<<
>>

Глава 2 ГЕРМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ в 1871—1890 гг.

Политическая система и партии империи. B январе 1871 г. в Версале произошло крупнейшее событие немецкой истории: была торжественно провозглашена Германская империя. Ho совершенное под эгидой Прусси'и объединение страны еще не было окончательным оформлением единого национального государства. Были созданы лишь политические и конституционно-правовые условия, на основе которых и должна была происходить дальнейшая, более тесная интеграция немецких земель.

Империя являлась союзным государством, в которое входили 25 самостоятельных политических единиц (4 королевства, 6 великих герцогств, 4 герцогства, 8 княжеств и три вольных города — Гамбург, Бремен и Любек, возглавляемые сенатами) и особая имперская провинция Эльзас-Лотарингия. Коллективным носителем суверенитета считались 22 немецких государя и сенаты трех городов, но не народ или император (кайзер). Земельные представительные органы (ландтаги) также не обладали всей полнотой власти.

Принятая в марте 1871 г. Конституция обеспечивала гегемонию Пруссии, население и территория которой составляли две трети Германии. Императором мог быть только прусский король, который распоряжался вооруженными силами и представлял Германию на международной арене. Лишь армия Баварии в мирное время подчинялись только своему королю, но в случае войны переходила под командование кайзера.

Императору принадлежало право утверждать или отклонять все законопроекты, созывать и распускать имперский парламент — рейхстаг. Единственный общегерманский министр — рейхсканцлер, пост которого занял Отго фон Бисмарк (1815—1898), одновременно являлся министром-президентом Пруссии и отвечал за свою деятельность только перед императором. Отдельные ведомства возглавляли статс-секретари, бывшие по своему служебному положению лишь помощниками канцлера, а не самостоятельными министрами. C 1878 г. основные общегерманские ведомства были закреплены за соответствующими прусскими министрами.

Хотя u Союзном совете (бундесрате), куда входили представители всех немецких государств и который исполнял высшую законодательную функцию, Пруссии из 58 мест принадлежало всего 17, она имела право вето по наиболее важным конституционным и военным вопросам. B итоге ключевое положение в империи заняла высшая прусская бюрократия.

Рейхстаг, напротив, являлся уже политическим институтом массовой демократии, так как избирался на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права. Ho оно распространялось только на мужчин старше 25 лет, за исключением военных, женщины права голоса не имели. Кроме того, избирательные округа в Германии были организованы по устаревшему территориальному принципу, который в дальнейшем не пересматривался, несмотря на возникший с течением времени значительный разброс численности избирателей. B результате слабонаселенный сельский округ приравнивался к гораздо большему по числу людей городскому району, что ставило различные политические организации и партии в неравное положение. Так, например, избирательный округ Берлин-ѴІ насчитывал почти 700 тысяч жителей, а округ Шаумбург-Липпе лишь 43 тысячи. Ho каждым из них посылал в рейхстаг по одному депутату.

Совместно с Союзным советом рейхстаг осуществлял законодательную власть, утверждал бюджет и имел право законодательной инициативы. Ho подлинным органом парламентской демократии рейхстаг стать не мог, так как не имел права ни назначать, ни отзывать канцлера. Поэтому в Германской империи исполнительная власть получала явный перевес над властью представительной. B итоге над мощной и передовой экономической базой и соответствовавшей ей социальной структурой общества возвышалась архаичная доиндустриальная политическая система авторитарно-корпоративного типа.

Характерной чертой системы правления Бисмарка было постоянное балансирование между отдельными государствами в Союзном совете и политическими партиями в парламенте, противоречия и конфликты между которыми позволяли канцлеру осуществлять свое единоличное правление. He без основания считая себя творцом великого дела — объединения Германии, Бисмарк после 1871 г. направил все свои усилия на сохранение и укрепление созданной им системы государственно-политических структур. Бывший «белый революционер» превратился в консерватора.

Переходному и нестабильному состоянию немецкого общества соответствовала значительная дробность партийно-политической системы. Еще не получив преимуществ парламентской демократии, Германия уже обзавелась всеми ее недостатками, главным из которых было преобладание эгоистических частных партийных интересов над интересами всего общества.

B центре политического спектра стояла национал-либераль- ная партия, главная в 70-е годы опора Бисмарка в рейхстаге, где она имела большинство мест. Эта партия, возникшая после раскола либеральной оппозиции в 1867 r., опиралась на широкие круги торговой и промышленной буржуазии и интеллигенции, прежде нсего в протестантских регионах Германии. Сама партия была неоднородной, о середины 70-х годов в ней образовались левое крыло, во главе которого стоял Эмиль Ласкер, и праволиберальное большинство, возглавляемое Рудольфом Беннигсеном, лидером партийной фракции в рейхстаге.

Принципы левого либерализма отстаивала враждебная Бисмарку Германская прогрессистская партия, выступавшая за политику свободной торговли, создание правового государства и парламентаризацию империи. Одним из наиболее видных деятелей партии являлся Ойген Рихтер. По большинству вопросов прогрессистов поддерживала региональная буржуазно-демократическая Немецкая народная партия, деятельность которой ограничивалась в основная юго-западом страны.

Ha правом фланге общественно-политической жизни в империи располагались также две партии: Свободная консервативная (позднее — Имперская), выражавшая интересы крупных аграриев Пруссии и магнатов тяжелой промышленности Рейнско-Вестфальской области и безоговорочно поддерживавшая политику Бисмарка, и Немецкая консервативная партия, созданная в 1876 г. ультраправыми прусскими юнкерами, которые выступали за экономический курс государства, выражающий и защищающий их специфические интересы, и требовали сохранения своих привилегированных политических позиций в империи. Консерваторы опирались на крупное и среднее крестьянство, частично — на воспринявшие юнкерскую социальную демагогию популистского толка средние слои в городах Восточной Пруссии и Померании.

Особое положение среди политических партий Германии занимали созданная в 1875 г. Социалистическая рабочая партия Германии (с 1890 г. — Социал-демократическая партия Германии), отстаивавшая интересы немецкого пролетариата, и образованная в начале 1871 r. католическая партия Центра. Она выражала не столько католические, сколько антипрусскис настроения, широко распространенные среди населения на юге и западе Германии, особенно в Баварии. Партия Центра имела внушительную социалы^ю базу в лице мелкой и средней буржуазии, крестьян и рабочих католического вероисповедания, а руководящее положение в ней занимали аристократы-католики, духовные лица и некоторые представители крупной буржуазии.

