Главной проблемой в русско-германских политических отношениях был отказ России обещать безусловный нейтралитет в случае войны Германии с Францией. Чтобы изменить позицию России в этом важнейшем для Германии вопросе, Бисмарк решил перейти к жестким финансовым мерам, учитывая, что Германская империя являлась тогда основным кредитором царского правительства. B 1887 г. он отказал России в очередном займе и приостановил принятие Рейхсбанком российских ценных бумаг.

Однако этот резкий финансовый демарш привел к результатам прямо противоположным тем, на которые рассчитывали германские правительственные круги. Правительство России обратилось за финансовой помощью к Франции и нашло у нее полное понимание. C 1888 г. в Россию устремился поток французских денег, и вскоре французский капитал занял место германского в качестве главного кредитора русского правительства. Так укреплялась финансово-экономическая основа франко-русского политического сближения, ставшего очевидным после образования Тройственного союза и последующих международных событий.

Дополнительным фактором в ухудшении русско-германских отношений стала смена рейхсканцлера в Германии. Бисмарк, который при всей жесткости своего внешнеполитического курса был принципиальным противником войны с Россисй и сторонником нового тура дипломатических игр с русским правительством, в 1890 г. ушел в отставку. Его преемник Jleo фон Каприви отказался возобновить «договор перестраховки» с Россией, считая, что он не может быть сколь-нибудь прочным. Инициатива этой очередной жесткой дипломатической меры исходила от императора Вильгельма II, вступившего на престол в 1888 г. Он получил общеевропейскую известность как политик резкий, амбициозный и труднолредсказуемый.

Ввиду обострения отношений с Россией германское правительство попыталось заключить союз с Великобританией. Чтобы склонить ее к союзному договору, Германия пошла на крупные уступки, передав Англии по специальному договору 1890 r., заключепному в Берлине, часть своих владений в Восточной Африке в обмен на стратегически важный остров Гельголанд близ германского побережья в Северном море. Ho даже эти уступки не поколебали решимость британского правительства последовательно проводить в жизнь политику «блестящей изоляции». Баланс сил в Европе, где Тройственному союзу противостояли Россия и Франция, как нельзя лучше устраивал Англию, которая искусно использовала эти противоречия в своих интересах. По существу не являлись отступлением от этой политики и соглашения Великобритании с Австро-Венгрией и Италией 1887 r., так как они не носили характера трехстороннего союзного договора с обязательством о совместном применении вооруженных сил. По настоянию премьер-министра Англии лорда Солсбери в текстах обоих соглашений оговаривалось, что «характер совместных действий будет устанавливаться, когда явится в них надобность, смотря по обстоятельствам каждого данного случая». B переводе с дипломатического языка это означало, что Англия не намерена связывать себя с Италией и Австро-Венгрией какими-либо серьезными обязательствами. B английских правительственных кругах до начала XX в. господствовало убеждение, что у Великобритании нет никакой необходимости вступать в европейские военно-политические блоки. Это убеждение основывалось и на том, что даже если баланс сил на континенте изменится не в пользу Англии, всегда в случае прямой угрозы можно будет опереться на самый мощный в мирс военно-морской флот, который по новому морскому закону 1889 r. должен был по численности превышать флот двух любых других великих держав вместе взятых.

Франко-русский союз (1891—1893). Демонстративный отказ Германии от «иерестраховочиого договора» стал для правительства России одним из решающих стимулов к заключению союза с Францией, которого последняя активно добивалась после военной тревоги 1887 r. K этому времени окончательно сложились и основные предпосылки франко-русской коалиции: наличие общего противника в лице Тройственного союза (возобновлен в 1891 г.) и французская финансово-экономическая поддержка России, которая должна была повлечь за собой политическое соглашение. Важным этапом в развитии контактов двух стран стал визит французской эскадры в Кронштадт в июле 1891 г. Ha торжественной встрече эскадры присутствовал императорАлександр III, стоя выслушавший революционный гимн Франции «Марсельезу». B октябре 1893 г. в Тулон с ответным визитом прибыла русская эскадра.

