<<
>>

§ 1. О ПОНЯТИИ «МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ДИАЛЕКТИКА»

Понятие «материалистическая диалектика» выражает одну из основных философских направлений современности. Материалистическая диалектика представляет собой как философский материализм, так и философское учение о развитии. Она является не только учением о материи как субстанциональном процессе, но и наиболее общей теорией развития материального мира, универсальных закономерностях его развития и отображающих логических формах (законах) мышления. Материалистическая диалектика является современной формой развития материализма. Материалистическая диалектика в основном употребляется в двух смыслах: в широком и узком.

В широком смысле материалистическая диалектика употребляется в качестве диалектико-материалистической философии, или иначе диалектической философии, стоящей на материалистических позициях. В этом понимании материалистическая диалектика выступает как новая современная форма развития материализма. В широком смысле, диалектико-материалистическая философия, кроме собственно диалектики, включает в себя также и прикладную диалектику, то есть философские вопросы природы, общества и духовного мира, их наиболее общие законы развития. В своем внутреннем единстве и целостности они составляют основное содержание диалектико-материалистической философии, в качестве единой общефилософской и мировоззренческой науки.

Согласно известной в популярном виде изложенной формулировке Энгельса предметом философии являются наиболее общие законы развития природы, общества и человеческого мышления. В узком смысле диалектика выступает как наиболее общая теория развития, логика и теория познания диалектико-материалистической философии. В этом понимании диалектика составляет общетеоретическое ядро философской науки, включающей в себя объективный, логический, гносеологический и методологический аспекты. Ее предметом являются всеобщие законы развития внешнего мира и нашего познания.

Надо отметить, что материалистическую диалектику нередко отожествляют с возникновением марксистской диалектики. Особенно критики дальнего зарубежья. Это не соответствует действительности. Так, если рассматривать в историческом аспекте, материалистическая диалектика существует с древнейших времён. Она содержится в учениях даосизма. Гераклита, Аристотеля и других мыслителей. В своем развитии её содержание претерпело существенные изменения. Современное развитие теории диалектики, как представляется, начинается с учения Гегеля. Материалистическая диалектика признает в качестве одного из своих теоретических источников идеалистическую диалектику Гегеля.

Диалектика как общетеоретическая наука имеет в истории стран постсоветского пространства солидную философскую традицию, начиная с трудов среднеазиатских мыслителей (Ибн Сино и др.) вплоть до революционных демократов («Письма об изучении Природы» Герцена и др.). Значительное развитие материалистическая диалектика её основные законы и понятия получили в истории советской философии. Что касается марксистской диалектики, то возникновение её относится к ранним ступеням формирования современного этапа развития материалистической диалектики. Она является одним из ветвей и огосударствленной моделью теории материалистической диалектики. Эта модель получила широкое распространение в период существования Советского Союза. Поэтому как нельзя отожествлять Милетскую школу со всей древнегреческой философией, так и неверно смешивать марксистскую диалектику с материалистической диалектикой.

Здесь надо отметить. По свидетельству Энгельса сам Маркс, видимо, не успел осуществить задуманное, изложить в сжатом и целостном виде свое понимание диалектики. Перефразируя известную мысль можно сказать. Маркс не оставил Диалектику (с большой буквы). Он оставил диалектику «Капитала». Постановка вопроса о дальнейшем развитии материалистической диалектики содержится уже в работах Ф.Энгельса, В.И.Ленина и др. видных представителей марксистской диалектики. Они заложили основы дальнейшей её разработки как новой формы развития материализма. Так, Энгельс рассматривает проблемы диалектики в Природе. Он определяет предмет материалистической диалектики как науку о наиболее общих законах развития природы, общества и человеческого мышления. Он проводит систематизацию видов суждений на основе принципов диалектической логики и др.

В работах Ленина можно отметить различение двух моментов по этому вопросу. Во-первых, по философским воззрениям Маркса, которые претерпели существенные изменения от идеализма к материализму и в которых характеризуются источники и составные части его взглядов. И, во-вторых, это вопросы дальнейшей разработки материалистической диалектики как философского учения о развитии, или иначе, как предельно общую теорию развития бытия и нашего познания, которые в основном содержатся в конспектах «Философских тетрадей».