Лидером партии Центра на протяжении ряда лет являлся адвокат и бьтший министр юстиции Ганновсра Людвиг Виндхорст.

Грюндерство и экономическое развитие Германии в 70-е годы. Победа над Францией принссла Германии золотой дождь пятимиллиардной контрибуции, а немецкой тяжелой промъонленности - столь желанную для ее развития железорудную базу Лотарингии, ставшей главным поставщиком сырья для рейнско-рурской металлургии.

Однако французскими деньгами победители распорядились не лучшим — в смысле экономической рациональности — образом, хотя и в соответствии с духом тогдашнего врсмспи. Около половины контрибуции пошло на реорганизацию и модернизацию армии, другая половина была направлена на погашение имевшихся государственных долгов и уплыла в сейфы частных банков. Часть денег предназначалась для финансирования железнодорожного и отчасти жилищного строительства, а также создания пенсионного фонда для инвалидов войны.

C 1871 г. в стране продолжился быстрый и мощный экономический рост, начавшийся после экономического кризиса 1866 г. и лишь ненадолго приторможенный франко-прусской войной. B империи был установлен упрощенный заявительный порядок образования акционерных обществ, создан единый эмиссионный Имперский банк, введена единая валюта — марка, основывавшаяся с 1873 г. на золотом стандарте вместо прежнего серебряного, что облегчало немецкой торговле выход на мировые рынки.

K моменту создания Германской империи промышленный переворот вступил в завершающую стадию. B 70-е годы капитализм свободной конкуренции достиг апогея своего развития, а в течение следующего десятилетия в германской экономике BCC отчетливее проявляются тенденции концентрации и монополизации производства и капитала, иа авансцену выдвигаются картельные объединения.

C 1870 по 1872 г. промышленное производство в Германии возросло на одну треть, выплавка чугуна — на 40%, а стали — на 80%, почти на треть увеличилась добыча каменного угля. Быстрыми темпами развивались машиностроение и текстильная промышленность, где заметное место заняло хлопчатобумажное производство Верхнего Эльзаса. Однако более половины всех занятых в текстильной промышленности все еще составляли рабочие- надомники. Сразвитисм текстильного производства быстро росло значение химической промышленности, поставлявшей ему три важнейших необходимых компонента — серную кислоту, соду и хлор.

Индустриализация Германии шла такими быстрыми темпами потому, что ее промышленность имела возможность широко заимствовать опыт и технологию развитых капиталистических стран и строить новое производство на базе самой современной тогда техники. Она располагала также вышедшими из ремесла высококвалифицированными рабочими и превосходными техническими специалистами. Сыграл свою роль и высокий уровень германской науки, где в первой половине XIX в. было сделано больше открытий, чем в Англии и Франции вместе взятых.

Специфической чертой экономического подъема 1871—1873 гт. стало в Германии лихорадочное учреждение множества новых акционерных обществ («грюндерство»), безудержные биржевые спекуляции и темные финансовые махинации, в которых оказались замешанными тысячи людей. За два года в империи было создано почти 700 акционерных обществ с капиталом в 2 млрд марок. Их акции приобретались широкими слоями населения, начиная от самых родовитых аристократов и кончая разносчиками газст. Каждый хотел получить свою долю от французского пирога, спекуляции на бирже стали излюбленным занятием немецкого общества. Большинство якобы новых акционерных обществ, по сути, представляли простую трансформацию прежних семейных предприятий, ибо там, где уже дымила заводская труба или высилась доменная печь, моментально появлялось несколько «грюндеров», которые ошеломляли владельца своими заманчивыми предложениями и обещаниями сказочных прибылей. Акционерный капитал многих предприятий зачастую в несколько раз превышал их реальную стоимость, а полученные от наивных Бкладчиков деньги пускались в игру на бирже.

B связи с этим резко возросла роль банков — только в одной Пруссии в 1872 г. появились 49 новых банков и кредитных обществ. Крупнейшими банками империи стала «большая Д-чет- верка»: «Дойче баик», «Дисконто-гсзелльшафт», Дрезденский и Дармштадтский банки.

Грюндерская горячка в конце концов сталз совершенно неуправляемой и вышла из-под контроля властей. Она не могла не окончиться крахом, который и разразился в 1873 г. Германская экономика, образно говоря, захлебнулась в водопаде француз ских миллиардов.

Кризис 1873 г. и его последствия. Осснью 1873 г. ряд банков объявил о прекращении платежей и своем банкротстве. Сразу вслед за этим стал стремительно падать курс ценных бумаг на всех немецких биржах, сотни тысяч акционеров оказались разоренными.

Начавшись в форме биржевого краха, процссс перешел в сильнейший кризис перепроизводства, проявившийся не столько в свертывании производства, сколько в резком падении цен. Если объем промышленного производства в Германии в 1873—

1874 гг. снизился на 5%, то совокупная стоимость его продукции упала на 15%.

Промышленный кризис дополнился в 1875 г. кризисом аграрным, который был вызван притоком в Европу более дешевого, чем прусское, американского и канадского зерна, а также хлеба из России и Австралии.

Наступившая вслед за затуханием кризиса долгая депрессия имела далеко идущие последствия. C планами хозяйственного переустройства в поисках выхода первыми выступили крупные промышленники. При этом они развернули яростную критику экономической политики государства. По убеждению промышленников и финансистов, прибыли которых значительно снизились из-за падения цен, кризисное состояние немецкой экономики усугублялось свободным ввозом товаров из-за рубежа. Так, в 1873 г. в Германии пошлины на изделия из железа были едва ли не самыми низкими в мире, а ввозные пошлины на чугун были отменены полностью.

До краха 1873 г. политика свободной торговли, на которой настаивал экономический либерализм, приносила, как казалось, блестящие результаты. Теперь доверие к фритредерским идеям не только резко снизилось, но они даже стали представляться первопричиной всех бед. B немецкое общество все настойчивее внедрялась мысль о том, что именно либералы несут главную вину за возникновение экономического кризиса, что они не в состоянии найти способ оздоровления хозяйственной ситуации.