Образование франко-русского союза произошло в три этапа.

B августе 1891 r. между Россией и Францией было заключено политическое соглашение, носившее характер консультативного пакта «соглашение Гирса—Рибо», подписанное министрами иностранных дел двух стран), no которому обе стороны обязались «совещаться друг с другом» о принятии совместных мер в случае военной опасности. B тексте уже этого соглашения фигурировали слова «entente cordiale» («сердечное согласие»), давшее впоследствии название англо-франко-русскому блоку.

B августе 1892 г. был сделан следующий шаг: начальники французского и российского Генеральных штабов подписали секретную военную конвенцию, одобренную Александром IH и правительством Франции. Конвенция фактически превращала соглашение 1891 г. в военный союз. Она содержала шесть статей. Согласно статье 1, если Франция подвергнется нападению со стороны Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия «употребит все силы, какими она может располагать», для нападения на Германию. Аналогичное обязательство брала на себя Франция в случае нападения на Россию Германии или Австро-Вснгрии, поддержанной Германией. B статье 2 указывалось, что в случае мобилизации вооруженных сил Тройственного союза или одной из входящих в него держав Франция и Россия, «не ожидая никакого предварительного соглашения, мобилизуют немедленно и одновременно все свои силы» и перебрасывают их «как можно ближе к своим границам». Статья 3 устанавливала численностьвойск, выдсляемыхФранцией(1300 тыс. человек) и Россией (700—800 тыс. человек) для войны против сильнейшего участника Тройственного союза — Германской империи, чтобы ей «пришлось сражаться сразу и на востоке и на западе». Статьей 4 предусматривались взаимные консультации Генеральных штабов и обмен сведениями о военных силах Тройственного союза. B статье 5 содержалось важное положение: «Ни Франция, ни Россия не заключат сепаратного мира». Стороны достигли договоренности, что конвенция будет иметь силу в течение того же срока, что и Тройственный союз (статья 6).

B декабре 1893 г. правительства России и Франции информировали друг друга об утверждении конвенции. После этих взаимных извещений франко-русский военно-политический союз стал свершившимся фактом.

Эти собьггия показали, насколько стратегические цели великих держав были выше династических интересов и каких-либо тактических соображений. Когда в апреле 1894 г. наследник российского престола цесаревич Николай Александрович был помолвлен с гессенской принцессой Алисой, в Париже возникли опасения за судьбу союза, а в Берлине стали придавать помолвке некое политическое значение. Однако Александр HI недвусмысленно заявил в том же году, что он намерен твердо придерживаться заключенных с Францией соглашений и что, пока будет существовать Тройственный союз, «наше сближение с Германией невозможно».

Таким образом, развитие международных отношений с 1871 до середины 90-х гг. в качестве своего логического итога привело к расколу Европы на два мощных и противоборствующих друг с другом блока. Соперничество этих военно-политических коалиций стало важнейшим фактором, определявшим ход событий на международной арене вплоть до Первой мировой войны.

Японо-кнтайская война (1894—1895) и соперничество великих держав на Дальнем Востоке. B 80-90-e годы Дальний Восток представлял собой, пожалуй, самый сложный узел международ- HbD( противоречий. K борьбе великих европейских держав за сферы влияния в Китае активно подключилась Япония, а затем и Соединенные Штаты.

Правительственные круги Японии, чье экономическое развитие сдерживалось феодальными пережитками, зависимостью от поставок сырья и внешних рынков сбыта, сделали ставку на территориальные захваты соседних стран. Уже в 1874 г. Япония попыталась захватить принадлежавший Китаю остров Тайвань (Формозу). Однако в силу сопротивления Китайской империи и европейских держав она вынуждена была отступить. Объектом дальнейшей военной экспансии Японии стало Корейское королевство, находившееся в вассальной зависимости от Китая. B 1876 г. под угрозой войны Корея подписала первый неравноправный договор с Японией, что вызвало вмешательство китайского правительства. Россия заявила о намерении оказать помощь Китаю в случае военных действий. Bce это привело к тому, что в 1885 г. между Японией и Китаем( было подписано Тяньцзиньское соглашение («конвенция Ли—Ито»), по которому стороны дали обязательство уважать независимость Кореи и вывести оттуда свои войска. Сэтого момента русско -японские отношения стали быстро ухудшаться, а Япония начала энергичную подготовку к войне с Китаем.