Ленин также поставил проблему преодоления разделения философии на две составные части, философский материализм и диалектику, путем приведение во внутреннее единство диалектики, логики и теории познания, т.е. в одну и ту же науку и др. Единство диалектики, начиная с 30-х г.г. приняло иную форму. Марксистская диалектика фактически начала исходить из огосударствленной модели, популярно изложенной в четвертой главе книги «История ВКП (б)», положенной в основу советских учебников по философии.

Четвертая глава «О диалектическом и историческом материализме» дала название марксистской философии. Участники, привлеченные к её написанию (Ральцевич и др.), как это видно из содержания преимущественно основывались на двух работах Маркса: на Тезисы о Фейербахе и диалектический метод «Капитала», который Маркс противопоставил гегелевскому как идеалистическому. Отсюда диалектический материализм состоит из синтеза двух разнородных частей: критического восприятия материализма Фейербаха и материалистически осмысленного диалектического метода Гегеля. Модель диалектического материализма и возникла в результате этого сочетания. Поскольку в подготовке книги принял участие Сталин эта теоретическая модель диалектического материализма стала каноном марксистской философии.

Существование двух относительно самостоятельных составных частей или разделов диалектического материализма: теории материализма и диалектического метода создавало определенные трудности, в частности приведении этого учения в систематически целостный вид. Так, фундаментальные понятия материализма: материя, пространство, время, движение и др., выражающие коренные формы бытия с натяжкой вписываются в систему категории диалектики. С другой стороны, отрыв диалектики от её материальной основы приводит к сужению функции диалектики до уровне метода познания, узко гносеологическому учению о познании. Эта разнородность двух составных частей явилось предпосылкой появления двух ветвей развития диалектического материализма, так называемых онтологов и гносеологов.

Если одним из недостатков онтологов было смешение универсальной теории материалистической диалектики с теоретическими разделами общенаучных и частных, особенно естественных наук, то гносеологи сводили материалистическую диалектику по сути к методу, к учению о познании. Так, Деборин и особенно Розенталь рассматривали материалистическую диалектику лишь в качестве метода, примененного Марксом в «Капитале», а сам экономический труд Маркса в качестве философского произведения. Вместе с тем проблему приведения во внутреннее единство двух составных частей – теории материализма и диалектического метода в диалектическом материализме путем диалектизации материализма Фейербаха и материалистической интерпретации Гегелевской диалектики фактически не удалась.

Также и исторический материализм был по сути выведен из исследования экономического базиса, или иначе капиталистического способа производства и в виде формационной теории экстраполирован на историю общества.

В целом эта теоретическая модель в виде диалектического и исторического материализма в связи с переходным периодом исторически изжила себя. Можно отметить и другие причины, обусловившие потребность в дальнейшем развитии материалистической диалектики.

Необходимость в дальнейшем развитии диалектического и исторического материализма была обусловлена рядом причин. Внутренней логикой развития самой философии, когда советская философия продолжала развиваться и в жестких рамках установленных канонов. Развившееся содержание материалистической диалектики начало приходить в противоречие с формой, или иначе, огосударствленной моделью диалектического материализма. Уже к концу советского периода марксистская диалектика начала подвергаться критике за схоластичность, догматизм и др. Чтобы выправить положение были созданы несколько коллективов для написания сборников по диалектике. Однако, несмотря на некоторые положительные результаты этих работ, проблему в целом решить не удалось, поскольку они излагались в рамках работы «О диалектическом и историческом материализме». Особенно этот недостаток проявляется в сборнике, созданном под руководством П.Федосеева.

Недостатки модели диалектического материализма стали проявляться и на практике преподавания. Это не только разделенность на две составные части, но и отсутствие парных категорий, отсутствие некоторых основных законов диалектики, экономическая односторонность формационной теории развития общества и др.

Сказалось также определенное отставание или отрыв от научных достижений особенно в западных странах во многом связанных с установкой игнорировать развивающиеся направления наук в качестве буржуазных, например, известное необоснованно негативное отношение к генетике и кибернетике и др. Это было, прежде всего, результатом борьбы между различными группами естествоиспытателей, которые навешивали друг другу политические и философские ярлыки. Однако причину негативного отношения к достижениям наук стали видеть прежде всего в философии, а не в политических установках «сверху»

Также и содержание переходного периода обусловило отказаться от крайне негативного отношения к немарксистским миросозерцаниям, отгородиться от них берлинской стеной отчуждения и баррикадной конфронтацией, изменить свое действительное отношение к исламу, православию, иудаизму и другим религиям. И, наконец, надо было признать, что наличие существенных различий между материализмом и идеализмом не исключает уважительной толерантности по отношению друг к другу и другие взглядам на мир. В целом общественные процессы вызвали целесообразность по новому взглянуть на соотношение преемственности и отрицания к прошлому, в т.ч. советскому периоду.