Летом 1875 г. один из ведущих силезских промышленников и лидер свободных консерваторов Вильгельм Кардорф опубликовал брошюру «Против течения», где подверг жесткой критике идеи либерализма и потребовал введения покровительственных пошлин. B 1876 г. он создал наиболее мощную организацию представителей тяжелой промышленности — Центральный союз немецких промышленников, к которому присоединились и хлопчатобумажные фабриканты. Союз требовал отказа от политики свободной торговли и перехода к протекционизму как главному средству спасения национальной экономики. Он развернул широкую агитацию по всей стране и организовал в рейхстаге специальную фракцию — Свободное народнохозяйственное объединение — для давления на канцлера под лозунгом «защиты национального труда».

K середине 70-х годов изменились и экономические воззрения прусских аграриев. C 1865 г. ввоз зерновых в Германию был беспошлинным, в соответствии с чем и сбыт немецкого хлеба на английском рынке происходил на льготных условиях. Ho с наступлением аграрного кризиса 1875 г. британский рынок оказался для прусских аграриев практически недоступным, а па внутреннем рынке резко возросла конкуренция более дешевого американского хлеба. Сторонники протекционистских пошлин среди прусского юнкерства в 1876 г. создали свою организацию, которая выступила единым фронтом с Союзом промышленников.

Однако пока большинство мест в рейхстаге принадлежало национал-либералам и прогрессистам, провести через него протекционистские законы было невозможно.

Кризис 1873 r. стал столь важной вехой в истории Германии потому, что резко усилил тенденцию к принципиальной переориентации всего экономического и политического курса империи.

«Культуркаг.шф». Создание империи повлекло за собой острый и затяжной внутриполитический кризис в Пруссии. Он выразился в двух подряд поражениях прусских консерваторов (при выборах в ландгаг в 1873 г. и в рейхстаг в 1874 r.), их постоянных конфликтах с Бисмарком и, наконец, в явлении, получившем название «культуркампф» («борьба за культуру»).

Основная причина кризиса состояла в том, что Пруссия, прежде входившая в пятерку великих держав Европы, оказалась теперь как бы растворенной в Германской империи. Юнкерство чувствовало себя ущемленным и опасалось утратить прежнее влияние. Да и сам Вильгельм I с известной неохотой добавил к дорогой его сердцу короне прусского короля корону германского императора. Прусские консерваторы негодовали также по поводу устранения нескольких династий, осуществленного Бисмарком, — в Ганновере, Шлезвиг-Гольштейне, Кургесссне и Haccay в 1866 r. Опора канцлера на национал-либералов делало нереальным его сближение со старопрусским консерватизмом.

Объединение Германии отвечало прежде всего устремлениям прусской буржуазии, в основном протестантской по вероисповеданию и стоявшей на либеральных политических позициях. Между тем идеи либерализма в 1864 г. были категорически осуждены папой Пием IX, а Ватиканский церковный собор в 1870 г. провозгласил догмат о непогрешимости папы и подтвердил его полную власть над католическим миром.

Либералы рассматривали это как вызов тенденциям истори ческого развития, достижениям науки и свободной духовной культуре, как выражение обскурантистского и агрессивного характера католицизма.

Бисмарк к этой проблеме подходил с иной точки зрения. Дело в том, что против догмата о непогрешимости папы выступил в Германии целый ряд «старокатоликов», к которым принадлежали прежде всего профессора теологии, учителя религии и поенные капелланы. Пий IX пригрозил им отлучением от церкви, но поскольку они являлись не только служителями церкви, но и государственными служащими, Бисмарк и прусское правительство резонно усматривали в этом посягательство на прерогативы государства.

Первоначально чисто внутрицерковньш конфликт послужил Бисмарку желанным поводом по-новому оформить взаимоотношения церкви и государства. K этому его побуждало и то обстоятельство, что в католических польских провинциях и B Эльзас—Лотарингии антипрусская национальная пропаганда велась чаще всего под прикрытием религиозных лозунгов.

B 1871—1872 гг. были осуществлены первые изменения, согласно которым отменялся церковный надзор за школами, а священникам запрещалось касаться в проповедях государственнополитических проблем, а уж тем более вести какую-либо политическую агитацию.

Следующая фаза «культуркампфа» была связана с активизацией партии Центра, явно федералистской по своему характеру, что, по мнению Бисмарка, угрожало целостности империи.

B Германии запрещалась деятельность иезуитского ордена, а его наиболее видные деятели были высланы из страны. По прусским майским законам 1873 г. церковь ставилась под контроль государства, лица, претендующие на должность священника, должны были закончить немецкий университет и сдать проверочный экзамен ПО философии, ИСТОрИИ И немецкой ЛИТЄ” ратуре. Кроме того, они были обязаны приносить присягу на верность государству, которое, в свою очередь, имело право вмешиватьсявовнутрицерковныеконфликты. B 1874 г. вГерма- нии были введены гражданский брак и гражданская регистрация рождения и смерти. Священнослужители, нарушавшие эти законы, подвергались либо ограничению в свободе передвижения, либо высылке за границу.

Наконец, в 1875 г. католическая церковь лишилась государственных финансовых дотаций, в Пруссии была запрещена деятельность всех монашеских орденов, в 1876 г. многие католические епископы были арестованы или высланы.

Ho своей цели все эти гонения не достигли. Напротив, католическая церковь представала в глазах населения мученицей за веру и лишь усиливала свое духовное влияние. Около четверти католических приходов в Пруссии пустовали, так как население бойкотировало объявленные властями выборы «государственных священников». Именно в период «культуркампфа» партия Центра удвоила число своих депутатов в прусском ландтаге и рейхстаге, получив там почти четверть мест. Она опиралась на многочисленные католические организации и мощную прессу.