Международная обстановка, как она воспринималась в японских правительственных кругах, в целом была благоприятной для развязывания агрессии против Китая. K этому времени экономически в Китае продолжала господствовать Англия, имевшая важные опорные пункты на его территории: Гонконг с военно-морской базой и Коулун (Цзюлун). Английский Гонконг-Шанхай- ский банк контролировал финансовые операции всей страны. Морские таможни, дававшие наибольшую часть доходов китайскому правительству, ьозглавил англичанин Роберт Харт. Крупнейший в Китае Шанхайский международіый сеттльмент (особое поселение иностранцев, которое пользовалось правом экстерриториальности, т. e. самоуправления, а также имело широкие привилегии в торговой и коммерческой деятельности) фактически подчинялся английской администрации. Bce это обеспечивало Англии значительный политический вес и влияние в Китае.

И все же к середине 90-х годов эти позиции Англии не могли уже считаться столь непоколебимыми: постепенно в Китай стали проникать и другие великие европейские державы. Поэтому Великобритания была заинтересована в том, чтобы использовать Японию в борьбе против усиления своих соперников на Дальнем Востоке, к числу которых относилась прежде всего Россия — давний и крупнейший соперник Англии в азиатском регионе. Чтобы укрепить дружественные политические связи с Японией, английское правительство выступило инициатором отмены старых неравноправных англо-японских торговых договоров. По новому договору, подписанному в Лондоне в июле 1894 r., в Японии упразднялась система экстерриториальности. K тому же Англия стала оказывать ей серьезную экономическую и военно-политическую помощь. Положение Японии как великой державы упрочилось, чем она очень скоро не преминула воспользоваться.

I августа 1894 г. Япония объявила войну Китаю, обвинив его в нарушении японо-китайской конвенции 1885 г. Предлогом послужил ввод китайских войск на территорию Кореи «по просьбе ее правительства» для подавления крестьянского восстания на юге страны. Япония направила в Корею свои войска, с помощью которых произвела правительственный переворот. Новое корейское правительство обратилось с «просьбой» уже к Японии об изгнании китайских войск из страны. Так началась японо-китай ская война. Япония молниеносно разбила небоеспособную армию Китайской империи и 17 апреля 1895 г. в японском порту Симо- носеки продиктовала ей условия мирного договора. Согласно Симоносекскому договору Китай признавал «независимость и автономию» Кореи, что было крайне выгодно Японии, так как она рассматривала эту «независимость» как переходное состояние от вассального подчинения Китаю к японскому протекторату. Весьма значительными были и территориальные уступки Китая, который передавал Японии остров Тайвань, Ляодунский полуостров с Люйшунем (Порт-Артуром) и архипелаг Пескадорских островов (Пэнху). B одной из статей договора содержалось важное положение об открьггии семи китайских портов для международной торговли, что способствовало еще большему проникновению иностранного капитала в Китайскую империю. При этом исключительные права на организацию торгово-промышленных предприятий во всех китайских портах и на ввоз в Китай товаров предоставлялись Японии. Китайское правительство обязывалось также уплатить Японии огромную контрибуцию. До ее окончательной выплаты сохранялась японская оккупация Вэйхайвэя в провинции Шаньдун.

Симоносекский мирный договор имел два важных международных последствия. Во-первых, он чрезвычайно ухудшил pyc- ско-японские отношения. Япония в победоносной войне C Kwra- ем резко усилила свои стратегические позиции на Дальнем Востоке, что воспринималось в России как непосредственная угроза ее интересам. Дело осложнялось тсм, что дальневосточная территория Российской империи в те времена была почти беззащитна. Сибирская железная дорога к 1895 г. была проведена лишь по Западной Сибири, а дальше, до Владивостока, переброска войск была крайне затруднена. Во-вторых, японская агрессия в Китае подтолкнула не только Россию, но и другие великие державы к территориальным захватам за счет Китая и к борьбе за сферы влияния на Дальнем Востоке.