Надо отметить, что уже в период развития советской философии во многом были преодолены границы или рамки догматической модели или «схематики» модели диалектического материализма.

Проблема преодоления марксистского этапа развития материалистической диалектики стала особенно актуальной в переходный период обновления, когда на рубеже XX-XXI вв. возникла потребность в дальнейшем разработке материалистической диалектики в качестве наиболее общей теории развития и методологического орудия осмысления процессов возникновения и формирования нового общества. Возникла потребность в инвентаризации, новом осмыслении социально-экономических, политических, философских и других понятий и концепции, чтобы они соответствовали новым историческим реалиям. Переоценки многих ценностей, сопровождавших переходный период обозначили также вопрос об отношении к диалектике.

И здесь не обошлось без крайностей. Проблемы диалектики это, прежде всего проблемы каждой развивающейся науки, которые встают перед ними в свете новой ступени развития познания и логики развития самой науки. Вместе с тем они явились также в результате кризиса общественной системы, который не мог не повлиять на её философию как одну из сфер духовной жизни общества, поскольку диалектический и исторический материализм был приноровлен к обслуживанию прежнего общества. Поэтому существование этих проблем нельзя сводить к кризису материалистической диалектики как науки.

В известном смысле эти проблемы приняли форму вопроса в каком направлении будет развиваться философия в постсоветском пространстве. Отсюда некоторые идеологические и философские направления дальнего зарубежья стремятся подпитывать сомнения и подбросить альтернативу — развивать ли далее диалектику как универсальную философскую теорию о развитии бытия и нашего познания или разрабатывать и придерживаться новых аналогичных неклассическим философиям модернистского и поструктуралистского толка. Так, поструктуралист. П-М. Фуко считает, что язык диалектики неприемлем для языка современной науки. По его мнению, в современной философии термин «диалектика» следует вытеснить введенным им термином «дискурс» (лат. блуждание). Причем некоторые из его взглядов перекочевали в литературу, в т.ч. учебники постсоветского пространства. Так, например. Е.В.Ушаков развивая термин «блуждание» полагает, что предметом философии является «свободный интеллектуальный поиск» (см. Введение в философию и методологию наук М.2005). Однако эта функция не является прерогативой философии, а задачей всех наук. Другие авторы считают, что в современных вариантах диалектики отсутствует понимание её как учения о развитии (см. Краткий философский словарь. М.2003 г.).

Под ширмой отказа от идеологической и философской монополии и за развитие демократического плюрализма мнений постепенно внедряются на почву постсоветского пространства альтернативные взгляды западной философии на понимание философских проблем. Особенно усердствует в этом направлении Минская школа философов (см. Новейший философский словарь. Минск. 2001 и др.). Многие идеи, содержащиеся в некоторых публикациях направленно дисгармонируют с той «солидной материалистической и демократической традицией», которые имеются в истории до постсоветского пространства. Более того считается респектабельным и актуальным излагать иное всему тому, что имело место до переходного периода (после Советского Союза) в истории философской мысли.

В связи с этим можно отметить, что у каждого исторического времени есть свои символы. Меняются времена, меняются и символы. Символы то обожествляют, то свергают с пьедестала. Одни из них более долговечны, другие – быстротечны. Для одних стран исторические личности – это выдающиеся полководцы, для других – подавители национально-освободительного движения. Нередко исторические личности не совпадают со своими символами. Например, Аристотель – основоположник многих европейских наук, в средневековье стал символом теологического миросозерцания и за это подвергался критике материалистами нового времени. Аналогично и Ленин, который стоял у истоков, в частности, украинской советской государственности и резко выступал против оскорбительных кличек, таких как хохол, жид, среднеазиатский баран и т.д., стоял за подлинное равноправие наций, в глазах некоторых несознательных, к сожалению, оказался символом великодержавного засилья. Этот так называемый «Ленинопад». Он коснулся и философии.