Bce это означало, что политика «культуркампфа» потерпела полныйпровал, с 1876 г. онапрактическизакончилась. Бисмарк был вынужден примириться с существованием в империи десят·

ков миллионов людей, духовным светочем для которых оставался Рим, но не Берлин. K тому же теперь па первый план внутриполитической жизни империи выдвинулись социалистическое движение и таможенная проблема. Послс переговоров Бисмарка с папскими нунциями в Мюнхене и Всне большинство антиклерикальных законов были в 1882—1883 гг. отменены, несмотря на протесты либералов. Однако «культуркампф» оставил глубокий психологический след в обществе. B течение десятилетий значительная часть немецких протестантов рассматривала католиков как немцев второго сорта.

Готский съезд социалистов. Кроме партии Центра, «врагом империи» в глазах Бисмарка являлось социалистическое движение. C середины 70-х годов оно выдвигается на первый план среди прочих факторов, подрывавших, по мнению канцлера, основы государства. Это и послужило одной из причин прекращения антикатоличсского курса.

Социалистическое движение в Германии в первой половине 70-х годов оставалось расколотым на две партии — Социал-демократическую рабочую партию (СДРП, или эйзенахцев), стоявшую на марксистских позициях, и Всеобщий Германский работай союз (ВГРС, или лассальянцев), который разделял идеи своего основателя, блестящего оратора и публициста Фердинанда Лассаля (1825—1864).

После создания империи ушло в небытие одно из главных разногласий между пропрусской позицией руководителей ВГРСи платформой лидеров СДРП, выступавших за создание единого, но федеративного немецкого государства, включая Австрию. Примирению обеих партий способствовали не только совместная деятельность их рядовых членов и многих местных организаций (например, в Вюртемберге), но и уход с поста руководителя Союза Иоганна Швейцера, который был упорным противником К. Маркса, Ф. Энгельса и лидера СДРП А. Бебеля. Наконец, одинаковые гонения властей и на лассальянцев, и на эйзенахцев также вели к их обоюдному сближению.

Объединение состоялось в мае 1875 г. на съезде u Готе, где была создана новая Социалистическая рабочая партия Германии, сформулировавшая свои цели в принятой на съсзде программе. Готская программа была в определенной мере противоречивой, поскольку явилась плодом компромисса. Теоретическая ее часть включала ряд ортодоксальных марксистских принципов, конкретные разделы носили отпечаток лассальянства. Программа требовала обобществления средств производства и подчеркивала, что по отношению к рабочему классу все протае классы представляют только реакционную массу, что явно отдавало ссктантством. Из программы следовало, что партия выступает за уничтожение существующего государственно-общсственного строя и за создание «свободного народного государства», суть которого оставалась, однако, не очень ясной.

C другой стороны, в программе указывалось, что поставленных целей партия намерена добиваться «всеми средствами в рамках законов», что означало фактический отказ от идеи насильственной социалистической революции. B числе прочего именно это вызвало сильнейшее недовольство Маркса и Энгельса. B письме к руководителям эйзенахцев (впоследствии опубликованном под названием «Критика Готской программы») Маркс подверг ее сокрушительному разгрому.

Лидерами объединенной партии стали ведущие эйзенахцы Август Бебель (1840—1913) и Вильгельм Либкнехт (1826—1900). Бебель, несмотря на молодость, был тогда-едва ли не лучшим знатоком марксистского учения и человеком, который среди прочих социал-демократических руководителей мыслил наиболее трезво и практично. Печатным органом партии стала выходившая с 1876 г. в Лейпциге газета «Форвертс» («Вперед!»).

Готское объединение послужило исходным пунктом для нового и мощного подъема социалистического движения. B то время как на выборах в рейхстаг в 1871 г. социалисты, получив 124 тысячи голосов, провели двух депутатов, а на выборах 1874 г. — 9 депутатов, за которых проголосовали 352 тыс. человек, после объединения на выборах 1877 r. они получили подцержку почти полумиллиона избирателей и заняли в рейхстаге 12 мест. Оплотом их стала Саксония, давшая социалистам 7 мандатов. Эти выборы наглядно показали, к чему привело несправедливое деление избирательных округов. Так, если по числу поданных за них голосов социал-демократы заняли четвертое место, то по количеству депутатов — последнее, восьмое место в рейхстаге. B то же время консервативная Имперская партия, получившая даже чуть меньшее количество голосов, провела в парламент 38 своих депутатов, поскольку победила в большинстве мелких сельских избирательных округов.

«Исключнтельиый закон». Социалистическая партия с ее интернационалистским характером казалась Бисмарку наиболее опасным противником молодого национального германского государства. Страх перед революцией давно стал одним из главных мотивов его политического поведения, уже с 60-х годов его все чаще преследовал «кошмар революций», резко усилившийся после Парижской Коммуны и выступления Бебеля в рейхстаге с речью в ее подцержку.

Для канцлера социалисты и анархисты представляли одно и то же подрывное движение. Тогда это было широко распространенным мнением, тем более понятным, что некоторые видные немецкие социалисты (И. Мост, Й. Хассельман) действительно были близки к анархизму.

Преувеличение опасности революции побуждало Бисмарка к запрету деятельности социалистической партии. Ho сразу он не смог этого добиться. Его первые попытки закрыть «антигосударственную» прессу в 1874 г. и ввести в уголовный кодекс статью о наказании за «разжигание классовой ненависти» в 1875 г. встретили сопротивление либерального большинства в рейхстаге и потерпели неудачу.

Лишь покушения на кайзера дали Бисмарку давно искомый повод принять особый закон против социал-демократии. B мае 1878 г. неудачное покушение на Вильгельма I совершил ремесленный подмастерье Макс Хсдель, бывший член лейпцигской организации социалистов. Ho наспех подготовленный проект закона о запрещении социалистической паргии не получил поддержки подавляющего большинства рейхстага. Разумеется, либералы, так же как Бисмарк, консерваторы и Центр, были противниками социализма, но они стремились оставаться на почве законности и уважения политических прав личности.

Однако через неделю произошло второе покушение, при котором кайзер был тяжело ранен выстрелами из дробовика.

Никакой связи покушавшегося с социалистами установить не удалось, но ранение популярного в массах императора вызвало в стране сильное волнение: официозные и консервативные газеты на все лады расписывали ужасы надвигавшегося «красною террора».