Российское правительство, решив воспрепятствовать продвижению Японии, обратилось за поддержкой к Франции, Германии и Англии. Франция, которая только что стала союзницей России, и Германия немедленнодали положительный ответ. Обе эти державы не были заинтересованы в укреплении на Дальнем Востоке Японии, а тем более Англии. K тому же и Франция, и Германия рассчитывали в виде платы за «услугу» осуществить свои захватнические планы в Китае. Германия преследовала и еще одну традиционную и долгосрочную цель — поощрить экспансию России на Востоке, дабы отвлечь се внимание от Запада. Англия отказалась примкнуть к России, Франции и Германии, не желая портить отношения с Японией.

B апреле 1895 г. японскому правительству была вручена совместная нота трех держав, которые в вежливом, но категоричном тоне дали Японии «совет» не занимать Ляодунский полуостров во избежание международных осложнений. Чтобы «совет» стал более доходчивым и убедительным, в дальневосточные воды были направлены крупные военно-морские соединения держав, сделавших дипломатическое представление. Неравенство в силах, а также отказ Англии от открытой поддержки Японии вынудил японского императора дать согласие воспользоваться «дружественным советом». B ноябре 1895 г. между Японией и Китаем было заключено дополнительное соглашение, по которому Ляодунский полуостров возвращался Китаю «на вечные времена». Взамен японское правительство получило некоторую надбавку к уплачиваемой Китаем контрибуции. Остальные статьи Симоносекского договора остались в силе.

Державы, предоставившие «помощь» Китаю, не замедлили использовать ее в своих интересах. Россия и Франция предоставили Китаю засм, необходимый для погашения контрибуции.

Этот заем стал дополнительным источником финансового закабаления Китайской империи и ускорил ее раздел на сферы влияния.

События развивались стремительно. Франция в 1895 г. заключила с Китаем конвенцию, по которой она получала горные концессии в трех южных провинциях и право продления железнодорожных линий из Аннама вглубь Китая.

B 1896 г. в Петербурге торжественно встречали чрезвычайного посла китайского правительства Ли Хунчжана. B результате этого визита (и прямого подкупа посла) был подписан секретный русско-китайский договор о военном союзе, обязывавший Россию защищать Китай в случае нападения Японии. Договор закрепил влияние России в Манчжурии. B этом же году царское правительство добилось от Китая концессии на сооружение и эксплуатацию Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), стратегическое значение которой состояло в том, что она выпрямляла путь на Владивосток.

B конце 1897 г. Германия захватила у Китая бухту Цзяочжоу с портом Циндао, оформив этот захват в начале 1898 г. договором об «аренде» приобретенного района сроком на 99 лет. По договору Германии предоставлялись преимущественные права в провинции Шаньдун, где она могла строить железные дороги и разрабатывать рудники.

B апреле 1898 г. Франция по новому соглашению арендовала на 99 лет залив Гуанчжоувань для строительства на его берегу военной базы.

Российское правительство, недовольное захватом Германией Цзяочжоу, пыталось протестовать, но затем пошло на сделку с германской дипломатией, заручившись ее поддержкой в вопросе о Ляодунском полуострове. B начале 1898 г. военная эскадра России вошла в гавань Порт-Артура. Под давлением русских пушек китайское правительство подписало в марте 1898 г. дого вор, по которому Ляодунский полуостров с Порт-Артуром и Далянем ОЦальним) был сдан в аренду России сроком на 25 лет. Порт-Артур стал базой российского Тихоокеанского флота, а Дальний — открытым торговым портом. Вскоре правительство Китая предоставило России концессию на строительство железной дороги, соединявшей КВЖД с Порт-Артуром (будущая Южно- Манчжурская железная дорога).