Одной из форм проявления негативного отношения к материалистической диалектике является необоснованная критика ее видных представителей, начиная от замалчивания до огульной характеристики. Так, В.А.Канке не жалеет слов, чтобы принизить значение Ленина. Можно привести некоторые из них. Например, философия представлялась Ленину простой вещью, материя первична, сознание вторично. Он знал лишь понаслышке о великих философах. Был не в курсе проблем философии, в частности, об эмпириокритицизме. Ему мало было известно о развитии наук. Его публикации, конспекты и выписки вышли лишь в 1929-30-х годах. Ему было далеко до гениальности Канта. Как исследователь он существенно уступал Марксу и так далее, и тому подобное. И эти примитивные характеристики даются на фоне многочисленных тактичных дифирамб по адресу Маркса как выдающегося мыслителя, философа и общественного деятеля современности (см. В.А.Канке. Философия. Учебник. М.2014).

Также и некоторые другие авторы, к сожалению, например, П.В.Алексеев в своем учебнике, конъюнктурно присоединяясь к критике, приводят высказывания озлобленного на Ленина Бердяева, характеризующего Ленина как нравственного перерожденца «потерявшего различие между добром и злом» и т.д.

Ленин стал символом национального и социального освобождения угнетенных трудящихся всех стран, в частности, Востока. Он был во главе первого в мире победившего государства самих трудящихся. Этот всемирно-исторический опыт, несмотря на ошибки, имел большое значение для будущего развития. Не подверженных ошибкам людей не бывает. Научный социализм Маркса был заранее обречен на неудачу. Он основывался на исследовании «Капитала» и был экстраполирован на масштаб всей страны в виде теории «фабричного социализма». При практическом осуществлении оказался одним из ветвей утопического коммунизма, поскольку не был воспринят крестьянством и средними имущими слоями. Что касается философии в большей мере следует исходить из того, что сделали для науки, а не из того, что не сделали и не слышали обо всех проблемах философии.

Думается, что следует избегать крайностей огульного отношения к символам страны. Такие символы как Кремль, Ленин, Сталинградская битва и другие стали не стираемой страницей истории страны, святыней и гордостью многонационального народа России.

В то же время, видимо следует определить более рациональные и оптимальные критерии соотношения отрицания и преемственности, в частности, к символам, чтобы это воспринималось в качестве исторической реликвии, а не как оправдание ошибок и возврат к прошлому.

За определенным засильем философских новаций наблюдается тенденция подмены и даже устранения теории материалистической диалектики.

Так, в некоторых учебниках диалектику являющейся общефилософской методологией ставят в один ряд с общенаучными методами. Более того некоторые авторы полагают, что диалектику как устаревшую однолинейную необходимо заменить современным многолинейным общенаучным методом — синергетикой.

Стремление «отменить» материалистическую диалектику проявляется также в попытках обосновать, что у диалектики и философии вообще нет своего объективного предмета или собственного объекта рассмотрения во внешнем мире. Так, некоторые авторы, повторяя высказывания В.Виндельбанда, пишут, что у философии не остается своего предмета. Аналогично дочерям короля Лира, которые поделили между собой его владения, оставив короли без королевства, так и конкретные науки разобрали предмет философии. Виндельбанд на основе своего исторического анализа отбирания и суживания конкретными науками предмета философии ставит проблему перехода философии на ценностную оценку.

При этом он, по сути, исходит из кантианского взгляда, что сущность мира и его всеобщие признаки непознаваемы, и поэтому объективно-всеобщее не может быть предметом философии. Иначе говоря, вопрос о всеобщем как предмете философии подменяется этико-эстетическими категориями культуры (благо, красота, святость и др.) Философия должна стремиться познать не сущность мира и его всеобщие стороны и свойства, а интересоваться ценностными и оценочными понятиями, выражающими человеческое отношение и оценку. Однако эти ценностные понятия являются не специально философскими, субстанциональными категориями, а понятиями или категориями теоретических разделов культурологических дисциплин.