Бисмарк немедленно распустил рейхстаг, чтобы получить в новом желаемую подцержку. По итогам выборов обе консервативные партии получили 115 мест вмссто прежних 78, обе либеральные партии потеряли 42 мандата. Уже в ходе предвыборной кампании стало ясно, что, учитывая направленность общественного мнения, национал-либералам придется согласиться с предложением канцлера.

B октябре 1878 г. рейхстаг голосами консерваторов, национал-либералов и некоторых независимых депутатов (всего 221) против Центра, прогрессистов, социалистов и польской фракции (всего 149) принял «Закон против общественно опасных устремлений социал-демократии», получивший название «исключительного закона».

Запрещалась деятельность вссх социалистических союзов и организаций и их печать. Социалистическая агитация наказывалась тюремным заключением или высылкой, местные власти получили право вводить (в случае необходимости) осадное поло жение сроком до одного года. Единственное смягчснис закона, которого удалось добиться национал либералам, — то, что срок его действия ограничивался двумя с половиной годами, но всякий раз впоследг/гвии его продлевали вплоть до 1890 г. Исключительный закон против социалистов рикошетом ударил и по национал-либералам. B обществе пошатнулась вора в их искреннюю привсржснность принципам правового государства, обострились противоречия внутри самой партии, из которой в 1880 г. вышло левое крыло во главе с Людвигом Бамбергером, объединившееся затем с прогрессистами.

Подавить социалистическое движение не удалось. Социалисты по-прежнему избирались в рейхстаг, только в качестве независимых депутатов от рабочих. Запрещенные партийные организации зачастую действовали под вывеской рабочих спортивных и певческих союзов и касс взаимопомощи. Социал-демократические издания печатались в Швейцарии и нелегально доставлялись в Германию через разветвленную сеть «красной полевой почты». B 1880 г. на съезде в Швейцарии в Готскую программу было внесено важное изменение, согласно которому партия должна добиваться своих целей «всеми средствами», в том числе и революционными.

Конечно, «исключительный закон» не идст в сравнение с кровавым подавлением восстания парижских рабочих в июне 1848 r. и Парижской Коммуны в мае 1871 г. Ho он запретил политическую деятельность целой партии не за совершенные преступления, а за идейные позиции. Именно поэтому для либерального XIX в. с его верой в приоритет права «исключительный закон» представлял собой чрезвычайно негативное явление.

He достиг он и желаемых результатов. После небольшого замешательства и растерянности социал-демократия Германии вновь начала активную политическую деятельность и на выборах в рейхстаг в 1884 r., опираясь на поддержку 500 тыс. человек, провела 24 депутата. Ha выборах 1887 г. социалисты добились дальнейших успехов, за них проголосовали 763тыс. избирателей. Как в «культуркампфе», так и в попытке подавить социалистическое движение Бисмарк потерпел полное поражение.

Разрыв Бисмарка с либералами. Внешне поводом для конфликта канцлера с национал-либералами явились таможенная и финансовая реформы, переход от политики свободной торговли к протекционизму. Ho это был только один момент в ряду иных мотивов и обстоятельств. Социальному и экономическому индивидуализму либералов противоречила подготавливаемая Бисмарком государственная социальная политика, они требовали продолжения «культуркампфа», уже бесперспективного в глазах кян цлера. Главной жс причиной конфликта была проблема парла ментаризма и конституционализма.

Когда после кризиса 1873r. усилился процесс концентрации производства, то возросла потребность преодоления экономической неустойчивости путем эффективного руководства и контроля со стороны государства. B связи с этим Германия оказалась перед выбором — либо сохранение авторитарной системы, либо создание системы парламентарно-массовой демократии. Бисмарк выбрал первый вариант, либералы настаивали на втором.

B 1878 r. канцлер решился на переориентацию своего прежнего курса и на перегруппировку сил в рейхстаге. Из правительства были удалены либеральные сторонники фритредерского курса, сам канцлер стал открыто поддерживать агитацию протекционистов.

Ha разрыв с либералами Бисмарка толкало еще одно обстоятельство — его конфликт с наследником престола. Кронпринц Фридрих и его жена, английская принцссса Виктория, были противниками внутренней политики канцлера и сще с 60-х годов имели тесные связи с лидерами левого национал-либерализма. B случае смсрти Вильгельма I, которому было уже за 80 лет, оппозиционное Бисмарку левое крыло национал-либералов полутало бы мощную поддержку нового монарха и постаралось бы ограничить вссвластие канцлера путем реформы.

Осеныо 1878 г. в рейхстаге образовался блок сторонников протекционизма из консерваторов, большинства депутатов Центра и группы правых национал-либералов. B нсм впервые объединились консерваторы и либералы, аграрии и промышленники.

Ha очередной сессии рейхстага в феврале 1879 г. с тронной речью выступил сам император, открыто осудивший фритредер- скую политику и призвавший вернуться к испытанным протекционистским принципам Таможенного союза первой половины XIX в.

После ожесточенной полемики в прессе и бурных дебатов B парламенте сторонники протекционизма одержали победу. Были введены покровительственные пошлины на ввоз железа, леса, зерна, скота. Это должно было повысить цены на иностранную продукцию и улучшить шансы отечественных промышленников и аграриев на сбыт своей продукции. От введения новых пошлин на колониальные товары (табак, чай, кофе и т.п.) и протекционистского таможенного тарифа выигрывало и государство, доходы которого значительно возросли.

Переход к политике протекционизма привел к повышению стоимости жизни и ухудшил положение широких слоев населения. Введение ввозных пошлин на зерно позволило крупным прусским аграриям по-прежнему не проводить модернизацию хозяйства, сохранить рутинные порядки, укрепить свое привилегированное положение в политической систсме империи. Ho пострадало множество мелких крестьян, покупавших зерно, и большинство среднего крестьянства животноводческих районов OT вздорожания кормов.

Бисмарковский протекционизм стал защитой крупных промышленников и аграриев, которые стремились с помощью государства полностью захватить внутренний рынок и искусственно ограничить конкуренцию иностранных товаропроизводителей.

B целом введение протекционистских пошлин не принесло германской экономике и народу того великого процветания, которое предсказывали их сторонники. Ho и того вреда, о котором много писали либеральные экономисты и политики, покровителъстпенные пошлины также не причинили.