Передача России Ляодунского полуострова явилась крупным международным событием. Оно означало, что Российская империя твердо решила придерживаться политики всемерного продвижения на Дальнем Востоке. Это резко обострило отношения России ие только с Японией, но и с Англией. Япония, которой фактически пришлось уступить России стратегически важный Ляодунский полуостров, стала усиленно готовиться к войне с

Российской империей. Англия в ответ на действия России арендовала у Китая бухту Вэйхайвэй, что создавало преграду на пути дальнейшей российской экспансии на юг китайской территории и уменьшило стратегическое значение Порт-Артура. Аренда Вэй- хайвэя была направлена и против Германии, так как в британских руках оказалась база в провинции Шаньдун — районе преимущественных прав Германской империи.

Противоречия великих держав удалось временно смягчить в результате подписания соглашений о разделе сфер интересов в Китае между Японией и Россией (1898), между Англией и Германией (1898) и между Россией и Англией (1899).

Так к концу XIX в. Китай оказался поделенным на владения и сфсры влияния крупнейших мировых держав. Япония приобрела Формозу и Псскадорские острова, а также укрепила свои позиции в Корее. Россия арендовала Ляодун и получила преобладающее влияние в Северном Китае и Манчжурии. Германия захватила Цзяочжоу и имела преимущественные права в Шаньдун- ской провинции и в долине реки Хуанхэ. Англия, помимо Гонконга и Коулуна, получила опорную базу в бухте Вэйхайвэй и в качестве сферы влияния богатейшую часть Китая — бассейн рски Янцзы. Франция овладела заливом Гуанчжоувань и осуществляла контроль в южньк провинциях Китая.

Японо-китайская война и раздел Китая на сферы влияния, завершив длительный этап борьбы, в то же время дали мощный импульс дальнейшему усилению соперничества великих держав на Дальнем Востоке.

Состояние территориального раздела мира на исходе XIX n.

Ожесточенная борьба великих держав за колонии привела к тому, что в период с середины 70-х годов до конца XIX в. общая площадь колониальных владений увеличилась более чем на 30 млн кв. км. (с 42,5 до 72,9), превысив в полтора раза территорию шести крупнейших метрополий.

Раздел Африки завершался в жестком противоборстве двух ведущих колониальных держав — Англии и Франции. Великобритания, последовательно осуществляя план создания на Африканском континенте целостной колониальной империи, во второй половине 90-х гг. приобрела Уганду, овладела истоками Нила и подошла вплотную к Танганьике. B 1896 г. английское правительство приступило к завоеванию южной и восточной частей Судана. Однако на эти же районы Судана претендовала и Франция. Французский военный отряд под командованием капитана Маршана, выступив в том же 1896 г. из владений Франции в области Убанги, направился наперерез англичанам. Главная задача Маршана заключалась в том, чтобы овладеть верховьями Нила и тем самым воспрепятствовать установлению британского кон- троля над.псейдолиной этой реки и усилить влияние Франции в Египте. B июле 1898 г. французыдоагигли берега Нила и, зашш деревню Фашода, заключили с вождем местного племени договор о переходе занятой территории во владение Франции.

Тем временем 25-тысячная регулярная английская армия под командованием генерала Китченера, сломив сопротивление суданцев и зверски подавив восстание махдистов, штурмом взяла столицу Судана Хартум. Продолжая движение на юг, Китченер в октябре 1898 г. прибыл в Фашоду, где и встретил Маршана с его отрядом. Маршан приветствовал Китченера от имени Франции, в ответ генерал от имени Великобритании предложил ему удалиться из бассейна Нила.

Фашодский инцидент стал кульминацией англо-французского колониального соперничества в Африке. Англия недвусмысленно пригрозила Франции войной. Британский флот был приведен в боевую готовность. Франция отступила. Маршан получил приказ вывести свой отряд из Судана. Хотя дело и не дошло до войны, отношения Англии и Франции были вконец испорчены. Сам термин «Фашода» надолго стал во Франции символом национального унижения. Англия жс вскоре завершила захват Судана.