Ценностные оценки возникают прежде всего на практически — прикладном уровне развития познания на ступени практической значимости для жизнедеятельности человека, а не субстанциональном общефилософском уровне. Поэтому взгляды Виндельбанда объективно выражают стремление рассматривать предмет философии не на общетеоретическом собственно философском уровне, а на общенаучном в качестве теоретического раздела конкретных наук и его фундаментальных понятий. Однако следует отметить, что конкретные науки, суживая предмет философии, забирают не всё, а единичные, особенные или специфических свойства и качества, присущие соответствующей им сферам действительности, а не всеобщие признаки и стороны с соответствующими методологическими, логическими и универсально онтологическими проблемами.

Каждый отдельный предмет или явление представляет собой внутреннее единство единичных, особенных и всеобщих признаков и сторон. Поэтому в принципе каждый предмет может быть объектом философского рассмотрения. Так, кроме индивидуальных, неповторимых и особенных свойств и качеств каждый предмет в своеобразном виде существует в пространстве и времени, имеет форму и содержание, имеет причину своего возникновения, ему присущи необходимые и случайные признаки и др., т.е. всеобщие признаки и стороны, которыми оперируют философские категории. Причём только философия как мировоззренческая наука может рассматривать конкретные науки в их систематически целостном виде. Таким образом, для философии нет необходимости в дублировании конкретных наук.

В связи с этим возникает вопрос о более конкретном понимании объективно – всеобщего как предмета философии.

Так, диалектическое понимание объективно-общего иное и отличается от номиналистического. Как известно, номинализм либо отрицал реальность общего или сводил его к выражению совокупности единичных вещей и сходных их сторон. Даже у французских материалистов, например, у П.Гольбаха мы видим аналогичное понимание внутренней общей природы вещей. Он определяет общую природу вещей как внутреннюю целостность, состоящую из совокупности элементов, частей, сторон. В действительности они являются носителями внутренней общей природы вещей. Вместе с тем этот подход является шагом в сторону спинозовского понимание общего в природе вещей как взаимодействия связей и отношений.

Проблема предмета философии в связи с процессом отпочкования и дифференциации конкретных наук может возникнуть лишь при номиналистическом понимании объективно-общего как простой суммы или множества единичных вещей. Так, при своем развитии дерево не распадается на простую совокупность отдельных стволов, ветвей и листьев. Соответственно не исчезает объективная основа общего понятия о дереве, выражающего общую природу дерева. Наоборот, с возникновением кроны содержание общего понятий о дереве обогащается такими понятьями как листья, ветви стволы.

В самом общем понимании предметом материалистической диалектики является объективно – всеобщее или образно говоря, большой круг. В отличие от особенных и единичных кругов, которые возникли в процессе развития большого круга и которые являются предметом рассмотрения общенаучных дисциплин и частных, конкретных наук, большой круг является объектом рассмотрения философии. Вместе с тем под объективно-всеобщим понимается не только абстрактно — всеобщее, но и конкретно – всеобщее, включающее в себя все богатство содержания признаков, качеств особенных и единичных кругов. В этом смысле объективно – всеобщее есть синоним категории объективной реальности. Было бы неверно полагать, что после дифференциации и выделения из большого круга особенных и малых кругов за материалистической диалектикой остается только абстрактный большой круг в чистом виде.

Выделение частных наук из единой универсальной науки есть двоякий процесс дифференциации и интеграции. Это предполагает не только аналитическое, но и синтетическое рассмотрение предметов философии и частных наук в единстве и во взаимосвязи. Процесс отделения частных наук не только не исключает философию, но и предполагает её наличие в человеческом познании. Поэтому отрицание или устранение философии как излишнюю и дублирующую отрасль знания не корректно. Неокантианское отрицание познаваемости объективно – всеобщего как сущности всех вещей есть тем самым устранение действительного предмета философии. Необходимо рассмотрение предмета материалистической диалектики и частных наук не в их противопоставлении или взаимоисключении, а во внутреннем единстве.

Таким образом, стремление устранить объективно – всеобщее как предмет философии и подменить его в качестве объекта философии культурологическими категориями или подменить диалектику такими общенаучными методами как синергетика или свести её к гносеологической науке, исследующей возможности человеческого познания и т.п. есть на деле попытки отрицания материалистической диалектики как философской науки.