Более значительные последствия повлекли за собой события 1878—1879 гг. в социально-политическом отношении. Если провозглашение Германской империи было в значительной мере формально-символическим актом, то подлинная сущность нового государства определилась именно в эти годы. Из политически активной части общества, которая могла серьезно влиять на политику государства, законом против социалистов был исключен рабочий класс, а вслед за ним в итоге борьбы вокруг протекционизма — либеральная буржуазия. До этого времени Германия имела шанс перейти на путь парламентарно-демократического развития, теперь этот шанс был утрачен. Германская империя окончательно определилась как государство авторитарного типа, в котором господствующее положение занял союз аграрно-аристократической элиты и магнатов тяжелой промышленности. Либерально-демократические силы были оттеснены на задний план, на роль оппозиционного меньшинства.

Социальное законодательство. Проводя по отношению к рабочему движению политику «кнута и пряника», Бисмарк попытался разъединить пролетариат и социал-демократию, чтобы привлечь рабочих на сторону государства проведением социальной реформы. По указанию и при непосредственном участии канцлера была разработана серия законов о социальном страховании: закон о страховании на случай болезни (май 1883 r.), от несчастных случаев на производстве (июнь 1884 r.), закон о страховании в связи с инвалидностью и старостью (май 1889 r.).

Система страхования охватывала лишь часть рабочего класса, значительная доля расходов на социальное обеспечение возлагалась на самих рабочих. Ho для того времени это был прогрессивный и весьма тщательно разработанный комплекс законодательных актов о пенсионном обеспечении и страховании, хотя идея законодательной охраны труда была сразу отвергнута Бисмарком. Проводить социальные реформы ему пришлось, преодолевая сопротивление не только буржуазных партий, но и социал-дсмо- кратов.

Либералы возражали против создания имперского страхового ведомства и государственного субсидирования фонда социального страхования, а также против государственного вмешательства в сферу социальных отношений вообще. По их убеждению, это ограничивало свободу личности и делало ее зависимой от власти. Сих точки зрения, законопроекты канцлера представляли собой «государственный социализм». Сам Бисмарк, не возражая против этого термина, предпочитал, однако, говорить о «практическом христианстве», которое поможет вырвать бедняков из-под вредного влияния «красноречивых честолюбцев, стоящих во главе рабочего движения».

Стараниями либералов и социалистов, усмотревших в этом только уловку, чтобы вырвать рабочих из-под их влияния, а также партии Центра первая попытка Бисмарка ввести социальное законодательство в 1881 г. провалилась. Лишь его настойчивость привела в конце концов к принятию социальных законов. Одновременно рабочим предоставлялось право создавать легальные профсоюзы, кассы взаимопомощи, выпускать рабочие газеты с условием не пропагандировать социалистические идси.

Законы о страховании носили в целом патриархально-патерналистский характер. Они не могли удовлетворить рабочих, т.к. оставляли их в положении париев общества, не давали им статуса равноправных граждан Германской империи и особенно Пруссии, где продолжал действовать трехклассный избирательный закон.

Социальное законодательство не реформировало утвердившийся в Германии капиталистический строй. Ho для своего времени оно было значительным шагом вперед и выделяло Германию среди других стран.

Система внешних союзов. Создание Германской империи сразу изменило расстановку сил на европейской арене. Вместо Пруссии, слабейшей в концерте пяти держав, возникло наиболее мощное экономически и сильнейшее в военном отношении континентальное государство. B своих внешнеполитических расчетах Бисмарк должен был исходить из того, что побежденная Франция будет стремиться к реваншу и искать для этого союзников. Поэтому главной его заботой стало налаживание дружеских отношений с Россией. Ho это ставило Германию в зависимость от позиции Петербурга, и Бисмарк усиленно добивался союза трех держав — Германии, России и Австро-Венгрии, чтобы полностью изолировать Францию. Этому способствовал новый министр иностранных дел в Вене Д. Андраши, который направил острие своей внешней политики на Балканы и нуждался в поддержке Германии против России, также стремившейся утвердиться в этом регионе.

Соперничество России и Австро-Венгрии, каждая из которых старалась привлечь Германию на свою сторону, позволило Бисмарку блестяще разыграть эту карту и добиться создания в 1873 г. Союза трех императоров, чтобы Германия выполняла в нем роль арбитра. Однако сохранившиеся между его участниками противоречия проявились в 1875 г. во время спровоцированного Бисмарком обострения напряженности в отношениях с Францией, когда Россия при поддержке из Лондона дала понять, что не допустит нового разгрома Франции.

Еше большие осложнения вызвал Восточный кризис 1875— 1878 гг., в ходе которого вновь столкнулись интересы России и Австро-Вснгрии. Бисмарк после некоторых колебаний высказался в поддержку дунайской монархии, если ей будет угрожать какая-либо опасность.

После поражения Турции в русско-турецкой войне 1877— 1878 гг. и нового обострения англо-австро-русских отношений Бисмарк получил прекрасную возможность вновь сыграть роль арбитра на Берлинском конгрессе, где Россию вынудили отказаться от идси создания крупного болгарского государства. Это привело к охлаждению русско-германских отношений и сближению Берлина с Веной. После недолгого сопротивления Вильгельма I, не желавшего обострения отношений с Россией, был заключен тайный союз Германии и Австро-Венгрии, направлен ный против России.

Послс этого главной проблемой для Бисмарка стали отношения с Россисй и Англией. При зондировании почвы выяснилось, что в случае русско-германской войны Англия останется ней тральной, и это крайне разочаровало канцлера. Поэтому он согласился на предложение России о возобновления Союза трех императоров в 1881 г. Почти одновременно с этим Румыния, опасавшаяся, что Россия и Болгария попытаются захватить часть ее территории для установления общей границы, выразила желание присоединиться к австро-германскому союзу, что и произошло в 1883 г.