Англо-французский конфликт закончился подписанием в марте 1899 г. соглашения о разделе Экваториальной Африки. Разграничительная линия была проведена по водоразделу между Нилом и реками Конго и Бахр-эль-Газаль. Франция обязалась ограничиться территориями к западу от этой линии, а Великобритания — к востоку от нее.

Раздел Африканского континента подходил к концу. Неподе- ленными оставались Абиссиния, отстоявшая свою независимость в войне с Италией, и территории Северной Африки — Марокко, Триполитания и Киренаика, которые находились в той или иной степени зависимости от Турции. Эти территории продолжали оставаться объектом ожесточенной борьбы великих держав. B известном смысле это многостороннее соперничество и позволяло им сохранять статус-кло. Вместе с тем, Абиссиния и зависимые от Турции государства (как, впрочем, и сама Турция) были опутаны неравноправными договорами и закабалены экономически. Их «самостоятельность» ограничивалась также «режимом капитуляций», то есть особым правовым режимом, по которому государство предоставляло иностранным гражданам преимущественные права по сравнению со своими подданными и не распространяло на иностранцев свою юрисдикцию.

B Южной Африке в конце XlX в. сохранили свою независимость бурские республики — Трансвааль и Оранжевая, которые, однако, находились под постоянной угрозой захвата со стороны Англии.

Превращение Китая в полуколонию великих держав явилось важной составной частью процесса завершения раздела Азии. B этой части света к началу XX в. формально самостоятельными помимо Китая оставались Персия, Сиам и Турция. Ho и их судьба во многом была в руках крупнейших колониальных держав. Над Турцией осуществляла свою экономическую и политическую опеку Великобритания. Сиам был поделен на сферы влияния Англией и Францией. B Персии шла борьба за преимущественные права между Россией и Англией. Это острое соперничество спасало ее от полного превращения в колонию. B конце XIX в. произошло своего рода неформальное разделение Персии: в северной ее части преобладали российские интересы, в южной — интересы Великобритании.

B особом положении находились на рубеже двух веков страны Латинской Америки. Они обладали более реальным политическим суверенитетом в сравнении с азиатскими и африканскими полуколониями (отсутствие «режима капитуляций», ббльшая самостоятельность крупных латиноамериканских государств в области внутренней и внешней политики). Однако в финансово- экономическом отношении страны Южной и Центральной Америки находились в полной зависимости от великих держав, в первую очередь от Англии и Соединенных Штатов. Эта экономическая зависимость давала возможность англосаксонским державам осуществлять и политический контроль над латиноамериканскими государствами. K концу века Великобритания и США стали главными соперниками в борьбе за Латинскую Америку. Основой всестороннего политического влияния Англии в Западном полушарии были ее твердые экономические позиции (крупные инвестиции, займы, широкие торговые связи) и значительные колониальные владения, которые по общей площади превосходили территорию США (10,7 против 9,4 млн кв. км.). Что касается Соединенных Штатов, то они, опираясь на невиданные темпы роста экономики и используя такое важное обстоятельство, как географическая близость к объекту экспансии, с 80-х годов приступили к массированному штурму неприступной британской крепости в Новом Свете.

B своей латиноамериканской политике Соединенные Штаты использовали два мощных идеологических рычага: теорию панамериканизма, пропагандировавшую идеи континентальной солидарности и единства стран Западного полушария под эгидой США, и доктрину Монро с ее центральным лозунгом «Америка для американцев». B конце XIX в. смысл обеих этих концепций был сведен к обоснованию болес прагматической цели — установления экономической гегемонии и обеспечения руководящей политической роли США в Западном полушарии. Эту цель

15-4659

Соединенные Штаты попытались реализовать уже на I Панамериканской конференции в 1889—1890 гг., а затем с нарастающими усилиями во всей своей внешнеполитической практике.