Также следует отметить, что другой критик материалистической диалектики К.Поппер исходит не только из признания развития научного познания и относительности и наших знании о действительности, а также, видимо, из знакомства с популярной литературой по марксизму – ленинизму. Он пытается приписать материалистической диалектике претензии на абсолютное знание объективно – всеобщих законов развития. Это не соответствует действительности. Видные представители материалистической диалектики неоднократно подчеркивали, что хотя диалектику можно охарактеризовать как философскую науку о всеобщих законах развития, но вместе с тем в виду необъятности мира диалектика является учением о наиболее общих законах развития не в абсолютном, а относительном смысле. Иначе говоря, в виду бесконечности и безграничности объективной реальности человеческое познание не может охватить весь внешний мир в целом, дать абсолютное знание о его наиболее общих законах.

Диалектика не может быть учением о развитии всей объективной реальности в целом. Категории диалектики дают лишь приблизительно верное отражение объективно – всеобщих связей и отношений. Поэтому наше познание универсальных законов всегда относительно. Абсолютность содержания универсальных законов диалектики может употребляться в том смысле, что диалектика дает приблизительно верную картину о наиболее общих законах развития, соответствующую уровню нашего познания о них.

В связи с вышеизложенным возникает вопрос, что является предметом материалистической диалектики, предметом собственно философии, предметом диалектики как науки в узком смысле этого слова. Как и всякая наука материалистическая диалектика имеет свой предмет, т.е. объекты своего рассмотрения, исследования, объяснения и практического применения. Естественно, различные философские направления интерпретируют его по-разному. Любая отрасль человеческого познания, чтобы выступать в качестве науки должна основываться на знании объективных законов вещей и явлений. Поэтому для понимания предмета диалектики имеет большое значение выяснение специфики законов, которые она исследует. Как представляется, правы те авторы, которые исходят из того, что предметом диалектики как науки являются законы объективно – всеобщего.

Одним из важнейших признаков законов материалистической диалектики является не только всеобщность, но и субстанциональный характер этих законов. В этом смысле объектом диалектики является материальная субстанция. Она рассматривает наиболее общие, существенные и фундаментальные свойства и признаки субстанции и всеобщие закономерности ее развития. Законы материалистической диалектики отображают объективно – всеобщее в качестве единой субстанциональной основы бытия и развития вещей и явлений внешнего мира и нашего познания.

В этой субстанциональности заключается одно из основных отличий законов диалектики от законов частных и конкретных наук. Здесь, забегая вперед, видимо, требуется для ясности, внести некоторые уточнения в понятие субстанции в диалектике, которое более конкретно будет рассмотрено в разделе о материи. Надо отметить те рациональные идеи, которые содержатся в учениях о субстанции у выдающихся представителей диалектики (Б.Спинозы, Ф.Энгельса и др.), которые считали, что конечной причиной бытия и развития единичных вещей является всеобщий процесс мирового взаимодействия связей и отношений. Материальная субстанция и есть всеобщий процесс этого взаимодействия, которое является причиной самое себя позади которого, по мнению Энгельса, ничего нет.

Материалистическая диалектика не отожествляет вещественность с материей, а рассматривает её как одно из состояний материи, которое может возникать и исчезать. Диалектика рассматривает материю как всеобщий процесс мирового взаимодействия связей и отношений. Поэтому материалистическая диалектика является и учением о материальной субстанции, т.е. философским материализмом и учением о развитии отображаемых её категориями связей и отношений, т.е. наиболее общей философской теорией развития. Тем самым преодолевается разделенность этого философского учения на две составные части: материализм и диалектику.

Диалектика и как философский материализм и как учение о развитии – это одна и та же наука или иначе два аспекта одной и той же науки. Материалистическая диалектика, с одной стороны есть наиболее общая теория решения основного вопроса философии, поскольку она обосновывает объективный процесс мирового взаимодействия в качестве всеобщей и единой субстанциональной основы бытия и развития вещей и явлений. С другой – выступает как наиболее общая теория развития всеобщих связей и отношений. Законы философского материализма и законы диалектики одни и та же. В этом заключается суть внутреннего единства материализма и диалектики, а не в диалектизации материализма Фейербаха и материалистическом истолковании диалектики Гегеля, т.е. в синтезе рациональных зерен их учений.

Поскольку диалектика имеет своим специфическим предметом рассмотрения особую сферу материального мира – объективное – всеобщее, то отсюда соотношение диалектики с частными науками выражает соотношение всеобщего с особенными и единичными сторонами вещей. Иначе, может выражать отношение теории всеобщего процесса развития к теориям особенных и отдельных процессов развития вещей и явлений. В этом соотношении проявляется новая сторона предмета диалектики. Законы диалектики выражают то общее и сходное, которое присуще законам частных наук.