После захвата Францией Туниса, который Италия рассматривала как сферу своих интересов, тем более что в 1880 г. там проживало свыше 10 тыс. итальянских колонистов, произошла переориентация внешней политики Рима. B 1882 г. был заключен Тройственный союз Германии, Австро-Венгрии и Италии. Он был направлен против Франции, поскольку в случае войны с каким -то иным противником стороны обязывались лишь сохранять дружественный нейтралитет, но не оказывать военную поддержку. Бисмарк, который очень невысоко оценивал военную мощь Италии, видсл в Тройственном союзе скорее политический выигрыш. Он заключался в сше большей изоляции Франции и в возможности для Австро-Венгрии в случае конфликта с Россией нс опасаться итальянского нападения с тыла. Таким образом, хотя, по признанию Бисмарка, его постоянно преследовал «кошмар коалиций», направленных против Германии, сам он сколачивал собственные коалиции с невиданной энергией и целсу- стрсмлснностью.

Начало колониальной политики. Ha протяжении ряда лет сфера интересов Бисмарка как руководителя империи ограничивалась пределами Европы и континентальной политикой. Он полагал, что колониальная политика не для Германии, колонии интересовали его только в той мере, в какой способствовали сохранению европейского равновесия, осложнению отношений Англии и Франции и отвлечению последней от идеи реванша.

До начала 80-х годов к колониальным захватам равнодушно относилось и большинство правящих кругов Германии, особенно юнкерство. Вссной 1880 г. рейхстаг провалил законопроект о кредитовании колониальных приобретений. Ho ужс в 1882 г. был создан Германский колониальный союз, куда вошли крупные представители торгово-промышленных кругов и некоторые аграрии, экспортеры спирта и водки. Активную роль в союзе играл один из ведущих немецких историков Генрих Трейчке, который неустанно повторял, что если Германия хочет стать державой первого ранга, она просто обязана иметь колониальную империю, как другие страны.

Перелом в колониальной политике наступил в 1884 г. и был связан с покупкой бременским торговцем Альфредом Людерицем земель на юго-западе Африки n районе бухты Ангра. Людсриц обратился к правительству с просьбой санкционировать его приобретение. После некоторых колебаний Бисмарк объявил о том, что империя берет под свою защиту эти территории. Им руково дили прежде всего два мотива. Во-первых, Бисмарк рассматривал колонии как опорные пункты немецкой торгошіи в конкурентной борьбе с другими странами. Ho, не желая обременять государственный бюджет, он предпочитал управление колониями предоставить частным компаниям. Вторым мотивом канцлера было стремление достичь единства немецкого общества, поставив перед ним, как и в период объединения, общую цель — на этот раз захват колоний.

Момент для начала колониальной политики был выбран весьма удачно, в период обострения англо-русских и англо-фран- цузских отношений. Поэтому сопротивление Британии немецким колониальным захватам продолжалось недолго, после переговоров английский премьер-министр Гладстон публично признал право Германии на приобретение колоний.

После захвата Юго-Западной Африки Германия в июле 1884 г. объявила об установлении верховной власти рейха над Того и Камеруном. B 1885 г. она приобрела Восточную Африку, гдо крупная часть территории уже принадлежала Обществу немецкой колонизации во главе с авантюристом Карлом Петерсом, и северную часть Новой Гвинеи, где до этого закрепилась Новогвинейская компания, созданная банком «Дисконто-гезолльшпфт». K 1914 r. германская колониальная империя занимала площадь 2,9 млн кв. км с населением более 12 млн человек.

B середине 80-х годов из-за осложнений в Европе колониальная активность Бисмарка затихла и осталась в его политике лишь эпизодом. Он полагал, что геополитическое положение Германии не позволяет ей проводить широкую мировую экспансию. Так, в декабре 1888 г. в беседе с исследователем Африки Ойгеном Вольфом он заявил: «Ваша карта Африки прекрасна, но моя карта Африки в Европе. Вот Россия, а вот Франция, мы же находимся в середине — такова моя карта Африки».

Внутриполитическое развитие в 80-е годы. B результате прекращения «культуркампфа», введения протекционизма и социального законодательства в 80-е годы изменилась нс только позиция партий по отношению к Бисмарку, но и их взаимоотношения. Партия Центра, имевшая в рейхстаге сильнейшую фракцию, отказалась от принципиальной оппозиции и в отдельных случаях при принятии законов о социальном страховании и повышении в 1885 г. пошлин на ввоз сельскохозяйственных продуктов поддерживала правительство вместе с обеими консервативными партиями.

Протекционизм и социальные законы углубили расхождения междулиберальнымипартиями. B 1883r. воглавенационал-ли- бералов встал Иоганнес Микель, при котором партия повернула вправо, налаживая связи с консерваторами и отмежевываясь от леноголиберализма, представленногос 1884 г. Немецкойсвобо- домыслящей партией. Эта партия выступала против государственной социальной политики и покровительственных таможенных тарифов, но обычно поддерживала увеличение военных расходов. Признанным лидером партии после объединения прогрессистов и левых национал-либералов стал Ойген Рихтер.

B создании новой партии Бисмарк не без оснований усматривал подготовку к возможной смене монарха, поскольку кронпринц Фридрих имел с ней тесные связи. Так как партия Центра все чаще начинала поддерживать консервативный курс, главным противником в глазах канцлера представал, наряду с социал-демократами, левый либерализм, ставший в 80-е годы основным объектом нападок Бисмарка в его парламентских выступлениях. Канцлер утверждал даже, что левые либералы стремятся к установлению парламентарной республики; по его мнению, это было более реальной угрозой, чем социалистическая революция.

Либеральной тенденции Бисмарк противопоставил консервативный курс в Пруссии, где тон задавал министр внутреннихдел Роберт Пугткамер, как и Бисмарк, считавший главной опорой режима консервативную прусскую бюрократию. Защищаясь от обвинений в диктаторстве, Бисмарк для демонстрации решающей роли монарха подготовил в начале 1882 г. послание Вильгельма I прусскому правительству. B нем подчеркивалось верховенство короля по отношению к министрам как исполнителям его воли. Всем чиновникам, поскольку они принесли присягу на верность, предписывалось защищать политику правительства во время выборов и не высказывать критику в его адрес. Эго было явным покушением на свободу волеизъявления и прямым ^указанием чиновникам поддерживать кандидатов консервативныхпартий. B практику вводилась проверка экономических и политических взглядов кандидатов на высокие административные должности.