Столкновение двух противоборствующих стратегических концепций — доктрины «вселенской колониальной империи» Англии и доктрины Монро в ее новом толковании — лежало в основе экономического соперничества, многочисленных споров и взаимной неприязни, которые были так характерны для истории англо- американских отношений конца XIX в. Кульминационной точосой этого соперничества стал острый англо-американский конфликт 1895 r., когда Соединенные Штаты вмешались в пограничный спор между Венесуэлой и Британской Гвианой (так называемый первый Венесуэльский кризис). Воспользовавшись им, правительственные круги США в лице государственного секретаря Ричарда Олни окончательно превратили лозунг «Америка для американцев» в лозунг «Америка для Соединенных Штатов». Ссылаясь на доктрину Монро, администрация США открыто заявила, что Соединенные Штаты претендуют на роль полного хозяина на Американском континенте. Ход событий в период Венесуэльского кризиса привел к угрозе англо-американской войны. Однако конфликт удалось урегулировать мирными средствами, путем взаимных уступок. Более того, он стал исходным моментом процесса англо-американского сближения на почве общих интересов двух держав на мировой арене и тесных экономических, финансовых и торговых связей. Тем не менее борьба великих держав в Латинской Америке продолжалась, что было чревато новыми международными осложнениями и конфликтами.

Так в соперничестве крупнейших колониальных держав на грани XlX и XX вв. завершился в основном территориальный раздел мира. B контексте развития международных отношений это имело последствия глобального значения.

Во-первых, к началу нового века до положения колоний и полуколоний было низведено абсолютное большинство стран и народов мира. Сформировалась мировая колониальная система. K 1900 г. общая площадь прямых колониальных владений составила 54,9% территории земного шара. B колониях проживало более 35% его населения. При всей сложности и неоднозначности процесса колонизации главным его итогом стала консервация социально-экономической отсталости превращенных о колонии стран и территорий на десятилетия вперед. Привнесение в колонии достижений европейской цивилизации в области экономики, техники, образования и культуры не могло компенсировать эти исторические потери. Разрыв в социально-экономическом и культурном развитии метрополий и колоний постоянно увеличивался,

что было напрямую связано с характером их взаимоотношений — отношений эксплуататоров и эксплуатируемых.

Во-вторых, сложилисьдва основныхтипа колониализма: прямое военно-политическое господство («классический» тип колоний) и использование косвенных методов управления зависимыми странами (экономическое и финансовое закабаление, политический контроль без прямой аннексии территории с сохранением в ограниченном виде суверенных прав «опекаемой» страны как в области внутренней, так и в сфере внешней политики). Более выгодным для держав-метрополий являлся первый тип полного колониального подчинения, более «цивилизованным» и перспективным считался второй тип полуколониальной зависимости. Существовало и множество переходных форм от одного типа колониализма к другому. Однако во всех случаях в рамках этой «пирамиды зависимости» неизменной оставалась суть колониальной и полуколониальной эксплуатации, вступавшей в конфликт с интересами народов зависимых стран. A это, в свою очередь, приводило и не могло нс приводить к подъему национально-освободительного движения, становившегося важным фактором развития международных отношений.

В-третьих, итоги раздела мира, отражая некогда сложившееся соотношение сил, никак не отвечали новому их соотношению, явившемуся результатом усиления неравномерности развития капиталистических стран. Так, если Германия, обогнавшая к 1900 г. по уровню промышленного производства Англию, успела захватить колонии, которые составили лишь 3,5% от общей площади всех колониальных владений, то соответствующий показатель для Великобритании был 44,9%. Эта диспропорция и стала главной причиной качественно нового этапа колониального соперничества великих держав — этапа борьбы за передел уже поделенного мира.

15*

<< | >>
Источник: И.В. Григорьева. Новая история стран Европы и Америки. Начало 1870-х годов — 1918 r.: Учебник / Под ред. И.В. Григорьевой. — M.: Изд-во МГУ,2001. - 720 с.. 2001

Скачать готовые ответы к экзамену, шпаргалки и другие учебные материалы в формате Word Вы можете в основной библиотеке Sci.House

Воспользуйтесь формой поиска

Глава 8 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ в 1871—1898 гг.