Так, конкретные науки «имеют дело» с определенными законами: астрономия с законами Кеплера, механика – с законом Архимеда, физика – с законом Ньютона, химия – с законом Авогадро и т.д. Диалектика рассматривает, что такое «закон вообще». Иначе говоря, рассматривает общие, существенные, устойчивые признаки, которые присущи конкретным законам. Кроме того диалектика имеет и «собственные» специфические законы. Это, так называемые, основные законы диалектики, формулируемые как закон перехода количественных изменений в коренные качественные, закон отрицание отрицания и др.

Эти универсальные законы диалектического развития в различных сферах действительности: природы, общества и мышления проявляются по разному, в различных модификациях. В популярной литературе нередко смешивают природные и общественные формы проявления этих законов с самими основными законами диалектики. Так, приводимые примеры изменения агрегатного состояния воды из жидкого в парообразное при повышении температуры, преобразование зернышка в зеленый росток, а затем вновь появление зерна в колосьях развивающегося растения и др. не являются законами диалектики, а законами физического и биологического мира, различными формами проявления диалектических законов, которые используются в качестве примеров для популярности изложения.

Кроме основных законов диалектики в предмет диалектики входят категорий. Их некоторые авторы называют не основными законами. Философские категории – это фундаментальные понятия диалектики из всеобщности содержания, которых вытекают их особенности как предельно общих понятий. Так, понятие «жизнь» выражает биологическую сферу действительности, «стоимость» - экономическую, «государство» выражает общественно – политическую и т.д. Эти понятия не имеют существенного значения для отображения других сторон действительности.

Однако категории материя, пространство, время, движение и др. выражают все сферы действительности, поскольку все вещи – материальны, существуют в пространстве и времени и т.д. Отсюда вытекает их универсальная применимость и предельная общность, которую некоторые авторы пытаются объяснить дублированием. В силу особенностей содержания категории диалектики в отличие от понятий частных наук определяются не через родо – видовые отношения, а, как правило, посредством взаимоотношений парно – противоположных категории. Например, возможность определяется как нереализованная действительность, а действительность как реализованная возможность и т.д.

В предмет диалектики входят также такие законы или формы мышления как понятия, суждения, умозаключения и методы мышления. Однако они в большей мере исследованы, ещё со времен Аристотеля¸ как законы формально - логического, а не диалектического мышления. В целом степень разработка законов диалектики как в отдельности, так их в систематическом целостном единстве ещё желает много лучшего

В особенностях мировоззренческой, методологической и других функциях диалектики в их взаимоотношениях с другими науками проявляется новая сторона содержания предмета диалектики. Можно отметить некоторые из них.

Мировоззрение, как известно, внутренне связанная совокупность представлений, взглядов, знаний о мире в целом и его законах. Поскольку предметам диалектики является объективно – всеобщее его законы и категории диалектики, то только материалистическая диалектика может дать представление о мире в целом и в этом смысле быть мировоззренческой наука. Частные науки изучают законы, присущие определенным сферам действительности. Поэтому они не могут выполнять фактически мировоззренческую функцию, но они могут привносить свою специфику в мировоззрение. Отсюда, в частности, различия в мировоззренческих взглядах физика, врача и политика.

Из того обстоятельства, что законы и категории диалектики отображают наиболее общие связи и отношения, которые действуют во всех вещах и явлениях действительности вытекает их большое методологическое значение. Иначе говоря, диалектика выступает как методология, т.е. универсальный метод или способ мысленного познания и освоения действительности. Так, даже если у нас нет конкретных знании о существующем, но ещё неизвестном объекте познания, например, химическом элементе в таблице Менделеева, микробе вызывающем болезнь, планете солнечной системы и др., но мы, употребляя кантовскую терминологию, априорно знаем об отображаемых категориями, всеобщих закономерностях бытия объекта познания.

Это то, что объект материален, существует в определенных пространственных и временных отношениях, ему присущи причинные связи, закономерности формы и содержания. Это освещает общую направленность и рамки исследование объекта. Диалектическая методология дает исходные принципы познания, которые лежат в основе общенаучных и конкретных методов экспериментального исследования. Таким образом, односторонне сводить диалектику как к гносеологической науке так исключать гносеологические и методологические аспекты и функции предмета диалектики неправомерно. Предметом материалистической диалектики являются как объективные наиболее общие закономерности связей и отношении процесса развития, так и отображающие их логические законы и формы нашего мышления.