B 1887 r., используя жупел буланжистского движения во Франции, правительство потребовало увеличения военного бюджета и численности армии на 40 тыс. человек. Протесты партии Центра и «свободомыслящих» повлекли за собой роспуск рейхстага и новые выборы, на которых консерваторы и национал-либе- ралы заключили союз (картель).

Картельные партии одержали победу, получив больше половины мест (220 мандатов). За социалистов проголосовало на 200 тыс. избирателей больше, чем на предыдущих выборах, но из-за распределения округов и блоковой политики картеля они потеряли 13 мандатов и получили только 11 мес.т. Наибольший урон понесли левые либералы, против которых велась основная правительственная агитация. Они более чем наполовину сократи ли свое представительство, получив всего 32 места, тогда как до этого имели 77 депутатских кресел.

Послушный канцлеру новый рейхстаг утвердил военный бюджет и одобрил увеличение армии. Была реорганизована служба в запасе, что позволяло в случас войны выставить армию в 700 тыс. человек.

B марте 1888 г. скончался император Вильгельм I. Его преемник Фридрих III вступил на престол, уже будучи смертельно больным, и правил всего 99 дней. Cero смертью немецкий либерализм, возлагавший на этого англофила и либерала большие надежды, окончательно потерял шансы занять ведущие позиции в империи.

Отставка «железного канцлера». Вступление на трон в июне 1888 г. сына Фридриха, 29-летнего Вильгельма II, резко пошатнуло положение Бисмарка. Новый кайзер был незаурядной личностью, его отличали живость ума, любознательность и интерес ко всему новому. Ho его способности слишком часто сводились на нет неуравновешенным характером, огромным самомнением и отсутствием человеческого и политического такта. Эксцентричная манера поведения заставляла многих даже усомниться в психическом здоровье нового кайзера, страдавшего явным комплексом неполноценности (левая рука Вильгельма была от рождения парализована).

Современники злословили, что он стремится всюду быть главным: на всяких крестинах — отцом, на каждой свадьбе — женихом, на любых похоронах — покойником.

Вильгельм II был проникнут такими представлениями о роли монарха, которые не укладывались в рамки скромного немецкого конституционализма и недвусмысленно противоречили бисмарковскому стремлению к единовластию. Hc признававший никаких ограничений для своей поли, кайзер неизбежно должен был вступить в конфликт со всемогущим канцлером, который не мог предъявить императору никаких значительных успехов во внешней и внутренней политике. Напротив, в начале 1889 г. Бисмарк потерпел крупную неудачу при попытке заключить союз с Англией, отклонившей его предложение. He случайно газета партии Центра «Германия» писала в апреле 1889 r., что канцлеру «больше ничего не удается».

Ho главной причиной крушения Бисмарка явились не внешние, а внутренние дела. Окончательно выявилась несостоятельность «исключительного закона», что вызывало острсйшис разногласия в правящих верхах и картельных партиях.

1889 и начало 1890 г. принссли рекордное число забастовок (более тысячи). B мае 1889 г. почти 150 тыс. шахтеров Pypa прекратили работу, требуя введения 8-часового рабочего дня, повышения зарплаты, отмены сверхурочного труда. Bo время этой забастовки проявились первые расхождения между императором и канцлером в подходе к рабочему вопросу.

Вильгельм под влиянием своих представлений о Пруссии как о «социальном королевстве», монархе как «отце народа» склонялся к мысли повысить свою популярность отказом от системы репрессивных мер и проведением реформы в области трудовых отношений. Поэтому он потребовал от предпринимателей покончить с рурской забастовкой путем соглашения с рабочими и частичных уступок.

Крайне раздраженный этим Бисмарк предложил бессрочное продление закона против социалистов. Ho при обсуждении в рейхстаге национал-либералы высказались против параграфа о высылке соци:иі-демократов из страны и стояли на своем до конца. Законопроект в январе 1890 г. был отклонен.

B феврале император подписал указы о разработке мероприя- >тий по охране труда, ограничению рабочего дня, введению воскресного отдыха, особых условиях труда женщин и детей, созданию учреждений по урегулированию трудовых конфликтов. Хотя Бисмарк отказался скрепить их своей подписью, он упорно нс хотел подавать в отставку.

Последний удар нанесли ему результаты выборов в рейхстаг в феврале 1890 г. Картельные партии потерпели поражение, потеряв почти половину мест. Сильнейшей фракцией стала партия Центра, левые либералы удвоили свое представительство. Ho главной сенсацией стал успех социалистов, за которых проголосовало больше всего избирателей (почти 1,5 млн человек) и которые получили 35 мост.

Радикальное ухудшение парламентской ситуации привело Бисмарка к мысли о государственном перевороте, провоцировании социально-политических конфликтов, которые могли бы послужить поводом для роспуска рейхстага и отмены всеобщего избирательного права. Он был даже готов похоронитъ собственное детище — империю — путем отказа немецких государей от договора о cc создании, а прусского короля — от императорской короны, чтобы позднее воссоздать ее в чисто авторитарном виде.

Однако император после колебаний отказался принять план Бисмарка, не желая начинать свое правление с острого конфликта с непредсказуемыми последствиями. Провалом окончилась и попытка канцлера заполу’шть поддержку партии Центра. Она была готова при определенных уступках перейти на сторону Бисмарка в союзе с консерваторами, но на этот союз последние категорически не соглашались.

Переговоры Бисмарка с лидером партии Центра Виндхорс- том, о которых Вильгельм узнал задним числом, вызвали его сильнейшее недовольство и послужили формальным предлогом для его требования канцлеру подать в отставку, что и произошло в марте 1890 г. Эра Бисмарказакончилась. B истории Германии началась новая глава.

<< | >>
Источник: И.В. Григорьева. Новая история стран Европы и Америки. Начало 1870-х годов — 1918 r.: Учебник / Под ред. И.В. Григорьевой. — M.: Изд-во МГУ,2001. - 720 с.. 2001

Скачать готовые ответы к экзамену, шпаргалки и другие учебные материалы в формате Word Вы можете в основной библиотеке Sci.House

Воспользуйтесь формой поиска

Глава 2 ГЕРМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ в 1871—1890 гг.

релевантные научные источники:
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История Византии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Казахстана - История кинематографа - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Музееведение - Новейшая история России - Палеонтология - Первая мировая война - Ранний железный век - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век -