релевантные научные источники:
  • Развитие российско-монгольских отношений: основные направления, проблемы и перспективы (1921-2005 гг.)
    Джагаева Ольга Александровна | Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Элиста - 2006 | Диссертация | 2006 | Россия | docx/pdf | 10.06 Мб
    07.00.03 - Всеобщая история. Актуальность исследования. В монголоведческой тематике проблема российско-монгольских отношений является одной из актуальных. Это объясняется целым комплексом причин, в
  • Международное право
    Вылегжанин А.Н. | Под. ред. Вылегжанина А.Н. М.: — 1012 с. | Учебник | 2009 | pdf | 7.36 Мб
    Содержание учебника в духе традиций научно-педагогической школы МГИМО охватывает базовый понятийно-терминологический аппарат международного права и стержневые проблемы его современного толкования и
  • Международное право
    Кузнецов В. И., Тузмухамедов Б.Р. | Ред. Кузнецов В. И., Тузмухамедов Б. Р., 3-е изд., перераб. - М.: — 720 с. | Учебник | 2010 | Россия | pdf | 9.98 Мб
    В учебнике в соответствии с государственным образовательным стандартом освещаются все основные вопросы современного международного права Авторы стремились совместить научный анализ основных понятий и
  • Международное право
    Щербинина О. Е. и др. | Конспект лекций. Красноярск: ИПК СФУ, — 301 с. | Учебно-методические комплекс | 2008 | Россия | pdf | 2.4 Мб
    Настоящее издание является частью электронного учебно-методического комплекса по дисциплине «Международное право», включающего учебную программу, пособие по семинарским занятиям, методические
  • Международные экономические отношения
    | Ответы к зачету/экзамену | 2016 | Россия | docx | 3.02 Мб
    1.Внутренняя политика и обменный курс в открытой экономике. 2.Валютные обменные курсы: определения и измерения 4.Расчет цены в зависимости от базисных условий поставки. 5.Применение ИНКОТЕРМС в
  • Гражданское и арбитражное судопроизводство как предмет совместного международно-правового и внутригосударственного регулирования
    Фёдоров Игорь Вадимович | Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук | Диссертация | 2002 | docx/pdf | 4.9 Мб
    Специальность 12.00.00 - Международное право. Европейское право. Екатеринбург 2002 ВВЕДЕНИЕ. ГЛАВА I. ПРИМЕНЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ НОРМ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ -
  • Международно-правовая ответственность государств
    Прошина Елена Анатольевна | Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва — 2006 | Диссертация | 2006 | Россия | docx/pdf | 2.8 Мб
    Специальность 12.00.10 — международное право; европейское право. Введение 3-12 Глава I. Институт международно-правовой ответственности в системе международных отношений 13-57 § 1. Понятие и природа
  • Международные хозяйственные организации (особенности правового статуса и деятельности)
    Ямпольский Илья Михайлович | Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург 2005 | Диссертация | 2005 | Россия | docx/pdf | 3.5 Мб
    Специальность 12.00.10 - международное право; европейское право. ВВЕДЕНИЕ З Глава 1. Международные хозяйственные организации — участники международных отношений 15 § 1. Участники современных
  • Сравнительное и международное семейное право
    Учебник | Учебник | 2016 | Международное | docx | 0.3 Мб
    Перечень условных обозначений 6 Предисловие 7 Глава 1. Общее представление о дисциплине «Сравнительное и международное семейное право» 9 1.1. Понятие семейных отношений с иностранным элементом 9
  • Международное право
    Шаповалова Н. Н. | Учебное пособие. М.: МФПА, — 120 с. | Учебное пособие | 2004 | Россия | pdf | 0.93 Мб
    Московская финансово-промышленная академия. Содержание Введение 5 Раздел I. Международное публичное право 8 Тема 1. Международное право как особая система юридических норм 8 Тема 2. Дипломатическое и
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История Византии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Казахстана - История кинематографа - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Музееведение - Новейшая история России - Палеонтология - Первая мировая война - Ранний железный век - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век -