В целом материалистическую диалектику необходимо совершенствовать и развивать в соответствии с требованиями и задачами современности, а не устранять и отказываться от неё в качестве устаревшей теории развития.

<< | >>
Источник: Сеитов Пулат Давлетович. Материалистическая диалектика как философское учение о развитии. Нукус 2015. 2015

Скачать готовые ответы к экзамену, шпаргалки и другие учебные материалы в формате Word Вы можете в основной библиотеке Sci.House

Воспользуйтесь формой поиска

§ 1. О ПОНЯТИИ «МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ДИАЛЕКТИКА»

релевантные научные источники:
  • Ответы к экзамену по Теории государства и права
    | Ответы к зачету/экзамену | 2016 | Россия | docx | 0.37 Мб
    Теория государства и права в системе гуманитарных наук. 2. Теория государства и права в системе юридических наук. 3. Предмет теории государства и права. 4. Методология теории государства и права:
  • Философия. 75 ответов к экзамену
    | Ответы к зачету/экзамену | 2017 | Россия | docx | 0.5 Мб
    Предмет и методы философии. Структура философского знания. Функции философии. Основной вопрос философии и его аспекты. Первые философские (досократические) школы Древней Греции. Философия софистов и
  • Избранные философские труды II
    Бакрадзе К.С. | Издательство Тбилисского университета, 1973 | Научная книга | 1973 | Грузия | docx | 0.56 Мб
    Труд посвящен одному из актуальных и сложных вопросов истории диалектики. Глубоко и по-новому трактуя средоточие всей гегелевской философии — проблему соотношения ее системы и метода, автор дает
  • Притязание разума. из истории немецкой классической философии и литературы
    М.БУР и др. | Москва, Издательство «Прогресс» 1978 | Научная книга | 1978 | docx | 0.37 Мб
    Немецкая классическая буржуазная философия от Канта до Гегеля и Фейербаха составляет часть, вершину и завершение истории классической буржуазной философии. Под классической буржуазной философией мы
  • Философия истории Гегеля
    Каримский А.М. | М.: Изд-ва МГУ,1988. — 270 с. | Научная книга | 1988 | docx | 0.3 Мб
    В книге раскрываются наиболее содержательные аспекты философии истории Гегеля, их значение для подготовки материалистического понимания истории, освещается идейно-теоретическая борьба вокруг этой
  • Поощрение как метод правового регулирования
    Киселева Ольга Михайловна | Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. САРАТОВ - 2000 | Диссертация | 2000 | Россия | docx/pdf | 4.06 Мб
    Специальность 12.00.01 - Теория права и государства; история права и государства; история политических и правовых учений. Актуальность темы исследования. Специфика развития современных общественных
  • Ответы на экзамен по предмету Философия
    | Ответы к зачету/экзамену | 2016 | Россия | docx | 0.2 Мб
    1. Мировоззрение, его структура и основные типы. Философское мировоззрение. 2. Основные учения древнеиндийской и древнекитайской философии. 3. Учение о первооснове всего сущего в философии Древней
  • Ответы к экзамену по Философии
    | Ответы к зачету/экзамену | 2017 | Россия | docx | 0.43 Мб
    Мировоззрение, его структура и основные типы. Философское мировоззрение Ценности и ценностные ориентации. Что такое ценность, а что такое оценка Французское просвещение и фил. материализм 18 века.
  • Ответы к экзамену по Философии
    | Ответы к зачету/экзамену | 2017 | Россия | docx | 0.19 Мб
    1. Философия как наука об истине, теория познания и самый общий метод исследования. 2. Основной вопрос философии. 3. Философия как мировоззрение (онтология). Натурфилософия. Социальная философия
  • Философия и культура
    Ильенков Э.В. | М.: Политиздат,1991.— 464 с.— (Мыслители XX века). | Научная книга | 1991 | docx | 0.79 Мб
    Проблемы человеческого мышления, сущности творческой деятельности человека — предмет размышлений известного советского философа Эвальда Васильевича Ильенкова (1924—1979). Его работы отличают